КИЛЛИАН ПЭЙТОНКЛИФФ ХОЛДЖЕРИЛАЙ БЕРРИГАН
ГРЕХ НЕ В ТЕМНОТЕ, НО В НЕЖЕЛАНИИ СВЕТА
месяц солнца, 1810 год
Тёмное фэнтези | NC-17
Месяц солнца принёс в Дагорт дурные известия: мало хорошего в новостях о том, что в Редларте начали пропадать люди. Там и раньше было не слишком спокойно: большинство жителей ушло оттуда с приходом Пустоты. Остались лишь самые смелые или самые упрямые (хотя их принято звать глупцами). Более того, остался в Редларте и весь род Пэйтонов, не пожелавших бросить родной город. Кто-то говорит, что тучи сгущаются и грядёт буря — вполне возможно, что будет так.
» сюжет и хронология » правила проекта » список ролей » календарь и праздники » география и ресурсы » власть и образование » религия » технологии и оружие » ордена и союзы » пути и пустота » бестиарий » гостевая книга » занятые внешности » нужные персонажи » квестовая

Дагорт

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дагорт » Личные эпизоды » 21, месяц ветров, 1809 — «истину надо искать»


21, месяц ветров, 1809 — «истину надо искать»

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://ipic.su/img/img7/fs/Epizod.1560258792.png


Зоркая Мэгги, Дана Тан, Андреас ТанКаждый получает по заслугам. Рано или поздно все платят, все страдают.

День смерти —  странный «праздник», к которому трудно привыкнуть. Символично, что кто-то попытается найти ответы о том, что по ту сторону —  и ответы эти якобы есть у живых.

0

2

«День смерти», называли здесь этот праздник, и это был еще один обычай, который казался чужакам странным  —  по крайней мере, обоим Танам; мертвые —  это мертвые, ты можешь вспоминать их, но какой смысл рядиться в вороньи перья и маски, да и приходить в храмы или Мемориал —  тоже довольно бессмысленно.
Дагорт думал иначе. С утра рынок пустовал, Андреасу едва удалось раздобыть яйца, пряности и свежий хлеб. Булочник ушел почтить покойных родителей, осталась его младшая дочь, Эмма; взвешивая медными гирьками пахнущий тмином черный и еще горячие булочки с изюмом и глазурью, рассказывала про покойную бабку, про двоюродную бабкину тетку, про утонувшего пять лет тому назад деда —  крепкий, мол, был мужик, да и не пил вовсе.
- А все это колдовство, знаете, —  заявила Эмма.
К «колдовству» за каждым углом Андреас привык. Местные были суеверны: в ветряк щепка попала —  колдовство, корова подохла  —  оно же, порчу навели, у кого-нибудь пожар —  ну, уже понятно, темные боги, а то как же. Ванильно-коричная с ноткой кардамона глазурь в мягком горячем хлебе оправдывала все эти сплетни, так что Андреас слушал и кивал, как обычно.
- Можете не верить, —  фыркнула Эмма. - Старик тогда хлеб вез одному вельможе, а ему на пути попадись ведьма. Продай, говорит, хлеб, заплачу  вдвое. Ну, а он… кто ж захочет с ведьмой связываться? И только лошадь подстегнул. Так вот, двух месяцев не прошло, как к семерым отправился…
О логической связи между событиями можно было забыть.
- Ой, да сами сходите! Она нынче здесь, у леса —  Зоркая Мэгги ее звать, —  Эмма понизила голос до шепота. —  Говорят, ее темные боги избрали. А еще, говорят, она желания исполняет. В день мертвых-то точно в полной силе.
Девушка отпрянула.
- Хотя нет, не ходите. Может, вы и чужак, но вы папашу лечили от ломоты в  костях, и мне тогда помогли, когда кашляла. Ведьма из вас душу вынет и сожрет.  Не ходите. Забудьте, болтаю всякое, не слушайте…
- Спасибо, Эмма.
Это прозвучало немного более церемонно, Андреас уже вполне освоил язык, но иногда акцент и своеобразный выговор становился сильнее. Например, когда приходили в голову странные идеи. Ведьма, которая исполняет желания? Живет возле леса?
Дана поднимет его на смех, но…
Почему бы и нет?

+4

3

- Нет, спасибо.
Тон Даны был холоднее индарской зимы - чуть задержишься на одном месте, заморозит насмерть. И относилось это выражение не к принесенным братом вкусностям, от свежей буханки был отломан некрасивый кусок, и, несмотря на возмущения, тут же запихан к рот. А к его предложению, высказанному почти с порога. У леса сегодня будет “самая настоящая” ведьма, давай, Дана, сходим, и посмотрим на нее вблизи!
- У меня слишком много дел, чтобы наблюдать за суеверными плясками местных жителей.
Это прозвучало в достаточной степени высокомерно, да и насчет множества дел Дана приукрасила, но факт оставался фактом: невежество обитателей Дагорта, стремление в каждом явлении видеть проявление темной магии, порядком раздражало, а Андреас еще и хочет… чего? Чтобы они участвовали в этом? К ним только начали привыкать, а завидя рядом с “настоящей ведьмой” вполне могут заподозрить в сношениях с этой самой колдуньей.
Не говоря уж о том, что сама Дана ни на грош не верила в то, что ведьма может быть кем-то, кроме как опытной шарлатанкой.
- Но если тебе неймется, - заметила она, демонстративно утыкаясь в толстый журнал, где вела график исследований, - то можешь сходить туда сам.
- Я не больше твоего верю в суеверия, - Андреас обошел сестру и сел рядом, разламывая одну из сладких булок. Купленное к обеду грозило исчезнуть задолго до урочного часа. - Но если мы не узнаем, о чем они говорят, то так и останемся между… как это говорят? Между небом и водой?
Он использовал выражение на Общем, в котором не был уверен.
- Один я не хочу идти. Ты замечаешь больше тонкостей, нюансов, да и просто соображаешь быстрее.
Андреас откровенно подлизывался к сестре. В своей обычной манере, голос звучал сухо и как будто без эмоций, но Дана-то знала.
- Между небой и землей, - машинально поправила Дана, и, вздохнув, отложила свою тетрадь. - Ладно. После обеда недолгие прогулки могут быть даже полезны.
Точного адреса ведьмы, конечно, они не знали. Дочка пекаря выдала Андреасу ориентир “у леса”, который мог означать что угодно, ведь лес, он, как известно, большой, и подлесок, соответственно... Ну не интересоваться же у встреченных прохожих “как пройти к ведьме”? Ладно, Дана решила, раз эта гениальная идея пришла в голову брату, пусть он и разбирается. Он и разбирался - по крайней мере, шествовал с довольно уверенным видом.
- Там должен быть пестрый шатер, - мрачно фантазировала Дана, - увешанный цветными лентами и птичьими и собачьими черепами. Для антуража.
Должно быть, она просто сошла с ума, раз позволила Энди уговорить себя.

+4

4

Жилище ведьмы нынче сложно не заметить: вокруг ветхой избы развернулся целый разбойничий лагерь. Костер дымит,над ним кипит варево. Бандиты переругиваются меж собой, но делают это необычайно тихо, чуть ли не с уважением. Сегодня - день особенный. У каждого есть, кого помянуть в такой день.
Вот и гудят потихоньку, под вечер как пить дать, зальют свои печали горячительным, да поплачутся друг другу в жилетки. Набожностью они не страдают, а вот к Зоркой Мэгги зайти, да попросить передать пару слов "туда" - запросто, она в этом понимает. Она и их души проводит, коли кто помрет от клинка или чумки.

Мужики косятся на чужаков, разодетых, чопорных, но взглядами и ограничиваются. Знают, что те, скорее всего, к Зоркой Мэгги. А ежели не было других указаний, ее гостей трогать нельзя. На их вопрос тощий вор тыкает пальцем на избу, попутно выковыривая из зубов остатки предыдущей трапезы. После этого разбойники теряют к чужакам всякий интерес. Варево с плотным хлюпаньем начинает разливаться по плошкам, куда там до господ.

Изба темна, ставни и дверь закрыты. Низенькая, прохудившаяся крыша наспех прикрыта еловыми ветвями. Ни тебе черепов, ни лент, ни красок - лишь брошенное когда-то жилище. Перед дверьми стоит рослый бугай: кулачищи размером чуть ли не с тыкву, взгляд прозрачных глаз колкий, цепляется за качество одежды да чистоту лиц.
- Покудова нельзя к ней, - бурчит он, пшеничные усы ходуном ходят. - Ждать надобно.

+3

5

Совместно

- По крайней мере, мы пришли по адресу, верно?
Что-то подобное Андреас уже видел в землях Дагорта.
Нет, никаких ведьм. Скорее - то ли бродячий цирк, то ли притон, то ли бордель, то ли все сразу. Несколько раз их с Даной приводили в подобные места: надо было помочь неким темным личностям, да так, чтобы лекари не задавали лишних вопросов. Вопросов Таны действительно не задавали.
Обычно.
Сейчас же они пришли именно за тем, чтобы задать пару вопросов, что же до личностей,собравшихся на опушке леса... люди как люди. Разожгли костры, жарят какое-то мясо, пьют из непонятных сосудов нечто, пахнущее жженой доской. Несколько косых взглядов, но лично Андреаса они не пугают. Разбойники и прочий сброд - суеверные люди, даже по меркам Дагорта суеверные, и вряд ли нападут в «священный» день.
Здоровяк вот ведет себя будто вышибала в таверне.
А уж отвечает с важностью, словно эта «ведьма» - не меньше, чем королева, а он ее верный страж. И они тут, явились, просители.
- Скажи ему, что мы по важному делу, - Дана лучше знает местное наречие, а Андреас показывает монету. Универсальный способ договориться. Дана все еще, похоже, настроена очень скептично, брата же разобрало любопытство: ну ради чего-то собрались все эти люди, не так ли?
- У нас срочное дело, - повторяет Дана необычному швейцару.
Взгляд же, которым она одаривает брата, выразителен - дорогой Энди, как бы говорит он. Ты действительно сомневаешься в том, что ведьма, окружающая себя подобным сбродом, кто-то еще, кроме как мошенница? И вздумай кто-то из этих людей проверить содержимое кошелька (у самой Даны в карманах только несколько мелких монет), соотношение сил так себе.
Впрочем, она не боится - бродячие псы могут укусить, но даже бродячим псам в человеческом обличье им случалось помогать: вытаскивать занозы из лап, накладывать повязки. Таны не спрашивали, откуда у них та или иная рана.

+1


Вы здесь » Дагорт » Личные эпизоды » 21, месяц ветров, 1809 — «истину надо искать»