ВСЁ ЗАКОНЧИТСЯ, НО ЭТО НЕ ЗНАЧИТ, ЧТО ОНО ТОГО НЕ СТОИТ
Когда он еще жил в Морионе, до Фасбрука доходили различные слухи о местных деревеньках, одна меньше другой. О жителях, работающих не покладая рук и сторонящихся приезжих. О порой слишком радикальных методах решения проблем. Но разве можно их в этом упрекнуть? Эдер не верил всяким домыслам и небылицам, а если бы в его дом заявилась банда ученых, сующих свой нос куда не следует, то не исключено, что он сам бы тоже взялся за факел. Он слегка усмехается, выпуская ароматный сгусток дыма изо рта и глядя на здание, которое с трудом можно назвать трактиром. Пока что лучше не лезть со своими собственными расспросами.
время в игре: месяц солнца — месяц охоты, 1810 год

Дагорт

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дагорт » Игровой архив » 13, месяц дождей, 1809 - Закрыть уши руками, не значит не слышать...


13, месяц дождей, 1809 - Закрыть уши руками, не значит не слышать...

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

https://i.ibb.co/QKmn8sM/imgonline-com-ua-Resize-p-Qp9-Tf5e-Nl-JKo-Dh.jpg


Калеб Зингер и Кирстен ХэллуэйЛюди обычно видят и слышат то, что они хотят увидеть и услышать...

Грязный город, грязное время, грязные тайны. И двое, которых за всю эту грязь хотят убить...

0

2

- Эй, Кира, ты куда собралась? Мы ведь сегодня собирались сыграть в карты? – молодая темноволосая девушка удивленно смотрит на фигурку, кутающуюся в длинный темный плащ с капюшоном.
- Я скоро, перекусить пока приготовь, на вкусный запах быстрее вернусь, - задорно подмигнув и показав кончик языка, понимая, что подруга за просьбу о готовке готова и голову с плеч устроить, Хэллуэй поспешила выскочить на улицу, оставив птицу на растерзание. Не простит такое обращение с собой, но что поделать, такова участь пернатых, когда не нужно работать.

Мысли о вкусной еде продолжали с бараньим упорством крутиться в голове, подстегивая желудок периодически еще издавать пока приглушенные урчащие звуки. Под плащом хрен поймешь, есть ли что, так что можно смело предполагать о нахождении там облезшего кота, греющегося в тепле, а не голодающего молодого организма. Сегодня Чиффе предстояло передать собранную информацию о некоем Аластаре Маккуине, имеющем не такое уж низкое место среди аристократии. В любом случае для девушки он и ему подобные являлись банально канцелярскими крысами, от чьих бурных фантазий и действий может процветать, так и страдать народ.
Обычно она не встречалась с заказчиками, предпочитая анонимно передавать отчеты, но в этот раз записка гласила о личной встрече с одним из членов королевской гвардии. Если память ей не изменяла, то тот человек не один раз пользовался услугами Гильдии, уж разнюхать такое Чиффе не составило труда. Только девушка не рассчитывала, что в список удачливых шептунов попадет и она сама. Невольно поморщилась. Не хочу. Естественно, что не хочет. Карточная игра со своими близкими прельщала куда больше.

Ноги сами привели к нужной таверне. Взгляд равнодушно скользнул по дому, так, среднячок, не для бедных, но и богатеи нос воротить станут. А вывеску не разобрала, то ли грязью заляпана, то ли стерта не пойми как, в любом случае девушка зацепила взглядом лишь тощую руку… или кость? Жалкое зрелище, впрочем, шум внутри тоже не внушал оптимизма. Чиффа ненавидела громкие звуки, но в ее деле это даже плюс, так что стоило поторопиться, скинуть капюшон и проскользнуть внутрь. И немного удивленно замереть. Народу оказалось не так много, как казалось с улицы, просто пьяная компания, уютно устроившаяся за парой столов, горланила за целую сотню. Впрочем, прислушаться стоило, авось интересные слухи поползут.
За всеми своими размышлениями лисица даже не заметила, что в тени кварталов пряталась пара людей, вид коих внушал бы простым жителям лишь животный страх и ужас. Связаться с отпетыми головорезами никто не спешил, но вот вошедшую светловолосую беглянку они знали. Одному из них она еще и нос сломала несколькими днями раннее, да потом как сквозь землю провалилась, а тут такая удача. Заприметили в трех кварталах отсюда, намереваясь расквитаться за предательство, но терпели. Не просто ведь пролезла в их банду, да невзначай болтала с каждым. Обычно говорят, баба на корабле, так быть беде, а тут и в сухопутных разборках такая же участь. Им осталось лишь узнать, к кому пришла, да убрать всех разом. Один остался охранять, второй на всякий случай отправился еще за людьми.

Чиффа же недолго топталась на одном месте, шагнув к столу у дальней стены. Там и сесть удобно можно было, чтобы видеть все помещение, и дать деру в сторону черного хода ближе. По пути стянув плащ и повесив на стул, девушка устало присела, ногой пододвинула поближе к себе второй, да закинула на него сразу обе. Первое время в ее сторону поглядывали, а после так потеряли интерес. Пьяные разговоры куда интереснее, нежели совершенно обычная светловолосая девица. Вот если бы грудастая красотка, тогда да, можно и подкатить, а здесь о ней уже и забыли. Удобно. Закрыв глаза, насколько могла расслабилась, лишь ногой чуть покачивая в такт музыке в голове. Она пришла раньше, значит, могла подумать, как действовать дальше. Гвардеец значит… Проверить твое терпение что ли или лучше сразу к делу? О Чиффе ходили слухи, в основном среди своих, некоторых шептунов она знала в лицо, как знали и ее, да и то вышло совершенно случайно. Но ее переменчивый характер бил рекорды многих вредных исполнителей, если их просили о личной встрече. Не понравится, начну с глупых сплетен и баек, а коль приглянется… ну, можно и с темы на тему перескакивать. На губах лисицы невольно промелькнула довольная улыбка.

+2

3

Иногда тайны стоят денег. Больших денег. И цена эта зависит от того, насколько хорошо человек, которым интересуется, прячет свое грязное белье. Да, попадаются персонажи, готовые после рюмки-другой, рассказать тебе все свои тайны, однако, существуют и их полные противоположности. Такие субъекты старательно хранят всю информацию от сторонних глаз, ушей и чего уж, даже рук. И обычно, чем состоятельнее человек и чем высшее место в иерархии чего-либо он занимает, тем более скрытным является.
Вообще-то сбор информации, это не по части командира «Цепных псов» и обычно этим занимаются другие люди Гвардии. Вот, когда поросеночка по имени Аластар Маккуин, будут хватать за пятачок и нежнейшим образом макать в дерьмо, которое он натворил – вот тогда да, специально подготовленные для этого ребята, вежливо постучат в его дверь (ну, или выбьют окно, какая разница…) и с добрейшими выражениями на лицах, примутся наказывать негодяя. Аяяяй, господин Маккуин, нехорошо девочек-то несовершеннолетних портить, ну или денежку из казны воровать, либо сотрудничать из нежелательными для короны организациями. Пока что, Калеб не знал чего такого натворил этот тип, что его персоной так заинтересовались. Чудные встречи получаются, надо сказать, плохо конечно, что не все цели рады гостям и иногда пытаются сбежать, навредить «Псам», а некоторые, даже покончить с собой, чтобы ничего не рассказать верным ищейкам Дагорта. Эх, если бы они не сопротивлялись, то работать стало бы так легко…
Так вот, возвращаясь к тому, почему сержант Зингер лично взялся за то, чтобы встретится с информатором из гильдии Шептунов, о которой слышали все, но чего-то конкретного, не знает никто. Дело в том, что Зингер предпочитал общаться с информаторами лично, изучать услышанное от источника, анализировать полученные знания и уже потом решать, в каком виде подавать обвинительный рапорт. Хотя, чаще всего, конечно, просто приходит приказ и "Псы" вырезают все в указанной области... Да и потом, сидеть на месте Калебу уже порядком осточертело, а смотреть на постные высокомерные рожи других офицеров и подавно… Да и день сулил быть интересным. Вон, каким-то то ли смогом, то ли дымом, то ли простым туманом затянуло улицы и переулки так, что не видно почти нихрена. Именно сейчас, в такое время, происходит все самое интересное:  мальчуганы-беспризорники воруют с лавок и складов еду, преступники классом повыше, подрезают прохожих в подворотнях, либо устраивают разборки между собой... Завтра патрульные обязательно обнаружат пару трупов. Чудное место, чудное время, чудный народ. Вообщем, настроение у Псаря было хорошее, хотя, по ничего не выражающему, как обычно, виду лица, это было и не совсем видно.
Вот, наконец, и трактир. Кажется, раньше он выглядел по приятней. Совсем тяжко видно стало хозяину содержать это место, даже не смотря на постоянные подачки от Гвардии, как плата за проводимые здесь встречи с разного рода информаторами. С шептунами также. Зингер почему-то вспомнил, что у него с одной из работниц когда-то давно был роман. Несносная, стоит заметить, деваха. Вредная и тупая, как пробка и прельщала Псаря только смазливой мордашкой...
Дрянь всякая в голову лезет. Надо же, вспомнить ту прошмандовку.
Дверь отозвалась привычным скрипом и помещение встретило духотой, ароматами дешевого пойла да пьяными разговорами посетителей. Калеб поплотнее запахнул недорогой плащ, поправив высокий воротник. Цепкий взгляд быстро нашел нужный столик с несколько вольготно рассевшейся девушкой с первого взгляда, совершенно обычной внешности.
Точно она.
- Хозяин, пива, - сержант щелчком отправил монету прямо в руку трактирщику и подхватив кружку с пенным напитком, направился к столику информатора. Пододвинув себе ногой стул и наконец, усевшись напротив девушки, некоторое время молча на нее смотрел. Потом, достал сигарету и оперативно подкурил, время от времени отхлебывая хмельное.
- Я вас слушаю.

Отредактировано Калеб Зингер (2019-07-31 22:49:24)

+1

4

Часики тикают, тик-так, тик-так, в голове приятный звон, что даже прекращаешь слышать невнятный бред пьяного сброда. Там нет интересной информации для шептуна, поэтому можно пригласить легкое сумасшествие в свою голову, кажется, соглашаясь поиграть в ее вариант развития событий. Опасно может быть, но девушка уже привыкла. Всем действует на нервы, мало кто терпит, пытаясь насильно выпытать то, за что платил. Вот только единицы понимают, что проще выслушать или подыграть, легче ведь расположить к себе, потому что под угрозами плутовка расскажет совсем другие сведения. И поверьте, что отнюдь не в вашу пользу. Она слишком азартна, иногда увлекаясь настолько, что слишком поздно останавливаться, впрочем, ее всегда выручали друзья. С ними настолько легко, пожаловался, ткнул пальцем в уродца, а на следующий день находят его труп. Свои руки чисты, да убивать как-то…не по ее части. Слабовата в этом, только для защиты берется за оружие. Но хватит нелепым мыслям окутывать сознание, кажется, пора возвращаться в реальность.
Чиффа кожей чувствует, как на нее смотрят, но не торопиться открывать глаза, игнорируя скрип стула, видимо, гвардеец сел напротив. Почему она решила, что пришел заказчик? Наверное, запах. И голос, ранее озвучивший просьбу подать пиво. Как и сейчас этот голос звучит уже ближе. Мужчина в ожидании получить ответы. Что ж… Ей голос даже понравился, спокойный или равнодушный? Пока вежливый, конечно, кто ж будет с ходу бросаться на шептуна. Хотя были такие, наглые и до зубного скрежета неприятные личности, а этот, видимо, другой. Запах же можно и потерпеть, к тому же он не был столь отвратителен. Немного или много приятен.

Девушка соизволила открыть глаза спустя несколько минут после фразы незнакомца. Зеленые глаза, словно с некой детской наивностью и любопытством, осматривают мужчину. Можно ли ее принять за опытного информатора? Нисколько. Этим ведь лисица и пользуется. Она выглядит моложе, совершенно простым ребенком, которому не место в этом проклятом мире. Но…
- Аластар Маккуин, выше тебя ростом, карие наглые заискивающие глаза. Как в нем не разглядеть кретина, который большую часть денег переводит себе в карман и не только… Наверное, только идиот способен подобное проворонить. – Но на деле оказывается открытой хамкой, стоит только открыть рот. Или это маска? Не понравился собеседник, отчего нарочно вызывает в нем отрицательные эмоции по отношению к себе? – Есть жена, двое детишек, такие чудненькие, один такой пухленький, хоть за щечки бери и тискай, а девочка, просто золотце. Оба в мать пошли, по крайней мере, характером… - Нет, не хамка, а девица, готовая затискать этих детишек, аж глаза светятся, еще и жестикулировать не забывала.

Чиффа разная, эмоции легко скользят по лицу, а мягкий и спокойный голос продолжал вещать о его семье. Гвардеец ее нисколько не испугал, возможно, наполовину расположил к себе, раз плутовка в самом начале закинула удочку о том, что деньги казны куда-то уходят. Вот только куда еще, помимо карманов Аластара?
- Кстааати, организация, в которой он состоит, даже спонсирует и одобряет их действия, не простая. Тут можно еще и ставки сделать, кто кого уделает, - внезапно сходит с темы о семье и вновь нарочно рваные сведения, - Организованные ребята, одна цель держит, но трепаться не любят. Убийца, подрывник, еще один головорез, охотник, обожающий на обед человеченку…. Жуткое зрелище, так что придется доплатить. Я после этого спать спокойно не могу!
И ведь передернуло лисицу, да еще скривилась, будто действительно видела все и была там. Не скажешь ведь так сходу, что это правда. А ей удалось через одного человека присоединиться. К тому же, когда даешь интересные сведения, с тобой всегда готовы сотрудничать. Только я не просила есть с ними за одним столом… Но спать спокойно может, тут просто вредничает, не будет же игру прерывать в самом начале.

+1

5

Девушка сидела с закрытыми глазами и некоторое время просто молчала, то ли вспоминая все, что должна была сказать, то ли просто проверяла нервозность собеседника. Но нет, Калеб был совершенно спокоен, даже слишком и не собирался начинать грубить или угрожать. Годы службы в Гвардии и собственно, выполнение приказов, которые обычно сводились к одному – убивать людей, научили Псаря рассуждать спокойно и без лишних эмоций. Конечно же, если дело не касалось битвы. Но сейчас-то, они сидели в захудалом трактире, а не неслись друг на друга с заточенными железяками, верно? Так что, это почти совсем не смутило сержанта Зингера. ПОЧТИ.
Если я допью пиво, а она так и не заговорит, то возьму за волосы и херану о стол лицом, - все с таким же равновесием в душе, чуть улыбаясь прекрасному дню подумал Калеб. Не подумайте, его совсем не смутило такое поведение информатора, просто он с детства не любил, когда его игнорируют, хотя и попривык к такому поведению к собственной персоне. Да и чего уж, сам мужчина частенько игнорировал навязчивых людей. Но вот сейчас, промелькнула такая мыслишка в голове, потом рррраз! И пропала. И вот уже он снова спокоен как расстрельная стена и никакого вреда девушке не причинит. Точно-точно. Наверное.
Но, барышня все-таки соизволила заговорить. Неужели прочла его мысли? Чушь, вероятней всего, ей просто надоело вот так вот сидеть. Однако, перед тем, как произнести хоть слово, она открыла глаза. Зеленые. Нет, цвета изумрудов. Калеб невольно загляделся. Нет, весь образ девки его совершенно не привлекал, но вот этот взгляд… Что-то было в нем этакое, необычное, будто лаже детское, невинное. Ладно, теперь, наконец, что мы имеем по господину Маккуину?
Первая информация действительно была полезной, но к сожалению, не уникальной. Именно за подозрение в хищении денег, беднягой Аластаром и занялись всерьез. Но вот тон, с которым все это выдала девица был таким, будто они с Калебом давние друзья. Но ничего, сержанту, как выходцу и з городской шпаны, подобная манера речи была знакома: либо приблатненная, настоящая пацанка, дитя улиц, которая плевком попадает точно в глаз недоброжелателю, а перо, жаждущее прощупать днище твоего кошелька между ее ловких пальчиков мелькает будто бабочка над летним полем… Либо, просто чушка, что выбилась в кое-кого повыше из личной шлюхи очередной банды… Но, разве таких берут в Шептуны? Возможно, но не думаю, что они красовались бы своим бурным прошлым… Тогда что, информаторша просто дурит его?
А вот рассказ про детишек и вовсе выглядел, как слова восторженного пухлощёкими мальцами подростка. Неужели, она играет с ним? Проверяет его на, как это называется в некоторых кругах, вшивость? Или просто делает это все ради развлечения?
Когда девушка начала изливать о некой организации, то вот это очень даже заинтересовало Калеба и даже пропала вновь появившееся желание приложить нахалку лбом о стол. Если сержант нароет необходимые доказательства, или даже накроет шалунишку Маккуина вместе с его новыми друзьями… Что ж, это будет как минимум весело. И несомненно, полезно всему Дагорту. Если все это правда, то дела Аластара тянули на хорошие такие десяток-другой ножевых ранений…
Но, шептун, как назло, вновь возвращается к своему рваному стилю повествования, а в конце заявляет, что вообще проникла чуть ли не в саму организацию и вообще, ей нужна компенсация за моральный ущерб…
Затушив сигарету и почти допив пиво, Зингер пожал плечами, мол, нужно так нужно и полез в карман. Вскоре, на свет появились несколько золотых монет и медленно, одна за другой, покатились по столу в сторону девушки. Потом, Калеб резко нагнулся над столом, привстав и сгреб все монеты обратно в карман, смотря в зеленые выразительные глазищи информатора и не удержавшись от легкой улыбки, почти незаметно, скользнувшей по его лицу перед тем, как оно вновь обрело обычное равнодушное выражение и мужчина вновь опустился на свой стул.
- Приблизительно вот так, выглядит твоя информация. В ней, несомненно, есть золото, но оно от чего-то не доходит до меня полностью, чтобы я мог взять его в руку и спрятать в карман. И явно не потому, что я тупой, дело в тебе, - вторая сигарета была выбита из пачки и ловкими движениями подкурена, - видишь ли, мне совсем не жалко пары золотых монет, но я тебе их просто-напросто не дам, пока не услышу абсолютно все. А если меня и вовсе не устроит то, что я услышу или посчитаю, что, упасите Боги, в которых я не очень-то верю, что ты врешь… - несколько секунд молчания и наблюдение за реакцией собеседницы, - то мне придется обратится к начальству Гвардии на которое у меня имеются хорошие выходы и заявить, что сотрудничество с гильдией Шептунов не целесообразно. Говоря понятными словами: "нах надо". Я не знаю, какие там у вас порядки, но могу догадываться, что по головке тебя не погладят из-за потери клиентов, да еще и такого уровня. И поверь, это совсем не угрозы, я настроен максимально дружелюбно и можешь считать это дружеским предупреждением.
Калеб откинулся на спинку кресла и «наслаждаясь» отвратным куревом, наблюдал за девушкой. А еще, стоит заметить, что ему чертовски понравилась эта игра. Не зря, все-таки он лично пошел на встречу. Занятная девушка, занятный выходит разговор и ситуация занятная.

+1

6

Пока она возносила странные и рваные речи о нужном человеке, девушка не забывала мельком поглядывать за собеседником. Даже не думайте, что она настолько глупа, чтобы не следила за эмоциями и движениями человека, который при должном желании ей и шею свернуть сможет. То, что Чиффа ничего не сможет ему противопоставить, если только набрать какие-то очки хитростью, говорило уже его положение в обществе. С такой личностью любой другой бы уже начинал лебезить или наверняка ползать на коленях, замаливая прощение, но не плутовка. Нет, рискнет, но будет готова дать деру, благо реагирует не заторможено, а порою даже заранее, шугая тем самым простой люд.
Но гвардеец был непробиваем, заслуживая очередные плюсы, хотя информатор готов поклясться, что мысленно ее не один раз приложили об стол, если не прирезали. Если интуиция подкидывает подобные мысли, то стоило бы прекращать игру-проверку, да и сама девушка такой дуростью занимается редко.

Монетки покатились по столу, отчего Чиффа слегка в удивлении изогнула бровь, явно не особо довольная, что беседа закончится вот так. Не на это рассчитывала. Хотелось бы ответа в ее стиле или хотя бы похожего, чтобы был логический конец, а то выходит пока такое же рванье, как и собственные речи.
Впрочем, следующие действия мужчины вызвали ответную едва заметную улыбку. Да неужели? Серьезно? Он так может? Чудеса! С учетом информации, которая известна о гвардейце, лисица даже не рассчитывала получить такой ответ. А его речи были банально проигнорированы, точнее, она честно сделала вид, что выслушала, хотя и половины не запомнила. Лишнее и неважное. Угрозы она в принципе пропускала, но фраза «дружеское предупреждение» еще несколько секунд билась в голове. Чиффа над ней даже искренне задумалась, так и не поняв, почему последние слова так зацепили. Неважно, потом разберусь. Ей бы сейчас тихий, но все равно звонкий смех заглушить, да еще прекратить хлопать, двух хлопков негромких достаточно.

- А вы мне нравитесь, сержант. Может, хваленая выдержка, потому что пока вы единственный, кто дотерпел до конца такой короткой, но бессвязной речи, -  Чиффа перешла на уважительный тон, опустила ноги и вообще села нормально. Ей стать собой не составило труда, даже в глазах былой наивности не осталось и следа. Полная сосредоточенность на разговоре, с легкой примесью любопытства, как и у любого шептуна, да спокойствие. – Лишние деньги мне ни к чему, конечно, это здорово, но я не люблю брать больше. – Короткий отказ от денег, ни слова лишнего, и снова тишина. Возможно, она бы продолжила с ним играть, но, во-первых, интуиция, во-вторых, она голодна, Джо наверняка там уже все приготовила и ждет ее на партию в карты. Так что желание поскорее закончить естественно пересиливало желание стать самоубийцей.

Молчание не затянулось надолго, теперь Чиффа действительно мысленно собирала всю информацию, что успела нарыть. Выложить ее надо четко, хотя некоторые моменты даже ей пока не удалось сложить в единый пазл. Вот насчет них лисица и размышляла, а стоит ли? Скорее да, чем нет. Проще предупредить, пусть уже дальше действуют по обстоятельствам, нежели потом попасть в руки взбешенного оплошностью шептуна сержанта. С ним ссориться не стоило. Держать этого мужчину в дружественном списке виделось для плутовки куда более благоприятным исходом для нее.
Одной рукой девушка незаметно достала сложенный небольшой листочек бумаги. Откуда она его вообще достала? Все выходило легко и незаметно, привычка вора, при желании можно было и карманы соседа проверить и лишить как раз тех момент, но даже не помыслила об этом. Может быть, как-нибудь потом. А пока листок лег на стол, пускай и мелким почерком, но там было написано несколько имен.
- Возможно, некоторые вам будут знакомы, хотя мне кажется, с вашей-то биографией, будете знать их все, - нарыть о сержанте можно, где-то добыть слухи, но просто констатирует факт, что мужчина может знать этих людей. - Здесь их шестеро, Кристофер Палмер, как и Аластер Маккуин, если один в сфере экономики, то второй старается, как может, попридержать некоторые собирающиеся выходить законы. Чтобы его голос не был одиночным, подкупить других не составит труда, верно, сержант? – поднимает взгляд от листка, чтобы взглянуть на мужчину, никого не упрекает, просто говорит, что деньги решают много проблем, если не все. - Гилберт Каннингем, иначе безумный Гил. Ходят слухи, что он из Последнего легиона, то ли сбежал, перебив охрану, то ли еще как-то осуществил побег. Может, и не состоял там, но один из серьезных серийных убийц. Если мне не изменяет память, то о художественном распотрошении тел говорили долго.

Ненадолго Чиффа замолчала, скорее просто переводила дух, хотя вроде говорила не очень быстро, размеренно и спокойно. Продолжать говорить о еще четверых не особо хотелось, наверняка ведь сержант о них, если не знал, то слышал. Наверное, она и ждала ответа на свой немой вопрос, стоит ли говорить дальше, что, впрочем, не мешало ей продолжить говорить о другом.
- Что касается самой организации, то точное месторасположение указать не могу. Они его с заядлой периодичностью меняют, могу сказать, что я присутствовала в двух местах, - лисица откинулась на спинку стула, возможно, эта информация пригодится, вдруг те ребята что обронили и оставили таким образом зацепки. – Первое находится на окраине, там еще стоит несколько заброшенных домов, а детвора любит туда забираться и пугать друг друга всякими призраками. Второе же в центре, просто обычный жилой дом в два этажа, неподалеку от трактира «Дикий кабан» и рыночной площади. Единственная примета – плохая дверь, вечно открывается и скрипит. – Куда они съехали в этот раз, девушка понятия не имела, она от них слиняла, когда собрала хоть что-то, иначе бы прибили быстро. То, что вообще продержалась там несколько дней, уже чудо. Можно сказать, что удача пока была на ее стороне.

Впрочем, если бы девушка знала, что на улице собирается несколько человек из той злополучной организации, то точно б сказала, что удача ее покинула. Их было семь? Или больше? Туман и темнота многое скрывало, но люди лишь собирались. Двое отправились к черному ходу, чтобы напасть оттуда. Чиффа ведь туда бы рванула в первую очередь, ей с такой компанией не справиться, хоть с одним бы удалось. Слишком опытные и умельцы своего дела. Здесь бы темноволосую наемницу в помощь. Но, увы, плутовка не знала о грядущей беде, а если б и знала, то уже поздно звать на помощь, да и птицы рядом не имелось.

+1

7

Так и знал, что просто рисовалась передо мной. Что-то вроде проверки? Очень даже интересная во всех смыслах барышня… Да и хорошо, что на встречу не пошел Люка. Еще бы, вскрыл ее от уха до уха прямо вот здесь за столом, тогда разгребай это дерьмо...
Удивительно, но информаторша даже села по-человечески, после произнесенной Калебом тирады, хотя сержант был уверен, что внимала она, от силы половине всего сказанного и это в лучшем случае. Но похоже, что теперь девушка всерьез взялась за дело и наконец, начала «раскрывать карты» собеседнику, преподнося ему имена заговорщиков. Пока что, все были для человека, который вертится в такой структуре, как Гвардия, уже десяток лет, довольно знакомы и так или иначе, Зингер слышал о всех и даже просматривал досье кое-кого из списка.
Кристофер Палмер – член вымирающей династии Палмеров, дворян среднего сословия и единственный наследник не шибко-то и богатого рода. Кажется… Барсук на пурпурном фоне, если Псаря не подводила память. Давно привлекает к себе внимание Гвардии своей деятельностью, но раньше как-то не был замечен в настолько темных делах, как это. Надо же, жирный ублюдок так себе вполне может заработать на плаху и это еще, если повезет…
А вот старина Безумный Гил, придавал всей это картине только еще больше мрака. Нет, не мрака, скорее вполне возможного вскоре обильного кровопролития. Самое интересное, что этого выблядка, пару лет назад поймали «Цепные псы» и Калеб во главе отряда собственной персоной, вырезав всю его шайку, которая скорей, походила на экстремистскую организацию. А  Гилберта, помиловали по приказу сверху, за какие-то заслуги во время войны и вместо того, чтобы закопать его вместе с остальными подельниками, отправили в Последний Легион. Но вместо службы, как и остальные, этот гаденыш все время был зачинщиком потасовок и резни между другими легионерами за что почти все время проводил в карцере. Потом Гил как-то умудрился прирезать с помощью заточки троих надзирателей и вполне себе спокойно свинтил оттуда назад, в город. Насколько помнил Каннингема сержант – дикое необузданное животное, любитель портить девок и проливать кровь ради развлечения, делая из жертв что-то вроде художественной композиции. Скорее всего, Палмер с Маккуином используют его просто как умелого резника, убивающего по приказу. Хотя и Гил сам по себе очень даже не дурак и тоже может иметь в этом всем некий интерес. Но какой же?
Остальные из списка, преимущественно представляли собой людей, несколько низшего положения, чем тот же Маккуин, однако, так или иначе имели рычаги влияния на разные отрасли экономики королевства, хотя, стоит признать, о последних двух сержант Зингер не слышал абсолютно ничего. Ну и хрен с ними, когда возьмем их – узнаем наверняка, чего уж там.
На информацию о местах сбора, Калеб лишь покивал, вовсю углубившись в собственные мысли пытаясь соединить всех имеющихся людей в одно целое и понять их истинные мотивы. Обогащение? Саботаж? Ну, в любом случае, на государственный переворот точно не тянет, мелковаты ребята для столь масштабных действий. Определенно, эта встреча оказалась чертовски полезной и оставалось лишь получить все оставшееся данные и тихо-мирно разойтись.
- Э, отец, еще пива! – поднял руку сержант Зингер, обернувшись к залу, так как сидел до этого к нему спиной и внезапно застыл, переменившись лицом. Пьяная компания, не гнушающаяся пошлых песенок и громких выяснений отношений, сейчас вовсю покидала это место, прихватив одного из своих друзей, который от количества выпитого уже не мог самостоятельно передвигаться. Они даже устроили некую толкучку и давление возле выхода, будто пытаясь побыстрее оказаться за пределами здания. Не было ни одной из вездесущих девок-официанток, что обычно носятся туда-сюда с подносами и кружками. Даже трактирщик, все время прозябающий возле стойки, на данный момент отсутствовал. Ну как, отсутствовал, судя по звуку, то старик вовсю запирался в чулане. После того, как собутыльники захлопнули за собой дверь, стало совсем тихо… Но не надолго.
Тяжелые шаги. Наглые, уверенные шаги человека, настоящего хозяина положения. Пожалуй, они были первыми, что услышал Калеб. Но, позже стало ясно, что они не были единственными и вскоре топот множества ног заполнил зал.
Сколько их? Девять? Десять? Взгляд сержанта Зингера вперился в дверь, в ожидании тех, кого так испугался человек, в чьем трактире постоянно происходило одно-два убийства в месяц. Местные бандиты? Большие решалы? Или… Неужели девушка все таки сдала его? Что ж. Если это и правда так, то ее Псарь убьет первой. Жаль, а такие глазки красивые были...
- Добрый вечеррр, господин собачник и милая дама, - бросил вошедший только что человек в шляпе-котелке и длинном грязном пальто, которое краями буквально подметало пол. Его некрасивое лицо обрамляла неравномерная борода, что росла будто бы клочками, а во рту определенно не хватало нескольких, если не больше, зубов. И глаза… Ярко-голубые, будто небесная синева… И все это вместе являлось рожей маньяка, заговорщика, насильника и просто хорошего человека по имени Безумный Гил.
- Если это ты сдала меня, - Зингер отвернулся от убийцы и все с так же безучастным лицом взглянул на информатора, - клитор на уши натяну.
Везет мне сегодня на выразительные глаза...
- А у меня вот, гостинчик имеется, - с искренней улыбкой душевнобольного идиота сказал Гилберт Каннингем и залихватски потянул из-за спины тесак. Остальные ребята, такие же приятные личности и веселые парни, как и их предводитель, не спеша заходили в трактир, все как один с холодным оружием. Похоже, что никто не хотел поднимать шум, опасаясь стрельбой привлечь внимание гвардейцев. Гил облизнулся, демонстрируя покрытый небольшими ранками и язвочками буро-алый язык и наконец, добавил, - бабу не убивать, баба она в хозяйстве вещь нужная. Ну-с, начнем? – и мужчина сделал шаг в сторону шептуна и Псаря. Тут же, несколько человек обогнали главаря, ловко размахивая ножами и быстрым шагом сближаясь с целями. Кажется, один из них был лысым громилой со сломанным в неведомых потасовках носом, а второй щуплым малым с выбитым глазом. Ну чисто интеллигенция вышла прогуляться по злачным местам любимого города…
...Два выстрела сливаются в унисон. Калеб стрелял как обычно, прямо сквозь плащ, из карманов. Громила, споткнувшись, завалился вниз, украшая плохо вымытый пол содержимым черепа, а щуплый с криком схватился за простреленное плечо. Что ж, в отличие от нападавших, Зингер не собирался не шуметь.
- Минус один, - всегда спокойный голос сейчас дрожал от возбуждения, а лицо перечеркнула неприятная улыбка. К сожалению, истинная сущность сержанта была не так уж и далекой от Безумного Гила, разве что баб без разрешения не трогал да коспозиции с трупов не сооружал.
Черт, как бы не помереть здесь, все-таки хлопчиков многовато собралось…

Отредактировано Калеб Зингер (2019-08-04 14:04:10)

+1

8

Мужчина совсем ушел в себя, заставляя девушку замолчать и пока прекратить выдавать сведения. Пусть думает, она не против, возможно, ему удастся сопоставить кусочки пазла с той информацией, что уже услышал, а больше и не потребует. Быстрее разойдутся.
Чиффа на время безделья позволила себе обратить все свое внимание на помещение за спиной сержанта. Лениво скользила взглядом по пьяным лицам, начиная подмечать в них странные изменения в поведении, а еще и официантки куда-то запропастились. Вон, одна выбежала ненадолго и снова куда-то упорхнула, блистая чуть ли не смертельной бледностью на личике, а в глазах, что бегло взглянули на нее, плутовка уловила страх. С чего бы это? Они здесь привыкшие ко всякому сброду. Растерянно задумалась, искренне не понимая резкой смены атмосферы настроения, но собеседника своего не отвлекала, хотя, наверное, стоило бы просто вежливо попрощаться, плюнув на работу, и скрыться за всеми. Стадное чувство никто не отменял, но в данный момент интуиция полностью его поддерживала.

Лисица незаметно вздрогнула от голоса гвардейца, скорее прозвучавшего для нее неожиданно. Ну да, он же еще не видит, что происходит за ним, но ничего, может, сейчас объяснит ей. Хотя по договору шептуны встречались с заказчиком один на один, никто со своей стороны никого не должен приводить. Нарушил договор? Сомневаюсь, поди найди хорошего информатора, готового залезть на самое дно. Но крохи сомнения и недоверия к сержанту все же дали свои плоды. В мыслях на долю секунды появилось предложение отравить мужчину, благо свое оружие она не забыла. А ведь была идея оставить все в общем доме, мол, я на секундочку и вернусь. Как хорошо, что не поддалась.
Впрочем, мнение о человеке изменилось в обратную сторону также резво, потому как лица, которые Чиффа сейчас видела, не внушали для нее радужных перспектив в будущем, и довольно-таки ближайшем.
- Мать твою четырежды через лисий хвост! – с чувством произнесла плутовка, с ужасом поглядывая на количество вошедших людей. То, что их вел Безумный Гил, даже верить не хотелось, а он был последним, с кем ей удалось тогда поговорить. Вот из-за него-то она еще и слиняла раньше, потому что то, как на нее смотрели тогда, никогда не забудет. Явно следующая в списке новых экспозиций из трупов, но там еще умолять начнет, чтоб прибили побыстрее. - Я так похожа на дуру, которая захочет Псаря иметь во врагах?! – угроза от сержанта, как ушат ледяной воды, подействовала быстро. В голосе не сколько возмущение, а обида проскользнула и искренняя.

- Подумаешь, нос сломала, будто из-за такой ерунды кипишь устраивать надо. Вон, даже краше выглядеть начал, - знакомца со сломанным носом плутовка признала быстро, но святую местами наивность строить не перестала. Чиффа судорожно в этот момент пыталась сообразить, где она накосячила или кто ее сдал, раз так быстро нашли. О ее работе на Гильдию знать не могли, девушка иногда вела себя как самый простой полу опытный информатор. И, кажется, она поняла, за что ее превратят в живой, но большой синяк.
- Гил, неужели не понравилось купаться в болоте? Так сами накосячили, кто ж знал, что географический кретинизм не ле… - попробуй договорить фразу, когда в тебя летят сразу два ножа, причем не от самого безумца, а от его товарищей. Ну, подумаешь, она их несколько раз не туда отправляла и давала иные сведения. Так платить больше надо было!

Реакции увернуться хватило, к тому же убивать ее не собирались, а просто подпортить, чтоб помалкивала. А Чиффа молчать не умела, правда, и драпать отсюда собиралась, ровно до момента, как из коридора от черного хода вышло двое здоровых ребят. Один остался стоять в проеме, чтобы не дать лисице проскользнуть, второй же пока не торопился подходить, наверное, его тормозил гвардеец, иначе бы девушка вблизи познакомилась с товарищем, коего, кстати, не узнавала. А ведь чувствовала, что не всех там увидела!
На выстрелы постаралась не обращать внимания, по крайней мере, ее успокаивало отчасти то, что еще слышала голос заказчика, а значит, сильно паниковать не стоило. Хотя деру дать подмывало, очень сильно, только некуда. Не под стол же лезть, в конце концов.

Словно по команде, волна гостей ринулась на гвардейца и шептуна. Их явно не волновал огнестрел, за мертвыми прикроются,  авось доберутся. Судя по хищному оскалу вожака банды, пожать ему руку скоро окажется возможным. Вот доберусь до выхода, сразу сбегу, пусть сам с ними разбирается, моя шкура дорого стоит! Нож, удачно и ловко вытащенный из-за пояса, быстро отправился в полет к рискнувшему схватить ее пузатому со шрамом на все лицо мужику. Только скорость и внезапность, другое ее здесь не спасет, а тут попадание, прямо в горло. Чиффа тихо ойкнула, когда брызжущий кровью будущий труп сделал еще несколько шагов по верному направлению, но все же соизволил замертво грузно упасть.
- Я на тебя бесплатно поработаю, если ты меня отсюда вытащишь живьем и целой! – то, что на языке у нее крутилось, что виноват во всем происходящем сам сержант, решила умолчать. А то, что один клиент бесплатный, подумаешь, с других три шкуры сдерет, ничего не потеряет. Правда, тут еще уточнять стоило, как долго Чиффа готова за такое спасение работать бесплатно, может, через два дня уже деньги затребует.

+1

9

Ааа у вас было такое чувство, будто кровь начинает закипать, в висках начинает стучать, не сильно, но в то же время настойчиво, голос начинает слегка дрожать, а взгляд становится масленым и кажется, совсем перестает походить на обычный человеческий? Голова почти отключается, а тело двигается само, полностью отдавшись инстинктам и навыкам, полученным на протяжении всей жизни. По правде говоря, Калеб с удовольствием отринул бы все, кроме жестокости и жажды убийства и ринулся шинковать врагов во славу короны, но… Количество противников внушало. Все-таки их было не двое и не трое, а около десятка внутри и наверняка имеется парочка ребят снаружи для полной надежности, что не сбегут. И как раз у них вполне может оказаться огнестрел. И нашпигуют сержанта Зингера и безымянную информаторшу свинцом, будто индейку черносливом перед праздником. Не-а, такого расклада Псарь точно не желал, ну его, к черту. При всей свойственной ему верности королю, подохнуть в грязном трактире или возле оного такое себе удовольствие да и вряд ли это будет во славу монарха.
Нужно заметить, что нападающие немного притормозили после бесславной смерти одного из них и довольно неприятного ранения другого. Жаль только, что «Сюзанна» и «Кристина» были однозарядными пистолетами и на то, чтобы снова привести их в боевую готовность придется потратить время, за которое можно пару раз получить перо под ребро и уйти на покой…
Сейчас бы изобретение Берриганов пришлось как никогда кстати, да где него достать?
Самое интересное, что шептун даже успевала обмениваться с головорезами колкостями, несмотря на их явные намерения использовать ее по прямо назначению после убийства Калеба. Единственное, что похоже она и сама не ожидала появления этих улыбчивых молодцов, что давало надежду на непричастность к нападению на Псаря. Хотя, может думала, что ее отпустят после показательного убийства сержанта Зингера, а тут резко все пошло не по плану?
Вот некий легкий шок от стремительной гибели товарища прошел и бандиты, теперь уже всей толпой двинулись на своих жертв. Некоторое из них даже издавали негромкое рычание, а Гил и вовсе хохотал как больной ублюдок, продолжая демонстрировать «красивейшую» ухмылку из-за спин товарищей. Калеб быстрым движением распахнул плащ, покинув бесполезные сейчас пистолеты в карманах и вынул на свет божий сразу два ножа, которые сразу же замелькали между пальцев Зингера. Все как всегда: идеальная балансировка, не слишком большой вес, что позволяет использовать их как в бою, так и для метания. Обоюдоострое лезвие. Оружие, весь набор которого был выкован на заказ. Просто-напросто собрать такое количество ножей одинаковой формы и длины было бы довольно трудным занятием. А тут, на тебе, все под рукой...
Начнем наш спектакль?
Первым делом сержант Зингер решил деморализовать противников. А что подойдет сюда лучше, чем старое доброе отрезание носа? О, вам никогда не отрезали нос? Что ж, в таком случае вам неслыханно повезло. Поговаривают, что некоторые умирают от болевого шока сразу же, а вот те, что выдерживают… Те вопят, будто свиньи на бойне и заливают все пространство вокруг себя кровью. Идеально…
Таким счастливчиком стал первый, кто ринулся на Калеба – рыжий кудрявый парень лет двадцати с косыми глазами и побитым оспой лицом. Его оружие – что-то вроде длинного шила портного либо сапожника, проткнуло воздух в нескольких сантиметрах от уха сержанта. На самом деле, атака довольно тупая и до нельзя очевидная и увернутся от такой не очень-то и сложно, что Псарь и продемонстрировал, рывков ухватив неприятеля за космы и сразу же осуществив задуманное ранее… Лезвие, оказавшись у ноздрей, молниеносно рванулось вниз, рассекая плоть и хрящи. Хоть мужчине и пришлось сделать заметное усилие, ведь нос определенно не желал так вот просто расставаться с бренным телом, но нужного эффекта достиг и вскоре, уже отпихнул от себя визжащего как сучка и поливающего фонтанчиками алой жидкости сержанта и собственных товарищей, бандита. Калеб уставился на нападающих и растянул рот в кровожадной усмешке. Немного заляпанное кровью лицо, ненавидящий взгляд и немного липкий от последних действий Псаря нож. Или как бы назвал эту картину один знакомый гвардейца: «Цепные псы в деле».
А деваха тоже не промах. Вон как пузатого урода выпилила.
- Специально вытаскивать тебя не буду. Если не потеряешься под трупами – помогу. Так что… - закончить сержанту не дал очередной бандит, налетевший на Псаря и размахивающий мясницким ножом, с явным настроем зарубить гадкого сержанта, дабы отомстить за товарища, который сейчас катался по полу в муках.
Глупец.
Шаг назад, и нож утягивает своего хозяина вслед за собой, не давая возможности увернутся или защититься от стремительного выпада Зингера, вогнавшего нож тому в горло чуть ли не по рукоять. Тем временем, очередная рука с очередным колюще-режущим предметом метнулась к телу Псаря, похоже, кто-то додумался ударить сбоку.
Все еще слишком легко.
Поднырнуть под грабли противника, ударить ножом в пах, повернуть рукоять перпендикулярно, выдернуть. Посмотреть в глаза несчастному и прошипеть прямо в лицо:
- Больно, правда? – и добавить проникновением холодного металла в бок, протыкая печень. Калеб оторвался от поверженного врага, тряхнул волосами, поворачиваясь к врагам… И получил брошенным стулом в корпус. Конечно же, сержант попытался заблокировать удар, прикрывшись руками, но не так-то и легко сделать это, если имеешь дело с летящим довольно тяжелым предметом. А потому, Псарь свалился на землю, под аккомпанемент ломающегося предмета мебели о его собственное тело. Из брови и скулы брызнуло кровью, а в челюсти что-то очень неприятно и болезненно хрустнуло. Руки же наверняка вскоре покроются синяками от ушибов. Глава «Псов» резко подорвался на ноги и приняв боевую стойку, приготовился встречать новых противников.
- Ээй, малая из Шептунов, ты еще там жива?
Больно, блядь.

Отредактировано Калеб Зингер (2019-08-09 18:42:42)

+1

10

Ну, какое никакое, но обещание вытащить она получила. Затеряться она банально не сможет, греться под остывающими трупами Чиффа никак не планировала. Так что можно сказать, что по рукам, но вслух ответить просто не успела. Времени молоть языком банально не давали, по большей части, конечно, мужчине, его-то бандитам дали добро убить, а вот информатора приказано пока держать живой. И громилы прекрасно понимали, что, даже слегка ошибившись в силе удара, девица может не выжить. Связываться же с Безумным Гилом мало кто захочет, а убирать вещь, которая ему приглянулась раньше времени, себе дороже. Поэтому, по сути, лисица могла молча курить в сторонке и болеть за сержанта, выкрикивая придуманные на ходу кричалки во благо поддержки королевской гвардии, но в очередной раз пошла трудным путем.

Смотреть за прекрасной и живописной картиной убиения идиотов, решивших, что предсказуемые нападения позволят достать мужчину, не было возможности, хотя очень и хотелось. Оставалось только реагировать на крики, которые позволяли определять о живучести своего странного спасателя, и самой «убегать» от попыток ее изловить. Была б возможность, носилась бы по всему помещению, а так лишь старалась не дать загнать себя в угол, иногда проскальзывая под столом, чтобы потом резво запрыгнуть на него и опустить сверху табуретку, пока горе охотник не успел полностью разогнуться.
И снова в бега, потому как оставшегося с меньшим количеством зубов бородача подменил более шустрый малый. Как специально. Еще и писаный красавец. С торчащими кривыми зубами, а два передних еще большие, как у зайца.
- Брысь, тебя не приглашали! – подпускать близко такого изворотливого Чиффа не собиралась, понимая, что быстро окажется прибита к стенке. А, может, еще подвесят на гвоздик какой, чтоб наверняка не ушла.
Но, увы, волшебное слово «брысь» не прокатило, через мгновение девушке пришлось отбивать собственным кинжалом удар его ножа. Сила оказалась приличной, хотя казалось, что малец какой-то дохленький, ан нет. Лисица едва оружие в руках удержала, в который раз вспоминая, что ненавидит лезть в драки, она не для этого создана.

Тошнотворный запах, исходивший от нападавшего, заставлял глаза слезиться. То ли болел чем-то, то ли помимо собственного запашка еще и в дерьме каком обвалялся, трудно предположить, тем более представить.
Довольный гогот за спиной вызвал приступ паники, а перед глазами уже замаячил разукрашенный труп гвардейца, отчего и пропустила рывок, чувствуя, как спина здоровается с ближайшей стеной, а чужие пальцы сжимают горло. Засада. Кажется, к ней обращались, но Чиффа благополучно через шум не расслышала, да и если бы расслышала, ответить возможности на данный момент не было. Ее удачно пытались слегка придушить, выбив из рук кинжал и не давая залезть за следующим оружием. Второй рукой лисица вцепилась в удерживающую руку, словно могло отлепить ее от себя. А дышать явно становилось все тяжелее.

Как до нее пришла гениальная мысль врезать ублюдку коленом в пах, так и не поняла. Зато хватка ослабла, а на скулеж недалеко от себя даже не реагировала, пытаясь вдохнуть как можно больше воздуха. Даже картинка перед глазами стала четче, ровно для того, чтобы вытащить нож и всадить его аккурат в сердце. А потом по стеночке отойти, не забыв при этом нож забрать. Э, нет, у меня не выйдет так долго продержаться.
Дрожащими руками нащупала на поясе небольшие коробочки. Теперь будет отбиваться на расстоянии, хотя тратить такие дротики было просто кощунством. А как долго она выдалбливала у продавца яд? Скольких сбережений лишилась, да еще пришлось выполнить парочку бесплатных работ! Да где же она?

Духовое оружие, коим Чиффа пользовалась крайне редко, куда-то запропастилось. Вероятнее всего лежит дома, забытое хозяйкой, что в темпе давала деру от темноволосой бестии. Впрочем, у нее дротики были разных размеров, некоторые можно так кинуть, а лучше вообще снова подойти на расстояние вытянутой руки. Последний вариант рассматривать очень не хотелось, горло до сих пор болело, но… Надо, так надо.
Вон как раз испробует оружие на оклемавшимся бородаче. Даже подойти позволила, чтобы уйти практически тут же под руку и в сторону. Развернуться, да воткнуть дротик в бок. Быстро, дешево и сердито. Только для того, чтобы потом врезаться в стол и перекатиться через него и свалиться на пол. А обещал действие мгновенное. Обманул, урод! С тихим стоном плутовка с трудом приняла сидячее положение, человек, через стол, у нее благополучно раздваивался. И оба же внезапно куда-то пропали с поля зрения.
- Ааа… вот оно как действует, буду знать… - едва наклонившись, словно готова грохнуться в обморок, смотрела на тело, которое трясло в агонии на полу, а изо рта потекла пена, смешанная с кровью. Хотя не только изо рта, вон, кажется, из ушей и носа тоже красиво вытекало.

Смерть была мучительной, зато теперь Чиффа понимала, что кидать отравленные дротики можно и почаще. Какой эффект, только бы в такие моменты стоять где-то на крыше. Медленно выдохнув, девушка выпрямилась и также медленно поднялась. Болело все, желание вернуться обратно на пол возрастало с каждым движением. Это ее просто покидали, а что там с Псарем творилась, даже представить не могла. Он-то хоть живой? Лисица растерянно обернулась.

+1

11

Тело болело действительно сильно, а кровь, что медленными густыми каплями одна за другой сползала вниз, приходилось постоянно смахивать с лица или облизывать, судя по ситуации… К сожалению, супостатов особо меньше не стало и сейчас сразу двое ребят, не спеша пытались как можно быстрее уменьшить дистанцию. И что самое паршивое, у одного из них, у того, который додумался нахлобучить на голову пыльный мешок с прорезями для глаз и рта, в руках был не просто нож, как у других, а довольно внушительный изогнутый клинок, что-то наподобие сабли и этот молодчик, изредка делал пробные взмахи своим оружием. Второй ублюдок, толком ничего из себя не представлял, однако вдвоем…
- А собачка-то устала походу, - гыгыкнул тот, что без мешка и растянул рожу в уродливой улыбке, которая, впрочем, сразу же исказилась в гримасе боли, а руки бедолаги судорожно схватились за шею, пытаясь вырвать из шеи нож Калеба, но все на что он был способен – медленно опускаться на землю, жалобно булькая.
- Красавица, открой личико, - Псарь бросился вперед, выхватывая из-под плаща очередной нож и разу же уходя в сторону от удара саблей.  К глубочайшему удивлению сержанта Зингера, неприятель в мешке, хоть и казался на первый взгляд грузным и неповоротливым, но на деле умело обращался со своим оружием, размахивая им, и не позволяя Калебу приблизится для смертельного выпада. Но в то же время и сам не желал подходить к Псарю слишком близко, решив видимо, зарубить врага придерживаясь дистанции. Да и бросок с ним вряд ли пройдет, отобьет железяку клинком без проблем, этот точно сможет, еще и расстояние небольшое. Остается только…
Запрыгнуть на стол, уклоняясь от кромсающих взмахов, немного отстранится и все-таки бросить нож. Специально промазать, не попасть в голову, хотя он и так, и так, отразил бы данную атаку.  Именно на это сержант и рассчитывал. Несмотря на то, что нож в любом случае не попадает, мечник отвлекается на то, чтобы отмахнутся от ножа, а Зингер в это время… Подается вперед, отталкивается ногами от стола, перепрыгивает противника, сразу же бросается к нему. Владелец изогнутого клинка успевает развернутся лишь на половину и на этом пол пути, получает сокрушительный удар кулаком в висок. Его ноги подгибаются,  а сам горе-мечник падает на пол, добавляя ко всему урону еще удар головой о стол, но Калеб не дал уроду просто упасть, схватив того за голову, снова и снова бил бандита о край стола до тех пор, пока из мешка по шее бедолаги не начали стекать какие-то бурые сгустки вперемешку с кровью.
Еще один… Сколько же их?
Но некогда было предаваться мыслям. На Калеба снова напали и снова противник довольно неплохо орудовал своим оружием, на этот раз все обошлось без изысков и бандит вооружился охотничьим ножом. Лицо, давно уже не молодого мужчины, лет эдак пятидесяти пяти, все в шрамах и зарубках, выглядело действительно внушительно. Да и то, как он двигался: то плавно, будто медленная река, то резко, как бросок лесной рыси. Явно человек с опытом, давно участвовавший в бандитских разборках города и судя по тому, что сейчас находился здесь, удачно пережил все это. Зингер много раз видел таких: матерых волков, которых много раз обжигал холодный ветер, а вкус крови врагов на их ножах и заточках был этим людям слаще самого душистого эля…
- Любишь бросаться стульями, а, отец? – хрипло сказал сержант и резко ударил небольшой табуреткой врага сбоку. К несчастью головореза, Калеб точно запомнил того, кто метнул в него предмет мебели и чуть не повыбивал зубы. А может, и раскрошил парочку, хрен его знает. Болит, ска…
Мужчина пошатнулся, приняв болезненный удар по ребрам, но не упал, а все-таки смог устоять на ногах. Правда, опомнится Псарь ему не дал. Налетел, сбивая бандита на пол и несколько раз ударяя ножом под ребра…
Калеб снова поднялся и наконец, отыскал информаторшу во всей этой суматохе. Девушка, похоже, тоже хотела увидеть, чего там творится с ее клиентом. На ней тоже были заметны следы борьбы, так что ясно, что последние десять минут для нее бесследно не прошли…
А с девкой-то, не все потеряно…
Наверное, шептун не могла видеть то, что видел сержант Зингер. А он, сейчас между прочим глядел на не спеша поднимающегося из-за барной стойки бандита, который с довольной рожей собирался выстрелить в барышню. Похоже, страха перед Гилом больше в отморозков не было… Да и нашумели ребята разрушениями и собственными воплями настолько, что действовать тихо уже не было смысла. Калеб бросил все оставшиеся силы на то, чтобы кинутся к девушке и толкнуть ее на залитый кровью пол, почувствовав как что-то обжигает его плечо, при этом перевернуть стол, умудрится затолкать за него недавнюю собеседницу и спрятаться самому.
- Хех, а я ведь все еще не сдох. Хреновые из вас убийцы, - нарочно громко воскликнул Псарь, наконец, снова оборачиваясь к зеленоглазке. Выглядел он сейчас явно не самим лучшим образом: плечо задело по касательной, но все-равно вызвало хоть и небольшое, но кровотечение, лицо испачкано в крови врагов и своей собственной. Бровь рассечена и обильно кровоточит.
- Ты грохнула Гила?

+1

12

С горем пополам ей удалось отыскать взглядом гвардейца. Опознать в нем своего недавнего собеседника было очень трудно, скорее один из бандитов, а рыцарь на белом коне где-то сдох и валяется среди убитых здесь. Но это все-таки был Псарь. Расплывающийся, а иногда двоящийся, но Псарь. Наверное, если б действительно оказалась пара, разобрались быстрее. Сколько времени вообще прошло? Чиффе казалось, что вечность. Ссадины неприятно щипали, синяки уже появлялись на теле, отдаваясь неприятной ломотой, обещая такие мучения последующие несколько дней, что проще застрелиться. А ведь этим уродцам удалось лисицу в синяк превратить. Не цельный, но частичный. Так еще продолжить могут, сил у тех побольше будет.

Смазанный силуэт как-то резко приблизился. Если бы не замедленная реакция, то гвардеец мог получить если не нож, то ядовитый дротик в подарок, который бы его точно отправил на тот свет. Очередное падение спина пережила плохо, девушка с трудом сдержала тихий скулеж, лишь скривилась, послушно отползая туда, куда толкают мужские руки. То, что это Псарь Чиффа кое-как догадалась, иначе бы с ней не церемонились. Впрочем, здесь как-то тоже особо ласковыми не были, но возмущаться не стоило. Плутовка медленно, но верно осознавала, что человек, сидевший рядом с ней, только что не дал ей сдохнуть. Даже как-то подозрительно покосилась на мужчину, будто без слов спрашивая, а нафига своей шкурой рисковать?

Хотя больше ее занимал внешний вид сержанта. Вблизи выглядело все более красочно. Проскользнула мысль потыкать в человека хотя бы пальцем, так, на всякий случай, а то вдруг у нее глюки, на самом же деле обнимается с трупом. Брр…
Вопрос же мужчины обескураживает, лисица удивленно заглядывает в глаза спасителю, потом смотрит, как на идиота.
- Кого я грохнула? – с трудом подавляет желание потрогать лоб мужчины, кажется, галлюцинации не у нее, а у него. С этого станется, вон видок какой. Или он не шутит? Чиффа выглядел в этот момент совсем растерянной, кажется, больше не знала, что сказать. У нее вообще такое бывает, что может резко заткнуться. И такое вполне может быть, что кого-то грохнула, но еще не поняла. Значит, ее зажали в угол настолько, что дальше банально не соображала. – Тот бородач он был? А я его даже не узнала… - вот теперь точно приехали, не узнать того, с кем несколько раз говорила. Да у нее на лица память идеальная!

- Я не виновата, что они все на одно лицо, - негромко фыркнула и, наконец, отвернулась от мужчины. Почему-то кажется, что начинает оправдываться. Она тут не при делах, случайно вышло. Для шептуна такие разборки, можно сказать, первые. Девушка их всех стороной умудрялась обходить, теперь же активный участник. Ее еще и перепачкали в чужой крови, что ощущения прям… шикарррные, спасибо сержанту.
- А ты, кстати, прям великолепно выглядишь, любо дорого смотреть, - можно, конечно, не язвить, но стоило понять, что это в своем роде защитный механизм шептуна от всего происходящего. Психика у нее крепкая, но даже для нее немножко многовато на сегодня.

Кажется, прозвучал еще выстрел, и Чиффа нервно передернула плечами. Мысли разбежались, отказываясь собираться в кучку и выдать хоть какой-то гениальный план. Можно уповать на то, что из-за такого шума, сюда кто-то примчится, но какой кретин рискнет сюда залезать? Если только такие же, как ее побитый спаситель. Интересно, его должны искать? Было ли уговорено какое-то время? Это даже звучит смешно.

В помещении внезапно воцарилась тишина. Лисице даже смеяться от этого захотелось, гнетущая атмосфера становится еще мрачнее. То ли выжидают, когда попытаются вылезти к ним, то ли сами подкрадываются. С последнего стало не по себе, Чиффа даже голову подняла, на всякий случай проверяя, что над ними никто не нависает. То, что у нее имелось еще пара ножей в запасе, помалкивала, но и смирилась с тем, что их, возможно, тоже придется использовать.

+1

13

Сука, как я мог забыть?
А  ведь и точно, у каждого трактирщика под барной стойкой обычно хранилось что-то вроде ружья или винтовки для устрашения нерадивых клиентов либо усмирения особо разбушевавшихся драк. И конечно же, бандит воспользовался им, чтобы положить конец Псарю и его информаторше. Единственное, что спасало, так это то, что оружие наверняка было однозарядным и неприятелю приходилось каждый раз перезаряжать штуковину для того, чтобы сделать очередной выстрел.
Но так или иначе, а стол определенно долго не выдержит подобных издевательств, да и остается неизвестным, сколько еще головорезов Гила осталось, даже не смотря на гибель лидера бандитской шайки.
- Я вообще красавец, - хмыкнул Калеб на шутку девушки и внезапно скривился от резкой боли в плече, но несмотря на нее, достал пистолеты и выщелкнув гильзы, принялся их перезаряжать. Потом вздохнул и рывком выкатился из-за своего укрытия, стреляя сразу с двух рук. Одна пуля благополучно промазала, разбив пару-тройку бутылок с выпивкой на полке позади головореза, а вот вторая оказалась более удачной и проломив стрелку челюсть вместе с зубами, вероятней всего застряла в позвоночнике. Мужчина свалился назад и окончательно-таки обвалив полки с бутылками, с диким грохотом разлегся где-то за стойкой.
Сержант Зингер принялся судорожно оглядываться, пытаясь понять есть ли еще в трактире враги, но похоже, что пока им дали передохнуть, либо сообщники бандитов, те,, что снаружи, просто еще не поняли, что все кто зашёл внутрь, как бы уже мертвы. Однако, если убийцы войдут внутрь, то наверняка просто-напросто используют огнестрел, похоронив гвардейца и шептуна под градом пуль. Нужно было сматываться и побыстрее. Несколько долгих мгновений Псарь думал, а потому ухмыльнулся и схватил информатора за руку. Нет, совсем не так, как парень берет девушку, пялясь на нее полным любви идиотским взглядом. Калеб схватил девушку за запястье, может даже излишне грубо и потащил ее к запертой двери кладовки, в которой в самом начале резни заперся хозяин заведения. Тот наверное, тоже сейчас изнывал, не понимая, кто же все-таки победил… Ну да сержант собирался сейчас показать трактирщику, как обстоят дела…
Злорадно ухмыльнувшись, Зингер посмотрел на труп горе-стрелка, который умудрился его задеть и сейчас лежал в куче обломков дерева и битого стекла.
- Прощай, братец – бандит, - Псарь поднял ружье и перезарядив его, направил на замок.  Выстрел – и замок то ли вылетает из двери, то ли и вовсе разлетается на куски. Зингер отбрасывает оружие в сторону и распахивает дверь.
- Здрасте, - с милейшим выражением лица заявляет Псарь, направляясь к трактирщику. Тот заметно дрожал, выставив перед собой руки с пухлыми пальцами и похоже, пытался чего-то сказать, но вид окровавленного Псаря в компании с хоть и более аккуратно выглядящей, но все равно довольно потрепанной девушки-информатора, не способствовал хорошей дикции толстяка и он лишь заикался, выдавливая из себя нечленораздельные звуки, - А нам вот, милейший, очень интересно, есть ли у вас в заведении какой-нибудь запасной путь отхода, кроме черного выхода?
- Н-н-нет. Я…
- Так и знал, что сразу не скажешь. Нуу… - Калеб подмигнул «боевой подруге» и внезапно ударил того жирдяя в челюсть. Не очень сильно, но достаточно, чтобы что-то там такое хрустнуло, а трактирщик начал отплевываться кровью с кусочками зубов. Не позволяя ему опомнится, Псарь быстро наступил на левую руку несчастного каблуком, ломая пальцы. Хозяин дернулся и вскрикнул было от боли, но Псарь засунул рукоять ножа ему в зубы, будто удила лошади и стиснул тому челюсть, не давая оглашать окрестности воплями, - Я думаю, ты догадываешься кто я, или кем могу быть, если на меня открыли охоту те уроды с ебалами полными интеллекта и просветления. Так вот, знаешь, меня очень хорошо учили делать людям больно так, чтобы те подольше не умирали. Но мне это и не нужно. Уверен, твои друзья ворвутся сюда не быстрее пяти минут, а тем временем я успею разделать тебя так, что никакой Безумный Гил, который кстати уже подох, так бы не смог. Так вот, я надеюсь, что ты пойдешь мне на встречу и мне не придется всего этого делать. Да и поверь, нож – не лучший инструмент для вручения в твои потные ладошки твоих же заплывших жиром почек. Изобрети мне ебаный тайник и облегчи себе жизнь. Ну же, поросенок, - почти ласково потрепал по щеке, по которой бежали слезы. Наконец, толстяк видимо решил в чьи лапы попасть ему будет легче и указал дрожащей целой рукой на одну из полок со всякими запасами вроде алкоголя и снеди. Сержант сразу же ухватился за стеллаж и резким движением опрокинул нее, вызвав дикий грохот и звуки бьющейся посуды.
- О, а говорил, что нет, - заявил Калеб, рассматривая узкий темный лаз, - Ладно, дам вперед, - кивнул он информаторше, а когда та залезла, быстро перезарядил пистолет и навел его на дрожащего всеми объемными телесами старика, - и пиво у тебя хреновое, - выстрел, образующий на стене позади убитого кровавую кляксу с мозгами вперемешку и сержант Зингер нырнул следом за девушкой в черный прямоугольник тайного прохода.
В том, что трактирщик продал постоянное место встречи Гвардии с Шептунами головорезам Гила, Псарь не сомневался ни на миг.

Отредактировано Калеб Зингер (2019-08-09 16:43:21)

+1

14

Чтобы не укатиться в отчаяние о ранней кончине, Чиффа сосредоточила внимания на пистолетах мужчины. Вообще она их не один раз видела вблизи, но как-то даже не пыталась научиться стрелять. Теперь же может хоть понять, как с ним надо обращаться. Частично, ибо Псарь действовал быстро, да и настолько профессионально, что какие-либо недавние сомнения об их гибели как-то сами развеялись. Хотя и готова была поспорить, что, напади сразу несколько, он бы не протянул. Плутовка с трудом сдержала смешок, также молча наблюдая за последующими действиями.
В данной ситуации она помощник никакой, поэтому тактично помалкивала, старалась попросту даже слиться с местностью и не дергаться, вдруг еще отвлекает, раздражает. И даже стерпела грубую хватку за руку. Мысленно только ножкой от стула вломила по затылку. Ибо нефиг так хватать. Ей и сказать можно было, не отстала бы. А тут как будто нашкодившего схватили, встряхнули и толкнули в нужном направлении. Или яду сразу, чтобы наверняка.

На кровавое месиво после перестрелки девушка старалась не смотреть. У нее сил на это никаких не осталось. Еще хорошо, что желудок пустой, кто знает, чтобы было. Да и легкую бледность сейчас можно принять за простую нервозность после пережитого.
От нового выстрела чуть не оглохла или у нее просто восприятие всего обострилось? Вслух с трактирщиком не здоровается, но мило ему улыбнулась, еще и ручкой помахала, мол, я тоже жива, а то, что молчу, так мне нечего сказать. А этот окровавленный безумец итак все скажет за двоих. Правда, в этот момент его лицо старается запомнить, Чиффе хотелось бы больше узнать об этом трактирщике. Сомневаюсь, что он будет жить, но мало ли, вдруг есть кто ему на замену. Надо покопаться в его делах.
Задумчиво закусив губу, лисица уже мысленно отмечала вопросы, которые ей нужно задать в правильных местах. И куда стоит заглянуть тоже надо не забыть отметить. Так что весь диалог сержанта и порося, последнее слово девушка успела уловить, банально прослушала. Да и не хотелось слушать, как и видеть, хоть и приходилось. Рыдания и стоны даже к концу начинали раздражать, посему слинять первой в проем Чиффа была только рада.

Лаз для шептуна оказался не таким уж тесным. Трактирщику тут ходить, только пузо втягивать, а вот она проскальзывала спокойно, даже ускорилась, но не настолько, чтобы в темноте полностью себе довериться. По логике этот тайный проход не должен быть сильно длинным, из него, вероятнее, те официантки незаметно и выбрались, когда до них никому дела не было.
Шорохи позади напоминали, что она не одна, хотя очень уже хотелось про все забыть. Желательно еще эту физиономию Псаря. Точнее, окровавленную безумную физиономию, жаждущую кромсать и резать каждого. И то, что мужчина был позади, играло не в пользу Чиффы. Ей не нравилось, когда идут за спиной, нервозности добавляло что ли.

Впрочем, когда ладони наткнулись на тупик, наверное, облегченно выдохнула. Осторожно, но ловко ощупав, нашла ручку и аккуратно толкнула. Легкий скрип, кажущийся слишком громким, отчего пришлось куда быстрее открывать небольшую дверцу. Вот только в нос ударил не запах улицы, скорее пыли, которая навалилась толстым слоем на предметы остатков мебели. Заброшенный дом или комнатка.
Кажется, Чиффа догадывается даже, где они находятся, осторожно выбираясь наружу. Местечко прям рядом с трактиром, не такой далекий лаз, но выход из помещения вообще в противоположную сторону, что позволяло не сталкиваться с нетрезвыми посетителями помещения.
- Даже не думала, что здесь есть проход, хотя ошивалась в этом доме не раз… - негромко пробормотала, удивленно покачав головой. И обращалась скорее к себе, просто отмечая новую информацию. Впрочем, она же не по всем комнатам ходила, а выбрала одну удобную, отдыхала или следила за кем-нибудь.

Только сейчас оглядела себя получше и скривилась. Нет, она не брезглива, но, кажется, то, что ее ждало дома, пугало больше. Джо ее просто добьет. Может, переночевать тут, а она к утру утихомирится? Нельзя. Отсюда вообще валить следовало.
- Ну, можно сказать, что наш маленький договорчик ты выполнил, браво. – У Чиффы язык не повернется сказать спасибо. Не может она такими словами направо и налево разбрасываться. И не напомнит, что выполнит свою часть уговора, если сержанту понадобится информация. Да и пока не торопится сбегать, нет, ее не беспокоил вид мужчины, раз двигается, значит добредет куда следует. Их не выловят, пока не залезут в этот лаз. Лисица просто должна знать, что их прерванный разговор окончен. Правда, это всего лишь люди Гила, а не вся структура того, где она была. Я сомневаюсь, что он сможет вообще сейчас хоть что-то связно соображать.

+1

15

Псарь облегченно вздохнул, когда девушка приоткрыла дверцу тайного прохода и наконец выбралась наружу и тоже поспешил покинуть душный то ли тоннель, то ли коридор и оказаться в хоть и пыльной, но более просторной комнате заброшенного дома. Калеб стер с лица пот и кровь, оставив на нем грязные полосы, наверное, извозил руки о грязные стены секретного хода. Уже после "гигиены" устало опустился на пол, соскальзывая по стене. Некоторое время он сидел молча, прислушиваясь к голосам на улице и внутри тоннеля, но похоже, что погони за ними пока нет.
Обязательно будет, нужно убираться, но сначала…
Сержант Зингер скинул плащ, дырявый в нескольких местах, начиная от дыр в карманах, проделанных первыми выстрелами Псаря и заканчивая плечом, задетым выстрелом стрелка с ружьем. Он бросил ненужный и непригодный для ношения больше предмет одежды в угол комнаты и принялся небрежно стягивать рубашку, отрывая пуговицы и шипя от боли в плече. Затем, он оторвал несколько кусков светлой ткани и замотал рану. Щеголять полуголым не очень-то и хотелось, а потому Калеб натянул ее обратно, хоть она и напоминала теперь больше одежду бездомного, чем дорогостоящую вещь.
Дорогостоящую? Я же никогда не носил дорогую одежду и этой тряпке грош цена. Что за чушь лезет в голову, когда что-то очень болит?
Задумавшись, мужчина невольно окинул комнату, в которой они оказались с информаторшей. Царапины, где когда-то стояла мебель, покосившийся портрет с неким усатым мужиком, за чудом уцелевшим стеклом и… И все.  Больше абсолютно ничего не было.
Услышав комментарий девушки о том, что она раньше здесь была, но не догадывалась о проходе, Калеб улыбнулся лишь уголками губ и устало откинул голову на прохладную стену, похоже, еще и нацепив на голову пыли кроме разводов на окровавленном лице. Но офицер Гвардии хотел сказать кое-что еще:
- Значит, ты все-таки ни при чем. Честно говоря до последнего сомневался, - Псарь достал «Сюзанну» и покрутил небольшой пистолет в руке, - осталось еще две пули и одна из них должна была достаться тебе. Если бы я засомневался в тебе хоть на миг, то свою порцию свинца между лопаток ты бы получила. Но теперь-то вижу, что ты невиновата. Прошу, как говорится прощения.
Мужчина улыбнулся, но отчего-то эта гримаса не очень походила на признак доброжелательности, хотя он и старался, нет, правда. Но как может выглядеть улыбка того, кто недавно зарезал целую толпу народа?
Когда горе-знакомая начала подводить к тому, что им пора было бы уже и разойтись, как в море корабли, то Зингер лишь кивнул, поднялся и направился к двери. Он сам не понял, почему не закончил разговор, пока сидел. Возможно, он хотел таким образом показать, что подставляя под удар девушке свою спину полностью доверяет ей? Калеб схватился за ручку дверей, постоял некоторое время, а потом будто что-то вспомнив, направился к порванному плащу и достав из него небольшой мешочек с золотыми монетами, кинул его девушке.
- Бери. Для меня золото лишь инструмент, а это тебе в качестве моральной компенсации. Теперь ты точно на них заслужила. И не хочу ничего слушать, и так голова болит, бля…
Внезапно Псарь остановился как вкопанный и медленно повернулся к девушке.
- Блядь, я слышал шаги! Беги, чего ста… - Псарю не дала договорить та самая злосчастная дверь, которую они так и не открыли и которая разлетелась на куски, под напором какого-то оружия. Выстрел был настолько силен, что некоторые дробинки прошили дерево на вылет и впились в плоть мужчины, отбросив его назад. Далее появился и сам хозяин оружия, с громогласным: «Гоп!», ногой выбил остатки двери и отбросив оружие, шагнул к девушке.
- Ккуда, сссука. На лоскуты порежу, - Калеб уцепился за ногу человека и уже потом поднял взгляд вверх. Головорез был огромным. Нет, он был чертовски огромен. Два метра роста, широченные телеса, одеты в штаны на подтяжках и серую грубую рубаху, не выражающая особого интеллекта рожа и череп, немного вогнутый внутрь с одной стороны. Эти приметы были определенно знакомы Зингеру, но в сложившейся ситуации вспомнить урода Псарь не смог, да и не до этого было как-то. Громила с удивлением посмотрел на развалившегося возле него сержанта и пнул его ногой под ребра…
Честно говоря, по ощущениям это было так, будто молотом ударили. Мужчина харкнул кровью на пыльный пол, но только крепче ухватился за ногу. Слова давались ему с трудом, все тело будто горело огнем, а дыхание и вовсе отзывалось адской болью…
- Беги… Они меня вытащат. Я не сдохну… Убегай блядь! –  сержант Зингер как раз успел договорить и получил еще один мощнейший удар – на этот раз в голову. С последних сил удерживая себя в гаснущем, будто костер залитый водой, сознании, Псарь увидел, как громила вырвался из его хватки и метнулся к девушке. Что было дальше, Калеб мог лишь догадываться, ведь внезапно для него наступила ночь и все вокруг погрузилось в мрак. Однако, он успел все-таки услышать еще кое-что – топот множества ног и омерзительный бандитский хохот. И фразу, лишь одну, но удивительно долгую:
- Тащите его в подвал, скоро придет заказчик, будем на казнь смотреть. Я бы конечно его сразу кончил, но слышал, Маккуин, чертяка, имеет слабость к разрезанию на куски всяких законников. Хе-хе

Отредактировано Калеб Зингер (2019-08-07 14:25:44)

+1

16

Ха, забавно. Почему-то девушка до последнего думала, что ей не доверяют, мол, избивают так, для вида. Но, она рада, что гвардеец, наконец, определил сторону шептуна верно. Если быть честным даже с собой, то вряд ли бы она пошла против короны. Хотя кто знает, тут даже ей тяжело загадывать, но пока может утверждать лишь это.
На кривую улыбку мужчины отвечает кивком и легкой, но уставшей улыбкой. Ее нисколько не смущал его вид, при желании всегда разглядит то, что человек хочет сообщить. И она знала, что Псарь пытался своим видом показать. Выглядело прям душераздирающе-сопливо, что хохотать хотелось. Но момент решила не портить.

Разговор между ними не продолжится, оно и понятно. Не в том виде они уже были. А вот то, что ей лишних деньжат подкинули, удивило изрядно. Ловко поймала, правда, собираясь вернуть обратно, возмущенно желая напомнить, что не берет сверх меры, но тут же захлопнула рот. Спорить с Псарем, который просто прихлопнет от того, что голова трещать больше начала, не входило в планы.
Только куда деньги прятать? Плащ остался в трактире, пришлось закрепить на поясе, надеясь, что мешать не будут при движении. А то будет забавно, бежит и звенит монетками, оглашая окрестность такими приятными звуками. Да за ней охоту устроит любой желающий легкой наживы. Хреновый вечер выдался. Деньги вроде и заработала, а как-то паршиво все равно. Чиффы раздраженно повела плечом, намереваясь уже уходить следом, когда заметила странный взгляд сержанта. Ась? Чего так пялишься?

Ответ на невысказанные вслух мысли пришел незамедлительно. Грохот, выстрел? Да. Кажется, девушка даже вскрикнула, отскакивая в сторону. Неужели это не конец? Взгляд судорожно искал Псаря, что лежал на полу. С трудом подавила писк, хороня своего спасителя, не надеясь уже, что он после такого выживет.
Зато дальше уже хоронила себя, каким-то неведомым образом вспоминая молитвы, случайно услышанные от горожан. Потому что вот такую громадину, вошедшую внутрь, она ни за что не уделает. И ведь двигается на нее! Мамочки… роди меня обратно! Чиффа с ужасом попятилась, запоздало осознавая, что пытается слиться со стеной, образовавшейся позади нее. А гвардеец жив! Счастью нет предела! Хотя нет, есть. Когда его отправили точным пинком видеть сны. Если бы это была романтичная комедия, то шептун должен уже рыдать и кричать, бросаясь к телу умирающего, проклиная всех вокруг. Чиффа бы тоже могла, потому что как-то привыкла за такой небольшой промежуток времени к этому мужчине, но вместо этого бросается прочь, выполняя его последнюю предсмертную просьбу.

- Стоять, сука! – окрик за спиной лишь заставляет припустить быстрее в другую комнату. Эх, если бы она только знала, то изучила б помещение вдоль и поперек, а так попала в тупик, нет другого выхода.
На помощь громиле пришел еще такой же шкаф, поэтому удачно проскочить между двумя не удалось. Перехватили за руку, выкручивая так, что зашипела, а на глазах выступили злые слезы. Больно. Но все-таки резко оттолкнулась назад, чтобы завалиться на схватившего. Удобно опираясь на него, второму с ноги заехала в челюсть.
- Пусссти, урод! – наверное, Чиффа зря рыпалась так рьяно. Резкий разворот и удар по лицу, вроде и не ударил громила со всей силы, но шептун свалилась на пол, чувствуя, как из разбитой губы потекла кровь.

С одной стороны ее пустили, но с другой и нет. Через мгновение вздернули на ноги за больную руку. Кажется, девушка ее вывихнула, когда дергалась. А в голове шумело так, словно на нее колокол свалился.
С трудом заметила гвардейца, мысленно прося прощения, что ей сбежать не удалось. Ну а что, он ведь старался. Но раз его и ее куда-то тащат, значит жив. Маккуин? Зараза, как же я умудрилась так накосячить? Возможно, тут и не было вины шептуна. Она добыла информацию, просто так вышло, что ее раскрыли, если это имело месту быть, или просто проследили, а потом сложили все то, что было ранее.

Ее наглым образом облапали, на попытки взбрыкнуть и слинять, хватило врезать еще разок, что Чиффа просто задохнулась, а дальше молча сидела, куда ее посадили, и пыталась продышаться. Оружие отобрали все, что прям обидно. И хреново было так, что хотелось попросить ее добить. Но вместо этого приходилось слушать, как ей нарочно в красках рассказывают, что сделают с ее дружком. Он просто заказчик, какой дружок? Слышать ничего не хочу! Девушка до банального вжалась в ледяную стену, страшилки казни действовали неплохо. Стерев тыльной стороной ладони кровь, шептун попыталась зажмуриться, чтобы хотя бы ничего не видеть. Не вышло. Болезненный рывок за волосы вынуждает вновь распахнуть глаза и посмотреть на бандита.
- Ты будешь смотреть, попробуешь отвернуться, вырежем еще один кусок псины. Будешь паинькой, может, быстрее сдохнет, - и ведь еще, как добрый дядя, погладил по щеке и коснулся губ.

А вот это зря. Чиффа, как настоящая дикая лисица, укусила ублюдка за руку. Со всей силы, что могла. Даже примирилась, что ей засадили по голове еще раз, а то, что со стула навернулась, ну и пусть. Сплюнула кровь, не пытаясь даже подняться, и осталась сидеть на полу, наблюдая за происходящим.

+1

17

Калеб возвращался в сознание медленно, тяжело, то различая время от времени голоса, то и вовсе погружаясь обратно в спасительный мрак. Но нет, ему не давали снова уйти в мир снов или чего там было, по ту сторону, его обливали водой, заставляли пить какое-то лекарство, делали еще что-то, что должно было привести его в чувства. И он, будто волна, колебался туда-сюда, каждый раз оставаясь где-то в междумирье, где не было ничего. Где и его самого не было, также как и его тела, что сейчас болело немилосердно, казалось, каждой клеточкой, каждым миллиметром многострадальной плоти… Однако, тем, что старались привести его в себя, все таки это удалось и он, с трудом открыв глаза, сразу же почувствовал непреодолимое желание закрыть их обратно, ведь картина, что предстала перед ним, отчего-то не очень радовала. И надо отдать ему должное, он и закрыл их обратно, даже подумал:
Так старались, а я взял и опять…
Мощнейшая пощечина, которая моментально отрезвила Псаря, да к тому же еще похоже и доломала-таки ранее поврежденный зуб. Острая боль пронзила челюсть и сержант Зингер зашипел, скривившись.
- Рано рожу корчишь. Вот, сейчас Маккуин подъедет,  то ли еще будет, - голос неприятный, скрипучий, даже с нотками похмелья. Кто это там у нас такой болтливый? Калеб с трудом поднял голову и сквозь помутненный взгляд уставился на говорившего: тощий, с огромным носом, длинными седыми засаленными волосами. Одет в дорогой плащ. Псарь истерически засмеялся.
- Чего ржешь?
- Да сегодня, походу, день встреч. Сначала тот утырок Безумный Гил, потом…, - Зингер задумался и все-таки вспомнил имя здоровяка, - потом Малыш Эдди, - Калеб кивнул на стоящего позади остальных бандитов громилу с вогнутым внутрь черепом с одной стороны, - а теперь еще и Белый Феликс. Ну что за встреча выпускников приюта для отсталых детишек, а? – он снова засмеялся, так же как и раньше, будто бы с надрывом, немного даже безумно.
- Что ты сказал? – длинноволосый схватил гвардейца за воротник рубашки и сильно рванул на себя, так что его огромный нос оказался вблизи лица привязанного к стулу мужчины. Надо признать, с этими потерями сознания и тому подобным мало приятным вещам, Калеб совсем потерялся в пространстве. Да и боль, ведь болело так, что аж с ума сводило.
Но ничего, досадность эту мы переживем…
Сержант Зингер внезапно плюнул Феликсу в лицо смесью слюны, крови и осколков зуба, заставив того материться и ударить Псаря еще раз, похоже, ко всему прочему, еще сломав ему и нос.
- Эээ, ребята… - лицо сдавило будто судорогой и от носа по всему лицу «потекли» волны боли, - Я ж так помру скоро.
И тут, по ступеням начали спускаться два человека, которые разительно отличались от тех, что сейчас уже присутствовали здесь. Первый был толстый, будто боров и своими объемами легко затыкал за пояс пузо трактирщика. Под носом у него топорщились редкие русые усики, а костюм и трость сразу же выдавали в нем человека высокого положения. Кристофер Палмер.
Второй, хоть и был одет в не менее богатую одежду, сам выглядел каким-то осунувшимся, сгорбленным, волосы редкие и зачесаны назад. В руках – небольшой то ли чемодан, то ли что-то вроде него. Аластер Маккуин. Обоих Калеб знал в лицо и оба довольно успешно подчищали за собой все следы, связанные с организацией, в которой состояли.
- Господа, вы что, били нашего гостя? – Маккуин аж затрясся весь от негодования, когда узрел состояние Псаря.
Это болезнь какая, или он просто ебнутый?
- Не переживай, Маккуин, раньше нужного тебе не помрет. Да и так, он почти все это получил до того, как мы его взяли. Растворчик твой укололи, так что все будет хорошо. Да и крепкий, сука, - Малыш Эдди почесал огромный живот и хихикнул.
- Ну что ж, госп-пода, тогда предлагаю отметить наше заседание мучительной смертью самого Псаря и…
- Можно перебью? – Калеб громко перебил торжественный тон Маккуина со своего стула,  - идите все со своим праздником нахуй!
- Нет-нет, что вы молодой человек, - Пэйтон достал носовой платок и вытер с лба пот, - это совсем не праздник, это заседание в честь того, что мы, наконец достигнем своих целей и начнем действовать жестко, бескомпромиссно…
- Кто сюда впустил свинью? – еще громче чем раньше поинтересовался сержант Зингер, - мне обещали здесь праздник с моей казнью, так какого хрена этот хряк там распинается? – Псарь плотоядно ухмыльнулся. Белый Феликс красноречиво кивнул на него, мол, ударить еще? Но Маккуин протестующе отмахнулся рукой и наконец, открыл свой чемодан, негромко и похоже, волнуясь, рассказывая.
- Видите ли, господин… Зингер, вы конечно же, можете сколько угодно храбриться, но когда я начну своим прибором снимать с вас кожу, то будете орать, как, выражаясь вашим языком и языком этих господ, - Аластер указал на Малыша и Белого, - как сучка. Так что, я бы рекомендовал вам набраться терпения и продержаться как можно дольше… А этот глупец Гильберт, считал вас опасным и игнорируя мои просьбы, хотел убить вас. Глупец… Такой экземпляр терять, - Маккуин с счастливым как у ребенка лицом покрутил ручку на штуковине, что больше всего напоминала рогатку, в которой вместо резинки стоял прямой валик с лезвиями, а сбоку на рукояти была ручка, с помощью которой можно было привести нехитрый механизм в движение.
- Если дотронешься ко мне этой штукой, когда освобожусь - тебе ее в жопу засуну, - вполне серьезно на этот раз заявил Калеб, наблюдая за медленно крутящимся валиком.
- Не освободитесь, - также уверенно сказал Маккуин и приблизился к Псарю, - держите его, а то будет криво.
К Калебу сразу же сзади подскочил Эдди и сграбастал его своими ручищами. Белый в это время пошел к девушке и дернув ее за волосы, заставил смотреть…
…Пока первый лоскут кожи сошел с его тела, а точнее с руки, Калеб уже орал как резаный. Мужчина и не думал сдерживаться, ведь всегда помнил то, чему его научил один человек на инсталляции допроса:  «Если тебе больно – кричи. Выплескивай эмоции, иначе ты быстрее сойдешь с ума или твое сердце не выдержит и вовсе остановится… Заглушай врагов своими воплями, пусть думают, что тебе чертовски больно и ты искренне страдаешь, и они не причинят тебе большую боль»
Но... Что делать если... Я искренне страдаю?
- О, а давайте, пусть теперь шпийонша загадает, где нам с него на этот раз шкуру снять, - Белый Феликс довольный своей идеей загыгыкал, - а если не захочет, так мы ее по кругу пустим, а?
Калеб перестал кричать и поднял голову, посмотрев на девушку. Несколько секунд молчал, а потом хрипло произнес:
- Говори.
Главное - потянуть время.

Отредактировано Калеб Зингер (2019-08-08 13:20:16)

+1

18

Надо было срочно брать себя в руки, но получалось из вон рук плохо. Мысли путались, а взгляд остановился на мужчине, что сидел привязанным к стулу. Первое время она действительно смотрела, как его пытаются привести в чувство, потом же… Ей просто удалось отрешиться от всего. Вроде и смотрит, а вроде и нет. Положение шептуна, находившегося больше в тени, дабы не затмевать главное героя всей кровавой постановки, позволяло уйти в себя. Взгляд зеленых глаз стал каким-то пустым. Очень удобно, даже практически и не слышишь, о чем они болтают, но мозг привычно запоминает важные обрывки фраз. Малыш Эдди… Белый Феликс… Их лиц я не помню, но, кажется, о них ходили интересные слухи. Жаль, не интересовалась.

Негромкие шаги вроде бы и привлекают внимание, но Чиффа даже не смотрит. Она уже догадывается, кто идет, их же предупреждали. Надо же какое дело, столько узнать сведений, но не выкопать такие увлечения Маккуина не смогла. Даже в своей памяти не смогла выудить нужные воспоминания, их попросту не было. Этот ублюдок оказался не так прост. Впрочем, ей же все равно удалось накопать хоть что-то, отчего уголки губ незаметно дрогнули в легкой полуулыбке. Своей работой она должна остаться довольна.
И к разговору все же стоит прислушаться, что девушка и делает. Анализирует голос Зингера, что-то ее в нем смущало. Эта храбрость, насмешки, обещания исполнить свои угрозы. Будто время тянет, но для чего? Его медленно убивать собрались, а ты вопросы странные задаешь. Действительно, как могла забыть такую важную мелочь.

Боль в волосах не отрезвляет, шептун лишь послушно приподнимает голову выше, но смотрит туда, куда следует. Так же отрешенно, пока не видят. Избиений собственного тела ей хватило, а чтобы не лишиться остатков здравых мыслей, лучше побыть послушной. Да и волосы жалко, хоть обрезать, дабы так не дергали.

Крик, Чиффа не знает, как описать этот ор, что разносился по подвалу, кажется, обволакивал тело и заставлял временами судорожно вздыхать. Со временем ей удалось приглушить эмоции так, чтобы оставаться равнодушной. Внешне. Внутри же ее разрывало. Утешало лишь то, что она была чуть поодаль от происходящего, так что ор сержанта казался не таким уж громким. Невыносимо.
Когда же первая работа была завершена, она позволила себе прикрыть глаза, чтобы дать себе передышку. Впрочем, ее и не наказывали, она честно смотрела. Но, радоваться такому легкому занятию долго не пришлось. Грубый рывок, и ее волокут ближе к привязанному мужчине. Останавливают прям напротив. Чиффа не хочет выбирать, ни за что. Рьяно качает головой, кажется, прослушав, что с ней будет за отказ. И случайно сталкивается с взглядом Псаря. Губы послушно раскрываются, но язык отказывается двигаться. Не скажу. Не могу! Кажется, спустя несколько томительных минут, взгляд лисицы впервые прояснился. Она понимает, что те ждать долго не будут, но молчит.

- Спина… - едва слышно срывается с губ, ровно в тот момент, когда рука Белого поднимается, чтобы ее ударить вновь. И удара не следует, лишь отстраненно слышит нечто вроде «Умница». Чиффа лишь в ответ смотрит на бандита, с полным ненависти взглядом. Если б была глупее, накинулась бы сразу, попытавшись хоть как-то навредить.
- Может, ей и продолжить? Выбор сделала, пусть режет, - очередное предложение со стороны, а плутовка бледнеет на глазах. Вон на такое она точно не согласиться. Она никого резать не будет, не хочет и не собирается.
Маккуин молчит, явно раздумывая. Отдавать такую игрушку в руки дилетанта, когда он может сделать все с художественной точностью. Тяжелый выбор. И Чиффа видит, что он искренне задумался. Даже лисица сама замерла, боясь услышать его ответ. Вот только продолжает смотреть на Зингера, ей так кажется проще.

- Нет! – вроде бы это кричала уже она, потому как потащили за спину гвардейца. Развязывать, естественно, никого не собирались, можно ведь начать и с плеч, с чего пока достанет.
- Еще как да. Я тебе даже помогу, - неприятно хохотнул или хрюкнул Белый, - Дернешь ручкой, больнее будет и придется начинать сначала. – наигранно ласково объяснял, хотя держал так, что останутся синяки от его рук. Но Чиффа упрямится и дергается. Не дает вложить в дрожащую руку это проклятое оружие пыток. Всего вроде бы несколько секунд или пару минут борьбы, а ее, скрутив так, что нормально сама пошевелиться не может, всучили эту гребанную штуку.

И честно старается, чтоб рука не дрожала, так как Белый под комментарии Маккуина, начинает срезать кожу ее рукой. Она помнит угрозу, что гвардейцу будет больней. И, вероятно, этот тоже помнит, так как нарочно делает ошибку.
- Криво! Веди ровнее, как можно портить такой экземпляр!
- Хватит, я сама… - голос дрожит, но если позволит действовать через себя другому, выйдет хуже. У нее в данный момент нет выбора.

+1

19

Боль. Какое ужасное, уродливое, омерзительное, отвратное… И в то же время прекрасное слово. Боль всегда была, есть и будет. Боль присутствует и при появлении нового человека и при его смерти. Некоторые люди обожают боль, добавляют ее во время их безумных сношений. Так или иначе, вся наша жизнь – это боль, начиная от порезанного пальца, заканчивая ужасными пытками инквизиторов или таких людей, как «Цепные псы». Пожалуй, даже если человечество полностью исчезнет под напором всепоглощающей Пустоты, то боль останется. Она будет, даже если болеть уже будет не у кого. Боль найдет выход из данной ситуации. Боль это…
- Хватит, мне и так больно.
- Но… Но ты сам выбрал для себя судьбу, ведь так?
- Да, но все пошло не так. Не должно было быть так…
- Ты глупец, Калеб. Ты ведь прекрасно знал о увлечениях Маккуина. И почему же тогда не послал кого-нибудь другого?
- Они бы не клюнули. Белый, Малыш и Гил давно ненавидят меня. Каждый из них оказывался из-за меня за решеткой, а может, даже и был приговорен к смерти. Пэйтон и Маккуин просто больные богатые ублюдки, но тоже наверняка догадывались, что я копаю под них. Я сделал все, чтобы догадались. Остальные бандиты – просто мусор. Они ничего не стоят без организаторов.
- Н-но ты-то наверняка не ожидал всей это хрени с сдиранием кожи?
- Да. Думал, что будут пытать, но не настолько больно.
- Тогда почему бы тебе просто не умереть? Вас же учили, как покончить с собой в самых разных ситуациях. В конце концов откуси язык и все…
- Нет, нельзя.
- Лучше страдать. Терпеть это все?
- Чепуха. Я уже победил.
- Когда? Когда ты успел?
- Ты все не верно понял. И еще, я ненавижу говорить сам с собой. Хотя после того, как умер Спайк я и делаю это чертовски часто. Пшел прочь. Мне надо работать.

***
Калеб с трудом разлепил веки, плотно сжатые в попытках отстранится от медленно, но уверенно поглощающей его боли.
Сука, как же жжет. Такое чувство, один и тот же участок кожи беспрестанно жалят тысячи иголок. И спустя время, таких участков становится все больше и больше. Хотя, самое наличие кожи ТАМ было фантомным ощущением. Ее давно нет. Только оголенная плоть.
Н-но, терпеть уже недолго. Скоро они придут. Скоро.
Калеб понимал, что все эта ситуация – его вина. Он смирился, хотя тело прямо выкручивало от незабываемых ощущений. Им его не сломить. Все эти мерзкие рожи, руки которых были по локоть в крови, в переносном конечно же, смысле, сейчас упивались своей безнаказанностью. Своей находчивостью. Своей силой. Своими далекими планами, обширными амбициями. Мечтами о могуществе и власти.
Хех, наверное еще мечтают о толпе голых девочек. Все кроме Феликса. Он-то мужчин предпочитает.
В принципе, Псарь не видел в этом чего-то этакого. Его пытают, пусть и несколько довольно болезненным способом. Ему болит, он орет, услаждая их слух. Им по любому хочется еще послушать вопли страдания своей жертвы, которую они так ненавидят. И он только подыгрывал им, хотя это все и стояло ему адских страданий.
Да еще и впутал в это все девчонку. Можно представить что сейчас творится у нее в голове. Но пути назад нет. Все подходит к концу. Скоро страдания закончатся. Еще немножко потерпеть, совсем чуть-чуть...
Голос охрип, так что крики теперь больше походили на что-то вроде жалких хрипов. Мучители и сами, похоже устали от этого всего. Шептуна снова отбросили в угол, однако, похоже, что после смерти Калеба ее тоже ждало убиение не самым приятным способом. Все у организации хорошо, все продумано.
Капкан закрылся.
***
Если бы бандиты, выставленные как охрана снаружи здания, были более внимательными, то могли бы заметить, что в толпе прохожих все больше и больше начинают мелькать фигуры в черной форме без опознавательных знаков. Если бы они проявили вообще несвойственную им особую наблюдательность, присущую разведчикам, то возможно, хотя, конечно же и маловероятно, что кто-то и увидел бы, как из рукава одного из этих людей выскользнула довольно большая сколопендра, которая сразу же сменила цвет и устремилась прямо к ним, нескольким головорезам, оставленных на стреме, но не добежав совсем немного к ноге одного из них, резко повернула назад и вернулась к хозяину.
- Командир обнаружен, - сказал человек в плаще еле слышно, но все остальные фигуры, не спеша прогуливающиеся по улице среди обычных людей, внезапно остановились и развернулись в сторону неказистого здания.

Отредактировано Калеб Зингер (2019-08-09 10:30:53)

+1

20

Ее движения буквально через несколько секунд стали словно профессиональными, будто художник, рисующий свою картину. Пускай и на живом теле. Кажется, Маккуин на мгновение перестал руководить, что-то одобрительно улюлюкая. Видимо жалел, что такой опыт пропадает, а Чиффа просто молчит. Она всегда быстро училась, схватывая все на лету. Ей хватит взгляда, изучить новые движения и просто повторить. Конечно, будет не так идеально, как у того, кто занимается этим постоянно, но отличить трудно. Родители бы порадовались, их одаренное чадо практически идеально копирует чужого человека. Жаль только, что в совсем не подходящей ситуации. Лисица не против была бы подделывать подписи или еще что по мелочи, но точно не резать, хотя, если посмотреть с иной стороны… Будет опыт. Странный. Безумный. Но ты вроде всегда была такой. Одним опытом меньше, одним больше, подумаешь. Едва заметно кивает самой себе, для других же кажется, что шептун просто уже не в силах творить такое с человеком.

На самом деле ей действительно тяжело, но умение абстрагироваться со временем спасало от всяких терзаний. Была мысль сделать глупость, развернуться и этой хренотенью проехать по роже ближайшего, например Белого. Останавливало лишь понимание, что после этого ей либо всадят пулю, либо сразу свернут шею. Увы, у нее были еще планы, например, дожить до партии в карты, чье начало так непозволительно затянулось.
Странно думать о таких вещах, когда режешь по живому, а вокруг одни головорезы, да богатые людишки, коих она так ненавидит. Но это позволяет оставаться в здравом уме. Отчасти. Когда же им надоест? Движения машинальны, лишь слепо следует туда, куда указывают руки и хохочущий голос. От криков, кажется, уже оглохла, по крайней мере, в голове шумит так, что тяжело на что-то реагировать. Желание заткнуть чем-то рот Зингера возрастало с каждой минутой. Замолчи.

В мыслях шептуна многое не вяжется. Кажется, она все-таки упустила какую-то важную деталь, что маячит вроде бы перед глазами, но не позволяет пока себя поймать. Обидно. И прокрутить все эпизоды со всеми людьми, находившимися здесь трудно, Чиффе не дают сосредоточиться. И ей это не нравится. Да, он где-то сломалась, но ничего, новая деталька и все заработает, но не как раньше, по-новому. С теми изменениями, что произошли. Но чертовски хочется собрать пазл, который ей подбросили. Она ведь, как ребенок, расстроится, если не дособирает, и неважно какова будет причина, прервут ли или еще что-нибудь произойдет. Просто расстроится.

Ворот рубашки натянулся, неприятно, но не душит, лисица никогда не любила застегивать пуговицы до конца, потому что так легче дышать. Нет ощущения этого странного удушья. И новый короткий полет. Кажется, это скоро станет ее постоянным любимым делом – всюду летать. То с крыш, то с еще каких помещений, то вот просто так. Руки несильно щиплет, немножко содрала кожу, это мелочи, но все равно в данный момент выглядят чересчур забавно. Таких травм у нее всегда было полно, а теперь есть кому привести в порядок.
- Вроде бы и пытка необычная, а как доходит дело до стандартных вещей, так никакой фантазии, банальщина, - Чиффа шепчет это максимально тихо, для себя, чтобы просто понять, что еще находится в сознании, с приятными насмешливыми нотками. Никто посторонний здесь не должен был этого слышать, по крайней мере, она надеялась, что те были слишком сильно заняты. Пока не до нее.

А ей надо было знать, что шептун никуда не делся. Вот он, такой же разный и родной. Медленно и осторожно приняла сидячее положение, стараясь не делать резких движений из-за собственных многочисленных ушибов, после чего прислоняется к холодной стене. Чертовски приятно, даже боль ненадолго уходит. Одну ногу согнула в колене, чтобы опустить на нее руку, поза расслабленная, даже нахальная. Она похожа на оборванца, коей в принципе и была, когда ушла из дома. И в тени невидно, как прищурилась.

Чиффа лишь ждет, когда те закончат с гвардейцем. Его даже жалко, наверное. И старается не смотреть на то, что с ним стало, хотя, не кривя душой, девушка бы призналась, что работа у нее сделана прекрасно. Хоть подрабатывать на пытках. Но нет, нельзя говорить такое вслух. Потому что девушке действительно жалко. Она помнит, как дрожали ее руки, когда делала первые самостоятельные движения рукой, медленно отделяя кожу мужчины. Как ему удается все это выносить? Лисица бы не выдержала. Хотя, может быть, он также играет, как и она?  В мыслях возникает мысль получше о нем разузнать, но тут же затухает. Об этом бы стоило думать, если б была на свободе, а не сидела на полу, продрогнув от холода и липкого страха, скрываемого под привычной маской шептуна.

+1

21

[nick]Люка [/nick][status]Сладости или смерть?[/status][icon]https://i.ibb.co/k1jQbVF/imgonline-com-ua-Resize-SRqnud-LD9l-Eh-OA.jpg[/icon]
На крыше одного из неказистых старых зданий, неподалеку от импровизационной пыточной Калеба Зингера сидел невысокий парень-альбинос лет пятнадцати с несвойственным для него вдумчивым серьезным лицом.  Между его пальцев молниеносно мелькала золотая монетка, но в то же время казалось, подросток совершенно не обращает внимания на это и его руки двигаются сами, отдельно от их хозяина. Внезапно, парень подскакивает на месте и устремляет свой взгляд куда-то вниз. Цепкие алые глаза вычленяют из мирно идущих прохожих фигуры в черной форме, которые с разных сторон двигаются к одному и тому же дому.
- К-командир! – Беловолосый срывается с места и бежит по черепице, рискуя поскользнутся и упасть. Но сейчас это его совсем-совсем не волнует, впрочем, как и обычно, - Глупый, глупый командир! Если ты умрешь, то я тебя не прощуууу, - мальчик перепрыгивает с крыши на балкон одного из соседних домов, свешивается на руках вниз, еще ниже, пока наконец не оказывается на земле и устремляется к дому, опережая всех своих товарищей по отряду, по пути даже успев вроде невзначай уронить золотую монетку в шляпу нищего. Вдруг, на его пути появляются двое бандитов: гадкие-гадкие рожи, за поясами видно плохо спрятанное оружие. Один из них хватает парня за рубашку, немного приподнимает вверх и уставившись пустым от не наличия интеллекта взглядом на Люку.
- Куда пр-р-решь, сопляк! Здесь тебе не иг… - внезапно, головорез будто поперхнулся и с удивлением смотрит на рукоять небольшого ножа, что торчит у него из шеи. Он всхлипывает, давится, падает на землю, а его товарищ с ничего непонимающим выражением лица за всем этим наблюдает. Наконец, до него доходит, что произошло и он выхватывает настоящий кинжал – длинный, с красивой гравировкой на ручке.
- Дяденька, а ты бил командира? - заявляет Люка, вытирая нож о рукав своей белой рубашки и смотрит на мужчину глазами невинного ребенка. Непонятно почему, но внезапно, Руди Три-Пальца, жестокий убийца и бандит, который не боялся даже собственного отца, чувствует, как его пробирает дрожь. Он рычит, будто зверь, бросается на парня и совсем не замечает, когда «сопляк» вонзает ему в глаз нож.
- Подожди! – кричит один из «Псов» Люке, но мальчик не слышит, мальчик не видит, мальчик молчит. Он идет к нему. К командиру. И ему плевать на остальных. Честно-честно.
Самый младший «Цепной пес» толкает дверь и заходит в дом. Его голова растерянно вертится в разные стороны, но мальчик все-таки находит спуск в подвал. Он радостно улыбается, но внезапно его улыбку сменяет выражение искреннего удивления. Из дверцы подвала с трудом протискивается воистину огромный мужик, особенно для невысокого Люки. Его череп с одной стороны уродует глубокая вмятина и парень вспоминает, что где-то уже о нем слышал.
Точно!
На изумленном ранее лице прорезается улыбка. Она злая, кровожадная, улыбка настоящего убийцы. Точно такая же, как у этого здоровяка и Псаря. Мальчик подмигивает громиле и достает откуда-то еще один, такой же небольшой, как и первый нож. Крутит в пальцах, как ту монетку на крыше. Только если тогда он играл с золотом, то сейчас – со смертью.
- Я вспомнил. Ты малыш Эдди. Скажи, Эдди, а ты-то бил командира?
- Командира? А, ты наверное, о Псаре… Да, я бил твоего командира, - Эдди чешет огромный живот и сжимает огромные кулаки. Каждый из них размером как пол головы Люки, - ты же не думаешь, что твои финки тебе помогут, а, «Цепной щенок»? – но беловолосый больше не слушает. Он молниеносно срывается с места с криком:
- Ты бил командираааа? – в его красных глазах пылает пламя ненависти. Люка подскакивает к Малышу, уходит от его быстрого но в то же время страшного удара. Он знает, если великан попадет – мальчик проиграет, не сможет помочь командиру лично. И подросток показывает все, на что способен. Его движения быстры, он крутится вокруг противника, прыгает через стулья, подныривает под стол. Вспоминает все, чему его учили в цирке и командир. Эдди не такой быстрый, но он сильный, будто бык и просто отбрасывает либо же ломает мебель, что мешает ему драться с Люкой. Наконец, бандит ошибается и делает неверное движение. «Пес» оказывается возле него и делает ему надрез на левой руке, вдоль вен. Узкий но в то же время глубокий. Малыш Эдди пытается поймать парня, но тот ловко отпрыгивает и в то же время вновь стремится навстречу вероятной гибели, атакует все с той же кровожадной улыбкой и делает надрез теперь уже на второй руке, точно такой же. Из тела громилы медленно вытекает густая кровь, его руки жгут адским пламенем, а разум затуманивается. Эдди ревет, будто раненый медведь, он не может принять поражение от какого-нибудь щенка. Его прошлое кроваво и ужасно, а будущее велико и светло…
Где-то наверху слышны выстрелы и вопли боли. «Цепные псы» уже вошли на второй этаж и начинают зачистку.
Рывок – мощный, будто таран и Малыш хватает Люку обоими кровоточащими руками, которые уже алые по локоть. Эдди обнимает парня, будто и взаправду медведь и сдавливает его со всей силы, чувствуя привлекательный хруст мальчиковых ребер…
«Псу» больно, его кости трескаются, норовя вот-вот поломаться и он прекрасно знал чем это ему грозит. Ведь поломанные ребра очень зачастую пронзают внутренние органы, убивая человека. Так говорил командир.
Командир?
- Командиииииррр! – Подросток роняет один нож, но второй держит крепко и засаживает его в толстое горло, рывком расширяет надрез и кривится от фонтанчика алой жидкости, бьющей ему в лицо. Здоровяк в последний раз, судорожно сдавливает парня, но потом мякнет, расслабляется и споткнувшись, валится на спину.
Люке больно. Очень больно. Можно с уверенностью сказать, что так больно ему было уже очень и очень давно. Но когда к парню приходит понимание, что сейчас переживает командир и он, пошатываясь, придерживаясь за стену медленно ковыляет к сержанту Зингеру. Но его внезапно оттесняют, не грубо, но настойчиво. Люка поднимает глаза и видит, как в подвал врываются мелькающие мимо него люди в черной форме. Его товарищи… Некоторое время в подвале было слышно только звук раздираемой железом плоти и короткие вскрики.
И слабый, хриплый, немного неприятный, но все-таки такой родной голос:
- Мак…Куина брать живым. Я… Ему кое-что пообещал. И девушка со мной.
Люка улыбнулся, сбежал вниз по ступенькам с криками:
- Командииир, - и свалился на землю от увечий и усталости. Задание было выполнено. Псарь спасен.

Отредактировано Калеб Зингер (2019-08-09 22:56:29)

+1

22

Из-под полуприкрытых век наблюдение очень удобное, словно девушка в отключке или просто настолько смирилась со своей участью, что готова принять то, что ей заготовили после смерти сержанта. Но нет, ей просто так комфортно слиться с тенью, что всегда была для нее уютным коконом. Чиффа прекрасно знает, что люди, увлекшись более интересным занятием всегда забывают о тех, кто не кажется для них ярким. И она в настоящий момент для них не яркое пятно и таким и останется. Уж что, а девушка всю жизнь умела быть неприметной, ее даже не сразу замечали знакомые, да и даже когда голос подавала, еще удивлялись и не верили, что перед ними Кирстен Хэллуэй. Откуда взялась?

И девушка пользовалась подаренным случаем, кажется, даже начиная медленнее или реже дышать. Едва заметно, но сменила положение так, чтобы полностью оказаться в спасительной темноте. Вот так. Глядишь, еще выбраться сможешь. Она никогда не потеряет надежду. Да, таких передряг еще не бывало, но какая разница. Здесь тоже вылезет, как делала всегда.
Только ее настораживает, что стена время от времени подрагивает, словно жалуется, как ей больно. Интересно, почему? Прислушивается, позволяя ряби пройти сквозь тело. Анализирует и губы беззвучно шепчут «Словно бьют». Чиффа не может ошибиться, она умеет слышать и слушать, поэтому заранее подбирается, готовясь к тому, что может произойти.

А пазл в голове медленно, кусочек за кусочком, собирается. Каждый встает на свое место. И теперь картина перед глазами чуть более яркая, но все равно не может сказать стоп. Последняя деталь вертится в воздухе, лисица сама не торопится его вкладывать, потому что, если это произойдет, ответ может в корне не обрадовать. То, к чему пришла. Или же обрадует? Девушка чуть прикусила губу, не зная точного для себя ответа, а потом мысленно махнула рукой, вкладывая финальную деталь в пазл.

Словно судьба этого момента и ждала, потому как сбоку откуда-то доносится более явный грохот. Плутовка подмечает, что это открылась дверь, ведущая прочь из холодного подвала и силуэты. Много черных силуэтов. Внутри что-то екнуло, но не двинулась даже с места. Нельзя. Она боялась сделать лишнее движение уже просто потому, что ее могут принять за соучастницу этих головорезов. Мало ли кто у Маккуина в работе.
Голос Зингера доносится как-то слабо или Чиффа просто не старалась расслышать, когда пара людей в черном замерли напротив нее. Зато он вовремя озвучил ее положение – оставить живой, а то она уже, если честно, думала отправиться на тот свет. Теперь же можно было аккуратно подняться на ноги. И взглядом, более осмысленным и ясным, словно с ней ничего такого до этого не происходило, окинуть помещение. Шептун искала свое оружие. Оставить дротики с ядом банально не могла, совесть и жадность не позволяли расстаться с такой дорогой вещью.

Стол был замечен, ее вещи лежали кучкой, может, думали потом посмотреть или вообще забрать, когда все закончится, но сейчас лисица, наплевав на все, тихо скользнула к собственным вещам, ощущая какую-то легкость и счастье, что не испортили. Хотя была бы не против, чтоб кто-то коснулся острия дротика, ведь, как говорил продавец, одна даже маленькая царапина и ты труп. Удобно ведь как!
Едва заметно дрожащими руками застегивает все на поясе. Кажется, свои нервы она переоценила. Маска спокойствия трещала по швам, грозясь вылиться в какую-нибудь бабскую истерику. С одной стороны, ей можно, еще и чем-то тяжелым сверху добить Псаря. С другой же… А других сторон Чиффа и не видела, за все это время даже не оглянулась назад. Хватит ей разглядывать такого Псаря. Пусть уж лучше тот безумец, чем хриплое и полудохлое существо. Если таковым на самом деле является.
Только сейчас оборачивается, думая, как бы так слинять не прощаясь. Кажется, слышит детский голос, но не может утверждать наверняка. А нет, ребенок вон есть. Удивительно. Эта преданность в глазах, что лисицу передергивает. И плевать, что он падает, сейчас она даже не зашипит и на прохожего, который пнул собаку. Чиффа хотела домой. По сути, до этого подвала каждый собирался уходить своей дорогой, можно продолжить, ведь ее вряд ли кто остановит? Или нет? Придется, наверное, остаться, пока она не заметит, что махнули рукой, мол, проваливай уже отсюда.
- Карты мне сегодня точно не светят, и выпить тоже… чаю… - раздосадовано вздохнула, снова говорит с собой. Определенно ей не хватало кериганна, уже привыкла, что он постоянно летает рядом. Лишь бы не сбежал. Потом ищи его в таком виде.

+1

23

Как только Малыш Эдди покидает помещение и поднимается наверх, Калеб понимает, что все кончилось. Непонятно как громила узнал, что что-то не так… Но в том, что здоровяк не вернется назад, Псарь был уверен полностью. Единственное, что заставило его вздрогнуть и удивленно посмотреть на дверь выхода, так это юношеский крик, который из-за плотно закрытой двери и звона в ушах казался таким далеким… Вместе со всепоглощающим грохотом, который заполнял все здание, начиная из второго этажа.
Но “палачи” тоже его услышали. И если Феликс напрягся всем телом и потянул откуда-то из-за спины рапиру, то богачи и вовсе упали в панику. Жирная свинья Палмер забился в угол и там дрожал, тщетно пытаясь зарядить пистолет, хотя выходило у него это крайне паршиво и пуля то и дело улетала ему под ноги. Наконец, он справился со своей сверхтяжелой миссией и выставив перед собой оружие, завертел им в разные стороны.
-Убери ствол, придурок, - Белый пникрикнул на толстяка и перехватив поудобней клинок, шагнул к двери, собираясь прийти на помощь Эдди, но звук падения чего-то тяжелого, вместе с оглушительным звуком, заставил его замереть на месте.
- Все, нам конец... – негромко проблеял из своего псевдоукрытия Палмер, еще глубже втискиваясь в угол, хотя это и не было возможным с его габаритами, - нас поймают, будут пытать…
- Закрой пасть и успокойся. Еще не факт, что это “Цепные” и вообще… - рявкнул своим мерзким голосом Белый Феликс, или Феликс Круа, как будет угодно. Однако, закончить предложение ему так и не было суждено. Дверь распахнулась – резко, чуть не сорвавшись с петель. Феликс принял боевую стойку, приготовившись атаковать. Он прекрасно понима, что дверной проем довольно небольшой и если он сделает все правильно, то при помощи рапиры сможет…
Он и сделал – один-единственный выпад в сторону неизвестных ему врагов. И сразу же получил пулю в живот. К сожалению для него, люди в черных мундирах без опознавательных знаков, не умели, да и не хотели играть честно. Бандит свалился, захрипел пуская кровавые пузыри. Судорожно цеплялся ногтями за каменный пол подвала, не желая принимать смерть. Но ему не дали даже насладиться и этими последними мгновениями. Следом за пулей, в комнату влетел человек с длинными светлыми волосами, схваченными в хвост и на ходу дернул за небольшой рычаг на винтовке, который выстрелил штыком, закрепленным снизу дула седоволосому головорезу в глаз, оборвав его страдания. “Пес” сразу же откатился в сторону, уходя от предсказуемого выстрела Криса Палмера. Следом за первым в подвале появляется и второй – высокий, черноволосый и короткостриженый с палашом наперевес.
В это время, Маккуин, несмотря на внушающую особого страха внешность бросился на Псаря, собираясь покончить с ним раз и навсегда одним грубым взмахом своего устройства для снимания кожи. Сутулый чиновник был уверен, что попади он в горло…
Еще один раз. Последний на сегодня.
Калеб дернулся вместе со стулом, который теперь никто не держал резко, внезапно, целясь головой Аластару в нос и не промазал. Под лбом сержанта что-то отчетливо хрустнуло, хлюпнуло и Маккуин с диким воем свалился на землю. Где-то позади его тощей распластвшейся на полу фигуры послышалось:
-Постойте, я простой заложник, - орал по всей видимости Палмер, - меня заста...
- Ага, а я королева Дагорта, - послышался довольно сухой саркастический ответ и палаш прекрастил словесный поток толстяка.
Маккуин, издавая болезненные стоны, попытался подняться и сразу же получил сапогом в лицо от длинноволосого “Цепного” убившего всего десяток секунд назад Белого Феликса. Гвардеец приставил уже перезаряженную винтовку к груди рыдающего Аластера, но Калеб его “спас”:
Мак…Куина брать живым. Я… Ему кое-что пообещал, - после этих слов, урод и вовсе завыл дурным голосом, а Псарь спешно добавил, - и девушка со мной.
- С возвращением, командир, - ухмыльнулся длинноволосый и потащил Маккуина наверх, волоком по земле, - потом он внезапно остановился, не забыв в очередной раз пнуть пленника, - кстати, этот паршивец Люка один на один зарезал Малыша Эдди.
- Выпорю придурка… - слова все еще давались Калебу немного с трудом, - говорил же не нарываться…
Вскоре, в подвал спустились и другие из отряда. Некоторые были легко ранены, но общих чертах более-менее сильно пострадал только Люка.
- Ладно, теперь выметайтесь все, - негромко сказал сержант, после того, как его раны перевязали, а трупы вынесли наверх - ждите меня наверху, - и когда все черные мундиры оказались вне подвала, он заговорил, обращаясь уже к девушке, даже не обратив внимания, слушает ли он его или нет, - думаю, что ты должна знать… Все это было спланировано. Начиная из нашей встречи вплоть до пленения теми уебками, - Зингер кивнул на кровавую кляксу в углу, - Да, на твоем месте мог оказаться любой другой информатор, но тебе просто не повезло. А вот меня они хотели и получили. Правда пытки оказались… - Псарь скривился, - несколько более изысканными чем я ожидал. Мне нужно было собрать всех наиболее опасных представителей той организации вместе и нужно было найти то, что связывало их всех. Оказывается, этим желанным пирожком с мясом оказался я. Я знал, что они нападут на трактир. Я знал, что трактирщик сотрудничает с головорезами Гила. Я знал, что Безумный Гил ненавидел больше всех, а потому не стал бы брать живым, именно потому его нужно было убить и это сделала ты, тем самим помогая мне. Я знал, что Маккуин и Палмер, сами по себе трусливые крысы и не покинут нор, если не будут считать, что они в безопасности. Я знал все. И я прикрыл всех. Хотя, повторюсь, - мужчина подобрал с пола любимую игрушку Аластера и повертел ее в руках, - эта штука оказалась для меня полнейшим болезненным сюрпризом, - он снова поморщился, - наверное, теперь мы и правда должны пойти своими дорогами. Не думаю, что тебе понравилось наше знакомство, - и прикрыв глаза, добавил негромко, саркастично - так я еще девушек не цеплял.
И тут внезапно, Калею почувствовал,  действие препарата, введенного ему ублюками заканчивается а в глазах начинает стремительно темнеть.
- Уходи, тебя никто не тронет. И спасибо.

Отредактировано Калеб Зингер (2019-08-11 17:46:24)

+1

24

Зачистка происходила настолько стремительно, что девушка старалась просто не попадаться никому под ноги, оставаясь на своем месте. К счастью, после слов сержанта Зингера, на нее  вообще перестали обращать внимания, а это прям гора с плеч, как и большей части напряженности. Не любила она, когда внимание обращено к ней, вот совсем. А тем более королевской гвардии. С ними лучше не пересекаться, к тому же она являлась не только шептуном, но и воришкой, что могла залезть в любые дома, только пусть в голову взбредет.

Чиффа спокойно провожала каждого человека взглядом. На лица у нее память хорошая, так что запомнила каждого, теперь будет держаться подальше. Лучше так пропасть на некоторое время с людских глаз. Нечто вроде залечь на дно, чтобы перевести дух, собрать нервы в кучку, а потом вытряхнуть себя вновь наружу. Идеальный вариант. И главное – не ходить на личные встречи, анонимность и только. Пока не переживет то, что произошло, никаких контактов. Простенькую работенку она и на расстоянии проделает запросто.
Лисица, кстати, слушала внимательно все, что ей говорил Псарь. Они в помещении остались одни, причин такого принятия решения она не знала. Да и знать не хотела, просто анализировала каждое слово, сказанное мужчиной. И она ведь оказалась отчасти права в своем пазле. Гвардеец в ее сознании был в самом центре схемы, но все равно полную картину он позволил ей увидеть только сейчас. Возможно, кто-то из шептунов заподозрил неладное, может быть, действительно не нашлось кого другого кроме нее. Но что тут уже говорить. Что было, то прошло, верно?

И она не злилась на Псаря. Нисколько. Девушка ведь также умеет использовать людей, здесь пришлось побыть в роли жертвы ей, ничего не попишешь. Судьба сказала, судьба сделала. Может быть, шептуну нужна была такая встряска, дабы не прохлаждалась больше. Кто знает. Чиффа лишь усмехается, когда взгляд падает на оружие пыток, а по зеленым глазам понятно одно – можно сказать, что отомстила за использование ее тельца тем, что снимала кожу с сержанта. Расскажи кому, так вообще не поверят. А ведь еще и слухи пустить можно, отчего усмешка превратилась в короткую, но предвкушающую улыбку. Впрочем, это она сейчас так думает, потом от данной идеи отмахнется, как от головной боли. Но еще подумает. Это точно.

- Чиффа, - негромко произносит свое прозвище, в этот же момент легко и бесшумно скользнула к мужчине, просто едва придерживая за плечо, не давая покачнуться, - Это если тебе понадобится что-нибудь еще, оставь записку, а найти тебя мне не составит труда. – Она никогда не представляется заказчику, но тут решила сделать исключение. Наверное, потому, что это опасное приключение ей в глубине души понравилось. Необычное знакомство, к тому же, когда еще заводить таких безумных знакомых.
- Из-за тебя я пропустила партию в карты, так что считай, что ты мне должен, - легкая усмешка, Чиффа в открытую не признает, что знакомству осталась довольна. Да и, чего таить, когда еще Псаря можно сделать своим должником?

Девушка придерживает мужчину, помогая добраться до выхода из подвала. Ногой открыла дверь, выходя вместе с сержантом наружу. Другой воздух, отчего плутовка на долю секунды задохнулась, но все же справилась.
- Эм, господа, забирайте своего командира, между прочим, он весит, как настоящий кабан, а девушкам тяжести таскать вообще не круто, - благополучно выдав своеобразную недовольную тираду, спихнула Зингера на первого попавшегося, тут же недовольно морщась. В руках появляется бумажка, что отдает этому же незнакомцу. – Это все по списку в него точно вводили. Так, на всякий случай, мало ли какие побочные эффекты бывают…
Чиффа легко пожала плечами и развернулась, направляясь прочь. С нее хватит. И, кажется, на улице она слышала птичий крик. Почему-то чертовски знакомый. Обезумевшего кериганна еще не хватало.
- Не забывайте, сержант Зингер, вы мой должник! – последняя фраза произносится уважительно и официально, но последующий за ним смех зеленоглазой плутовки рушит всю картину. Лисица уходит, на свежий воздух. Наконец-то. И три коротких, но громких свиста.
Через несколько минут слышит крик вновь, а рядом резко, почти перед носом замирает птица. Ласково скользит кончиками пальцев по перьям, успокаивая.
- Пошли домой, будешь спасать от разъяренной бестии. Как думаешь, в этот раз вазу разобьет? – негромко беседуя со своим любимцем, Чиффа скрылась за следующим переулком. Было весело. Безумно.

+1

25

Когда девушка назвала ему свое то ли имя, то ли прозвище, Калеб лишь благодарно кивнул. Сил на большее у него не оставалось. Благо, что Чиффа его поддержала и помогла покинуть подвал, с которым у Псаря теперь были не самые радужные ассоциации. Один из «Псов», принял командира и помог ему сесть. Пожалуй, молчать и дальше было бы неуместно и момент требовал какой-нибудь эпичной фразы, особенно после напоминания информаторшей  о том, что сержант Зингер ее должник. Еще бы. Затащить девчонку в такое пекло, преподнести представление в виде пыток Псаря и на сладкое – истребление всех злоумышленников у нее на глазах. Так сказать, конец вроде-как счастливый, но весь день больше походил на будни забойщика свиней. Ладно уж…:
- Только пообещай, что в какой-то мутный трактир ты меня не затащишь. Пожалуй, нам с тобой уже хватило, - Калеб некоторое время смотрел вслед удаляющейся девушке, ну как некоторое время, пока она не покинула дом, а потом рявкнул, - и дайте кто-нибудь мне уже сигарету, курить хочу, умираю.
Затянувшись наконец, таким сладким и одновременно горьким и вредным дымом, сержант Зингер смог расслабиться. Но лишь на время, пока не почувствовал легкий тычок локтем себе под ребра, что показался ему сейчас полноценным ударом постоянного посетителя бойцовский ям. Калеб стиснул зубы, беспощадно зажав серый цилиндрик набитый чем-то, что должно было заменять табак, издав еле слышный стон. Рядом с ним стоял, пошатываясь, изрядно помятый Люка с рассаженным после падения вперед лицом, в кровь лбом.
- Командир, а ты чего не сказал, что ты тут на свиданку собрался? Мы бы тебе там лепестков роз принесли, воду для ванной нагрели… ай! – парень ловко увернулся от посланной Псарем оплеухи и сразу же получил еще одну, от короткостриженого черноволосого «Пса» с палашом.
- Командир и так ранен, а ты ведешь себя, как придурок. Чего вообще поперся на рожон?
- Да ладно тебе, - Люка почесал ушибленный затылок и улыбнулся, демонстрируя щербатый зуб, - я вона, Малыша Эдди забил, пока ты там аристокра-тиков резал, - мальчик издевательски показал язык.
***
Калеб дальше не слушал продолжающуюся перебранку, перебирая в голове события всего этого дня. Уже позже, он узнает, что последних двоих руководителей организации из списка Чиффы – менее опасных, но все же имеющих некоторые рычаги влияния, найдут мертвыми в собственных особняках. Первый повесится на чулках своей жены, а второй вскроет вены бритвой во время купания. Остается так и неизвестным, пошли они на столь решительные поступки из-за гибели всех остальных членов, их небольшого «круга» или причиной для самоубийства было что-то еще.
В любом случае, больше никакой информации о деятельности данного общества, так и не было. Дома всех казненных в том подвале людей, принадлежащих к знати: Палмера и Маккуина, опечатают. А из особняка второго, к слову, любителя двенадцатилетних девочек и мальчиков, сделают сиротский приют в связи из требованием оного самим Псарем, в обмен на награду в виде премии за это дело. Несмотря на то, что стоимость дома в много раз превышала поощрение, что мог получить Калеб, в связи со старыми заслугами перед королевством, его просьбу взяли к вниманию.
***
- Задание выполнено, - тихо молвил сержант Зингер, все еще находясь со своим отрядом в том доме и потушив окурок о подошву ботинка, с трудом и не без помощи подчиненных, поднялся на ноги.
- А? – спросил Люка, яростно демонстрирующий средние пальцы сразу же двух рук бездыханному телу Малыша Эдди.

+1


Вы здесь » Дагорт » Игровой архив » 13, месяц дождей, 1809 - Закрыть уши руками, не значит не слышать...