КИЛЛИАН ПЭЙТОНКЛИФФ ХОЛДЖЕРИЛАЙ БЕРРИГАН
ГРЕХ НЕ В ТЕМНОТЕ, НО В НЕЖЕЛАНИИ СВЕТА
месяц солнца, 1810 год
Тёмное фэнтези | NC-17
Месяц солнца принёс в Дагорт дурные известия: мало хорошего в новостях о том, что в Редларте начали пропадать люди. Там и раньше было не слишком спокойно: большинство жителей ушло оттуда с приходом Пустоты. Остались лишь самые смелые или самые упрямые (хотя их принято звать глупцами). Более того, остался в Редларте и весь род Пэйтонов, не пожелавших бросить родной город. Кто-то говорит, что тучи сгущаются и грядёт буря — вполне возможно, что будет так.
» сюжет и хронология » правила проекта » список ролей » календарь и праздники » география и ресурсы » власть и образование » религия » технологии и оружие » ордена и союзы » пути и пустота » бестиарий » гостевая книга » занятые внешности » нужные персонажи » квестовая

Дагорт

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дагорт » Личные эпизоды » 25, месяц дождей, 1810 — хлеб и зрелища для народа


25, месяц дождей, 1810 — хлеб и зрелища для народа

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://ipic.su/img/img7/fs/AHorseRaceintheHippodrome(1).1562792389.jpg


Альрик ван Гарат & Эласадж БерриганКаждый получает по заслугам. Рано или поздно все платят, все страдают.

Приближается месяц солнца, а это значит - вот-вот начнутся приготовления к летним скачкам в Редларте, а это значит - короне придется выделить на это крупную сумму денег, а это значит - старший инспектор торговой палаты уже спешит на поклон к королю... точнее, к королеве, ведь Его Величество временно не принимает посетителей, да благословят его Семеро.

Отредактировано Альрик ван Гарат (2019-07-11 11:36:07)

+1

2

В пустующих коридорах королевского дворца эхом отдавались быстрые шаги старшего инспектора торговой палаты. День выдался пасмурный, и в оплоте королевской семьи было на удивление тихо: у прислуги не было времени праздно шататься по дворцу, а столичные вельможи не заглядывали сюда без дела. После появления Пустоты и воздвижения купола жизнь во дворце поменяла свой привычный темп. Все реже проводились званые вечера, кушанья становились все более скромными (к неудовольствию многих, в том числе барона ван Гарата), а светские разговоры и смех дам в пестрых нарядах сменились тишиной в коридорах. С недавних пор король стал вести затворнический образ жизни и все реже появляться на людях, из-за чего и без того неспешная жизнь дворца словно замерла. Разве что шаги стражников и приглушенные голоса слуг за закрытыми дверьми разбавляли эту гнетущую атмосферу, а особо чуткий слух мог уловить возню мышей за стенами.

Однако Альрик ван Гарат явился сюда не с целью оживить обстановку. Его вполне устраивал тот факт, что больше не приходится расшаркиваться и кланяться по сто раз прежде, чем добраться до нужной залы; он не скучал по пустой болтовне светского общества Дагорта и сейчас наслаждался тишиной. Будучи прагматичным человеком, он не любил тратить свое и чужое время на бесполезные разговоры. Сегодня он был приглашен на аудиенцию к королеве, дабы обсудить предстоящие летние скачки в Редларте, а точнее их финансовую составляющую. При дворе барон был известен тем, что всегда щедро выделял деньги из казны на разного рода фестивали и увеселительные мероприятия для короны, хотя сам редко присутствовал на них. Однако казна Дагорта была не безгранична, и после падения материка под натиском Пустоты внешняя торговля прекратилась, а вместе с ней и поток золота из других королевств. В этом году многим пришлось затянуть потуже пояса, но это вовсе не значило, что предстояло отказаться от традиционных скачек – одного из главных событий лета.

Аудиенция была назначена в Картинном зале, который многие называли гордостью королевы, а некоторые (за глаза) – религиозным недоразумением, ведь стены зала были увешаны произведениями искусства преимущественно церковной тематики. Слуга услужливо распахнул перед бароном массивную дверь, и мужчина вошел в роскошное помещение. Со стен на него взирали различные зарисовки по мотивам священных текстов, каноничные сцены из жизни Семерых и прочие любопытные шедевры. Альрик знал, что многие из них были привезены сюда с материка и когда-то отличались особой ценностью. Сейчас, правда, большинство картин обесценилось, ведь коллекционеры из других стран уже не могли скупать их на аукционах, а в самом Дагорте осталось крайне мало известных художников.

Как и подобает этикету, члены королевской семьи появлялись на приемах в числе последних, так что старшему инспектору пришлось выбрать себе подходящее место и устроиться поудобнее в ожидании Ее Величества. В такие моменты он почти мог представить, какие чувства испытывают люди из народа в присутствии знати. Почти, но все же недостаточно хорошо. Его безбедное существование в одном из столичных особняков не тревожили те нужды, с которыми изо дня в день сталкивались крестьяне и рабочие по всему королевству. Так что сейчас ему оставалось лишь лицезреть многочисленные картины, развешенные в соответствии с системой, ведомой одной лишь королеве, и ждать ее появляения.

+2


Вы здесь » Дагорт » Личные эпизоды » 25, месяц дождей, 1810 — хлеб и зрелища для народа