КИЛЛИАН ПЭЙТОНКЛИФФ ХОЛДЖЕРИЛАЙ БЕРРИГАН
ГРЕХ НЕ В ТЕМНОТЕ, НО В НЕЖЕЛАНИИ СВЕТА
месяц солнца, 1810 год
Тёмное фэнтези | NC-17
Месяц солнца принёс в Дагорт дурные известия: мало хорошего в новостях о том, что в Редларте начали пропадать люди. Там и раньше было не слишком спокойно: большинство жителей ушло оттуда с приходом Пустоты. Остались лишь самые смелые или самые упрямые (хотя их принято звать глупцами). Более того, остался в Редларте и весь род Пэйтонов, не пожелавших бросить родной город. Кто-то говорит, что тучи сгущаются и грядёт буря — вполне возможно, что будет так.
» сюжет и хронология » правила проекта » список ролей » календарь и праздники » география и ресурсы » власть и образование » религия » технологии и оружие » ордена и союзы » пути и пустота » бестиарий » гостевая книга » занятые внешности » нужные персонажи » квестовая

Дагорт

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дагорт » Личные эпизоды » 28, месяц Луны, 1788 - Лёгкой смерти тебе


28, месяц Луны, 1788 - Лёгкой смерти тебе

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://ipic.su/img/img7/fs/Epizod.1560258792.png


Зоркая Мэгги & Калеб ЗингерКогда крыса одна - ты ешь ее. Когда крыс много - они едят тебя.

Маленькие дети ищут помощи и доброго к себе отношения. Потом в одиночестве горькие слезы льют, разочаровываются.

+1

2

[icon]http://www.picshare.ru/uploads/190721/Zl95s88S1h.png[/icon][nick]Маргарет[/nick][status]Никто не увидит страха на лице[/status]

Тусклый свет вычерчивает девичье запястье, что гребень сжимает. Пламя волос струится через зубцы и падая скрывает тонкий стан своею стеною. Она в комнатке одна, никто не беспокоит, девочки не сунут любопытный нос за дверь.

Грязнуха.

Шепот за спиной, хихиканье уже не ранят Маргарет, как раньше. От подкожной стали отскакивают слова-стрелы, да обидчикам глаза выкалывают. Девочки не хотят жить с ней, визжат, плюются, слюной исходят. Но Маргарет любят гости, и она остается при своей комнатушке, с гребнем, соломенной кроватью и грубо обтесанным столом - того и гляди, посадишь занозу.

Дура.

Кому нужна бесхозная девчонка, без мужа и без двора, дикая, работу просящая? Еще и прокаженная, с одного взгляда видно: больная. Ни имени своего не знает, вместо сапог на ногах обмотки, вместо платья бабского какое-то прогнившее тряпье. Ясно дело, куда таких девок отправляют. Больше нигде такие и не нужны, да только возьмут ли, с таким-то уродством?

Ведьма.

Когда гости приходят, Маргарет надевает холщовый мешок на голову. Никто прямо не говорит, но все знают: кто лицо рыжей увидит, проклят будет до седьмого колена. Гостям это нравится, жадные становятся до плоти, глаза горящие прикованы к мешку, как ни странно, стараются угадать, что там? Какие очи цветом? Какой нос? А тело-то и так видно, оно не интересно так, чем что от глаз сокрыто. Гости любят Маргарет. Маргарет не любит гостей, виду не подает, что ей все как один.

Шлёндра.

Гребень резко дернулся, оставив в волосах обломленный зуб. Лицо Маргарет искажается, она смотрит на него, как на врага. Чего она вообще сунулась в этот город? К людям хотелось, верилось, что здесь все не так. Что кто окажется добрей, чем лес и гниющая в избе  бабка. Та уже наверняка истлела, или зверье останки растаскали, а Маргарет все торчит в этой богами забытой дыре. На гребне висит клок вырванных волос. Каждый новый день как предыдущий, душный мешок, черствый хлеб, злобные девки и грубые гости. Грязнуха, дура, ведьма, шлёндра! Гребень летит в стену. Ударяется глухо, деревянная голова. Маргарет дышит глубоко, поджимает губы. Больше не плачет.

Отредактировано Зоркая Мэгги (2019-07-21 22:37:21)

+2

3

[nick]Калеб[/nick][status]Вечно голоден[/status][icon]https://i.ibb.co/HKtjRB4/imgonline-com-ua-Resize-0c-TTNGc5-N5no.jpg[/icon]
Спайк помер.
Худой, как черенок от лопаты, мальчуган с ненавистью и горечью уставился на тело собаки, который протянул лапы этой ночью. Грязно-коричневая шерсть свалялась в некоторых местах, язык вывален наружу, а налитые кровью глаза, были настолько сильно выкачены и округлены, будто те горячие пельмешки, которые вчера с апетитом мерзко пожирал торговец горшками. Мерзко конечно, выглядели не пельмени, нет, те, наоборот, выглядели как дар Богов, но вот как жирдяй их пожирал... С чавканьем, подхрюкиванием от удовольствия и обильно матерясь от наслаждения. Даже старик Пэтто, торговец сапогами, не выдержал такого зрелища и признался, что его свиньи чище кушают. А уж о свиньях старика Пэтто знали...
Ой, не важно. Так вот, Калеб вместе со Спайком понаблюдали из-за угла за ужасным истреблением пельменей, изрядно облизываясь и пытаясь вычесать из своих волос и шерсти хоть немного вшей, поняли, что спереть им ничего не светит, собрали вещички и свинтили в родной закоулок, "охотничать". Все прошло вполне успешно, крыса оказалась довольно большой и упитанной к огромной радости обеих участников этого благородного занятия. Потом, мальчик быстро соорудил костерок, приготовил крысу, привычными движениями ножа "освобождая" добычу от внутренностей и убирая мерзких личинок изнутри. И наконец, трапеза. Оба относились к этому чертовски серьезно, ведь оба знали, что главное в приеме пищи - не сам процес поглощения, а подготовка всех сопутствующих. Белоснежную скатерть заменил кусок гнилой мешковины, столовые приборы - грязные пальцы с обломанными ногтями, а утонченный гарнир - кусок сырой свеклы, стыренной давным давно и которую срочно нужно было сьесть, ибо по ней уже начинали бегать жуки.
Ужин прошел удачно, в спокойной обстановке - мальчик выковыривал из-под редких зубов застрявшее там мясо, а Спайк задорно хрустел хрящиками. Приглашенные гости в лице двух облезлых бездомных, изредка посматривающих на эту парочку из окна одного из заброшенных домов и видимо, ужинающих чем-то еще более изысканным, хозяев банкета не потревожили.
Но потом, что-то пошло не так. Благополучно закончив есть, оба обнялись и улеглись на той самой мешковине, благо, на улице пока что было тепло. А с утра... Калеб обнаружил своего друга, верного компаньона и просто хорошего чело... то есть пса, мертвым. Абсолютно мертвым. Абсолютно точно, мертвым, если совсем уже в подробности, так сказать...

***

На глазах мальчугана выступила влага, а нижняя губа предательски задрожала. Кулачки невольно сжимались в два грязных комочка. Даже казалось, обычное дело - вши, сегодня казались неожиданно тихими и смирными. Наверное, понимали всю трагичность момента... Калеб постоял так над псом еще несколько минут, всматривась в последний раз во впалые бока пса, а потом в голос заревел. Ребенок, что с него возьмешь. Слезы, быстрыми каплями поползли вниз по лицу, оставляя на нем чистые ручейки в вездесущей пыли. Ноги подкосились и парень покачнулся, готовый упасть на землю рядом с поверженым другом...
- Уже слышал про нее? - от противного пьяного голоса, резко услышанного из-за угла, мальчик чуть было не подпрыгнул от неожиданности. Похоже, как обычно, несколько заядлых корешей собрались, чтобы выпить и не закусить за свои кровно заработанные и сейчас что-то бурно обсуждали.
- Да не, трындишь, какая к черту ведьма?
- Клянусь Богами. Вон, мне Гоча сказывал-то, а вы ведь знаете, Гоча не врет. Гоча, он...
- Да иди ты, вместе со своим Гочей. Ты лучше, про ведьму расскажи.
- Так вот, он мне сказывал, что поселилась в блядюшнике том, что на перекрестке, ведьма настоящая. Говорют, она либо страшная, как горная росомаха, либо красивая, будто лесная мава. А не знают точно, красива или страшнюча потому, что она мешок на голове носит. Постоянно. Еще, добрые люди говорют, что ежели узришь ты ее без мешка, морду ее колдовскую, то сразу очарует тебя чарами лихими. И не опомнишься, как будеш уже ей сапоги лизать или чего еще хуже, не дай Семеро... То, что под юбкой!
- Да чегось не верю я твоим бредням...
- Да пусть у меня кобыла сдохнет, ежели вру я!
- Ээ, хитрый, у тебя кобылы-то никакой и нет...
- Как нет? А жена?
Дальше Калеб уже не слушал, ведь в его голове начался хоть и медленный, но необратимый процес. Цепочка слов, которая постепенно выстраивалась в ряд: Пёс сдох - Ведьма - Бордель - Лечить. Нуу, не совсем в таком порядке, но суть-то бродяжка уловил. Нужно было бежать в бордель. Там живет ведьма, там Спайка снова смогут оживить. Тем более, если она мужиков заставляет колдовством невесть что вытворять, то оживить одного пса, хоть и дурно пахнущего да с мухами - это для нее плюнуть и растереть!
Конечно, была еще проблема. Мамочка борделя - жуткая толстая старуха с прокуренным голосом и палкой, молниеносно хлещущей по спине. Она выгнала паренька пару лет назад, когда его непутевую мамашу придушил любвеобильный клиент. И она точно не обрадуется, если снова увидит его. Но ради Спайка, Калеб был готов рискнуть. Тем более, что знал он некоторые ходы...

***

Та самая дверь. Похоже, в этой комнате и жила та, кого он искал. Парень вытер вымазанной в помои рукой лицо от пота, чем еще больше его испачкал. Пробираться пришлось через канализацию, но выбирать не приходилось. Вот она, дверь, за дверью колдунья. Ворожка. Кудесница. Ведьма. Калеб подтащил сверток мешковины, в который и был замотан Спайк поближе к двери и постучал. Тихо. Негромко. Чтобы Мамочка не услышала. Почует - выпорет и выбросит прочь на улицу. А если найдет здесь с дохлой собакой - можно и вовсе поплатится ушами. Не открывает. Не слышит, чтоль? Ну-ка, еще раз.
Тук-тук.

Отредактировано Калеб Зингер (2019-07-24 12:48:24)

+2

4

[nick]Маргарет[/nick][status]Никто не увидит страха на лице[/status][icon]http://www.picshare.ru/uploads/190721/Zl95s88S1h.png[/icon]
Маргарет почти не дышит, слышит пичужку в клетке грудной. Ярость через края льется, топит комнату, кричит: "Пусти, пусти!" Но гребень уже на полу лежит, а больше у Маргарет и нет ничего, что не жалко бросить или разбить. Да и гребень-то жалко, потому она встает со стула и поднимает его. Гладит резную спинку пальцем, лелеет. Не нужно больше злиться, незачем. Вздох впускает в клетку воздух, пичужка притихает, не хочет больше крылья ломать.

Стук в дверь заставляет Маргарет вздрогнуть. Это не Мамочка, Мамочка стучит так, что мебель подпрыгивает, или вообще входит без стука. Хозяйка на то и есть, чтобы в своих владениях не стеснятся. Это не девочки, они боятся, особенно после исцарапанного лица Изабеллы. Остаются лишь гости, но на сегодня Маргарет уже никого не принимает. Робкий стук такой, тихий: не услышишь, кабы не тишина вокруг.

Маргарет вскакивает с кровати, льняная сорочка так и болтается на тощих плечах, бесполезная, больше открывает, чем скрывает. Хватает мешок, и мир для нее становится разорванным на маленькие клеточки. Рыжие волосы торчат из-под него пожаром. Легким шагом Маргарет к двери подходит, сперва прислушивается: может, скажут чего звуки снаружи? В ответ - лишь снова робкий стук.

Она открывает дверь, коридор принимает на себя квадрат света. Вот и гость. Мальчонка. Грязный, щуплый, вонючий. Глаза лупит на нее, замер, а в руках держит сверток чуть не с него самого размером. Маргарет припоминает, что видела уже где-то этого пацана. Вроде как Катрин-склочницы сынишка. Много таких есть, как он - ненужных детей щлюх. Кто в канаве топит, кто просит повитуху убить малыша еще в чреве. А кто оставляет их на произвол судьбы, и выживай как хошь.

- Ты чего тут забыл? - Маргарет шепчет, выглядывая за дверь, вдруг кто идет. - Рано тебе еще в наши комнаты соваться, да и заплатить не сможешь.

О других целях визита она даже не думает, к ней уже заявлялись такие: напыжатся, а у самих ноги трясутся. То ли на спор к ведьме заглядывают, то ли побыстрее мужчинами стать хотят, чтобы было чем гордиться. Если Мамочка узнает, что этот шалопай здесь шарится, то и ему достанется, и ей. И не видать ей еще долгое время ни сладких подачек, ни новых вещиц, ни платья взамен изношенному.

Отредактировано Зоркая Мэгги (2019-07-26 00:27:37)

+2

5

[nick]Калеб[/nick][status]Вечно голоден[/status][icon]https://i.ibb.co/HKtjRB4/imgonline-com-ua-Resize-0c-TTNGc5-N5no.jpg[/icon]
Чесно говоря, Калеб ожидал увидеть что угодно, мучительно ожидая пока кто-нибудь откроет дверь. Может быть, из проема покажется сморщенная старая бабка, с одиноко торчащим во рту зубом и кочергой? Правда… Такую вряд ли взяли бы в бордель. Хотя вон, его мамка, Катрин, никогда особой красотой не отличалась, да и толстая была, словно свинья перед праздником и успешно себе торговала телом. А что, хоть и некрасивая, а сама говорила, что пьяному да шибко уставшему мужику лишь бы куда стрючок свой пристроить... Да и потом, опять же по ее словам, на каждый товар свой купец имеется... Не любил мальчуган мамку страшно: и за то, что блядовала, выбрав эту неблагородную профессию, и за то, что лупила немилосердно когда была пьяна и даже тогда, когда была трезва, но отсутствовало настроение. Даже за то, что померла так бездарно, от лап какого-то трахаря-извращенца, паренек маму не любил. Плохая матушка была, ой, плохая…
А может, в комнате сидит женщина с трема грудями? Хвостом? Раздвоенным языком? Жуть-то какая… Даже представлять не хочется…
Дверь резко распахивается и из комнаты показывается девушка в тонюсенькой сорочке и мешком на голове, из-под которого во все стороны торчали рыжие волосы. Стоит заметить, что откровенность девичьего наряда заставила Калеба покраснеть, а глаза опустить в пол. Но лишь на миг. Вспомнив, зачем вообще сунулся в это гнездо похотливых стонов и разврата, мальчик снова поднимает взгляд и уже почти без страха (почти, ибо коленки продолжали немилостиво трястись и уже ничего не могло их унять) взглянул на нее.
Ох, и страшно… Но нужно было действовать, иначе Спайк навсегда отправится к мертвым. Не стоять, проглотив язык, а говорить, просить, умолять оживить собаку.
- Это ты… Ведьма? – последнее сказал из заметной дрожью в голосе, однако взгляда снизу вверх не отвел, не потупился. Стоит, тощий, грязный, в порванной одежке и глядит туда, где у нее глаза должны быть. Маленькие пальчики побелели, покрепче сжали сверток, из которого уже знатно начинало попахивать, но не отпустили, не бросили друга на землю. Спайк и так уже страдал. Теперь очередь Калеба что-то делать, дабы сохранить их дружбу. Мальчуган задрал голову еще выше, так сильно, как только мог и набрав полные легкие воздуха, выдал:
- Ведьма, спаси моего друга, пожалуйстаааа, - а под конец еще и заплакал, так чувственно что хоть волком вой… Нет, Калеб совсем не хотел этого делать, просто он где-то услышал, что взрослые жалеют плачущих детей и решил надавить на колдунью, не зная правда, подействует ли этот трюк…

+2


Вы здесь » Дагорт » Личные эпизоды » 28, месяц Луны, 1788 - Лёгкой смерти тебе