КИЛЛИАН ПЭЙТОНКЛИФФ ХОЛДЖЕРИЛАЙ БЕРРИГАН
ГРЕХ НЕ В ТЕМНОТЕ, НО В НЕЖЕЛАНИИ СВЕТА
месяц солнца, 1810 год
Тёмное фэнтези | NC-17
Месяц солнца принёс в Дагорт дурные известия: мало хорошего в новостях о том, что в Редларте начали пропадать люди. Там и раньше было не слишком спокойно: большинство жителей ушло оттуда с приходом Пустоты. Остались лишь самые смелые или самые упрямые (хотя их принято звать глупцами). Более того, остался в Редларте и весь род Пэйтонов, не пожелавших бросить родной город. Кто-то говорит, что тучи сгущаются и грядёт буря — вполне возможно, что будет так.
» сюжет и хронология » правила проекта » список ролей » календарь и праздники » география и ресурсы » власть и образование » религия » технологии и оружие » ордена и союзы » пути и пустота » бестиарий » гостевая книга » занятые внешности » нужные персонажи » квестовая

Дагорт

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дагорт » Архивы канцелярии » Барклай Финли, 36 лет


Барклай Финли, 36 лет

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Барклай Финли


https://i.imgur.com/lnXSWso.pngСо зверем можно начать сражение. Проблема в том, что, стоит ему почувствовать кровь, его уже не подзовёшь обратно свистом.

То, как вы известны: К нему обращаются «Ваше Превосходительство», но обсуждают его иными словами. С осторожностью они шепчутся о резне, которую устроил Чёрный Барклай, с опасением предполагают, что произойдёт, когда на дело идёт «тот самый Барклай Финли», и с ужасом думают о том, на кого спустит Инквизиция своего пса в следующий раз.
Возраст: 36 лет.
Род занятий | Путь: Инквизитор III ранга | Вивисектор
Сложность: Адская
Отличительные черты: Крепко сбитый и плотный, выглядит, как солдат-ветеран, но повадки выдают в нём командира. Уверенный, властный, с тяжёлым взглядом, двигается быстро и целеустремлённо, всегда точно зная куда идёт и зачем. Доспех на этом мужчине сидит как влитой, а ножны с клинком на поясе выглядят уместнее, чем на ком бы то ни было.
Серо-голубые глаза; короткие чёрные волосы, с проседью; нос без горбинки, но с искривлением от старого перелома; выраженные скулы, подбородок твёрдый, с красивой мужественной линией; уголки губ слегка направлены вниз; мимические морщины указывают, что улыбается этот мужчина нечасто. На правой щеке и скуле обширный след, напоминающий оспины, но на деле являющийся шрамом от ожога. Практически всегда гладко выбрит.
На теле большое количество шрамов и следов старых ранений, заметная выраженная мускулатура. На спине, между лопаток, татуировка в виде инквизиторской аквилы.
рост 186 см / вес 89 кг


ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯСмерть легче пёрышка, долг тяжелее горы.

Последний из бойцов лежал на полу, буквально в шаге, раненый, он тянулся к выбитому из рук несколько мгновений назад мечу. Медленно, из последних сил, желая скорее умереть с клинком в руках, чем оказать настоящее сопротивление. Достойная смерть для воина – умереть с оружием в руках, защищая то, во что веришь. Но они не заслуживали достойной смерти.
Барклай каблуком придавил пальцы еретика, и мужчина зарычал. Инквизитор надавил сильнее, повернул ступню и рычание перешло в злой, полный боли крик. Боец смотрел на инквизитора снизу-вверх, другой рукой судорожно нащупывая кинжал на залитом кровью боку. Его лицо было всё в пыли, грязным и в ссадинах, он сцепил зубы и его губы сжались до нити, от напряжения. В глазах застыл ужас.  Барклай смотрел на него и ждал, пока спустя мучительно долгую секунду кончики пальцев раненого ни нащупали яблоко на рукояти кинжала. Барклай резко ударил палашом, разрубая лицо мужчины. С хлюпаньем и хрустом череп бойца раскрылся, как орех, заливая кровью и жидкостью пол, обрызгав высокие сапоги инквизитора. Одного из солдат за спиной Барклая начало тошнить.
Он повернулся к своим бойцам, доставая из кармана тряпицу. Она была в засохших коричневых пятнах, но Финли нашёл на ней чистый уголок и аккуратно повёл по клинку, вытирая кровь. Как он и предполагал, из четверых спутников тошнило самого молодого, который едва как месяц получил второй ранг. Возможно это была его первая настоящая боевая операция.
– Ваше Превосходительство, разрешите обратиться, – Барклай взглянул на воина. Куда более опытный, чем юнец, кашляющий в углу. Инквизитор коротко кивнул. Подчинённый явно хотел выслужиться, от него практически физически пахло честолюбием.  – Ранение было не смертельным, мы могли задержать и допросить этого, – воин махнул голову в сторону тела, – сэр.
Допросы, допросы, а потом опять допросы.
– Мы и так взяли заложников больше, чем нужно, инквизитор. Я здесь не ради допросов, а ради очищения, – боец вздрогнул. Барклай смотрел ему в глаза, пока тот не смутился.
– Так точно, Ваше Превосходительство.
Барклай кивнул.
– Вы трое, разойтись и передать командирам звеньев приказ начать обыск. Все документы и ценности изъять и описать, проверить всё здание на тайники, – «а потом сжечь дотла». Инквизитор не стал заканчивать фразу, и, убрав палаш в ножны, пошёл в сторону самого молодого из своих сопровождающих.
Он явно не был совсем юнцом, раз уже получил второй ранг, но выглядел так молодо, что казался здесь лишним. Молодой инквизитор лихорадочно вытирал подбородок и пытался привести себя в порядок под взглядом командира.
– Ваше Превосходительство, простите…
Барклай перебил его.
– Инквизитор, почему я взял тебя в свою пятёрку?
– Не… не могу знать, Ваше Превосходительство, – воин аж начал заикаться от неожиданности вопроса.
– Потому что я забочусь о бойцах. Ты самый молодой из отряда, и ты мог сегодня погибнуть, – только Финли мог говорить о заботе таким тоном, словно это наказание. – Только взяв тебя с собой я мог быть уверен, что я могу тебя защитить. Ты бы не погиб сегодня, но скорее всего был ранен.
– С-спасибо, Ваше Превосходительство, – голос юноши вздрагивал. Барклай вздохнул. К счастью, не каждый инквизитор обязан был быть отличным бойцом, но зачастую выживание этого требовало.
– Сегодня перед сном ты тридцать раз прочитаешь Воину молитву стойкости и храбрости, – Барклай чеканил каждое слово, не отводя взгляда от солдата. – Возьми дополнительные занятия по боевому ремеслу и анатомии. Мы не имеем права терять самообладание в бою, наша миссия слишком важна. Приказ понятен?
– Так точно, Ваше Превосходительство.
– Приводи себя в порядок и присоединяйся к любому из звеньев для обыска. Свободен.
Быстрым шагом Барклай вышел из комнаты, оставив юношу разбираться с пережитым.


Наверно, легко было бы найти оправдание. Рассказать душещипательную историю. Это была бы маленькая ложь, но она бы сделала конкретно эту историю немного проще. Понятнее. О, я уверен, вы не раз слышали эту горьковатую ложь. Рассказы о трудном детстве, тяжелой жизни, несчастной любви.
«Я избиваю своих жену и ребёнка, потому что меня бил отец.»
«Я ворую, потому что вырос на улице без родителей.»
«Я убиваю людей за деньги, потому что когда-то убили мою мать.»
Удобные оправдания, чтобы быть куском дерьма. Я не говорю, что ложь этих историй в событиях, я утверждаю, что она кроется в выводах. Но откуда мне знать? Я всего лишь рассказчик, и я мог бы представить вам очередную печальную пьесу о тяготах, которые сделали человека жестоким. Видят Семеро, так было бы в разы проще! Но я не буду.
Как насчёт того, чтобы отбросить оправдания и наконец признаться, что жестокость – это выбор. Жизнь может сделать твёрже или мягче, но ни одно из событий не укажет вам почему Барклай может пытать жену на глазах у мужа, не моргнув и глазом. Почему он может убить ребёнка без угрызений совести. Проклятье, у него самого была не такая уж плохая жизнь.
Барклай был обычным церковным сиротой, не знавшим своих родителей. На его глазах никто не убил его мать; повзрослев он не узнал «жуткую» историю своего происхождения. Он просто был одним из тех сирот, которых берёт к себе Инквизиция. Она жестока? Бросьте. Он всегда был сыт и одет, у него была крыша над головой и место где спать, многие не имеют даже таких простейших вещей, а ведь Барклай имел больше. Он получил очень неплохое образование по меркам этого мира, получил работу и цель в жизни, а этого так же не имеют многие.
Может быть, всё дело в свободе? Он не мог идти на все четыре стороны, стать кем захочет, не имел выбора там, где иные имели. Но я вам скажу крамольную вещь. Приготовьтесь.
Готовы? Отлично.
Свобода переоценена.
Свобода не сохранит тебя от зла, не укроет дом от бури, не защитит родных и друзей от грабителей, не накормит в голодный день. Это лишь иллюзия выбора между большим и меньшим злом. Ну какой дурак выберет большее?
История Барклая – это история о том, как закалялась сталь. Как послушный ребёнок стал исполнительным подростком, как услужливый подросток стал решительным мужчиной. Он всегда близко принимал к сердцу наставления, всегда был верен Церкви. Он знал, что далеко не каждая семья была счастлива, не каждый ребёнок ел сладости и носил красивую одежду, и он рано понял, что Церковь – его отец и мать в одном лице – далеко не худший воспитатель.
Юноша, которым был Барклай, когда закончил обучение и получил свой первый ранг, отличался от того, что мы видим теперь. Он был мягче, конечно же, и представлял свои будущие идеалы лишь где-то на задворках мыслей. Впереди же его ждали первые пять лет службы, которые должны были сделать из едва обученного молодого мужчины святое орудие в руках Церкви. По крайней мере, он так себе это представлял. Финли – в честь одного из старых проповедников – всегда считал, что его предназначение ничто иное, как стать карающим мечом Семерых.
Его сотоварищи всегда были недостаточно жестки. Они всё ещё видели за еретиками и осквернителями людей, что было ошибкой в корне. Ступив на путь тьмы, они теряли свои человеческие права, этика гуманизма неприменима к отродьям.
Один из наставников Барклай говорил: «Всё в мире можно исправить молитвой или клинком». Барклай с годами становился тем, кто исправляет клинком. И, побери Неведомый, он был в этом хорош! Можно получать удовольствие от хорошо проделанной работы даже если сама работа ужасна, так и было с молодым инквизитором. Впрочем, он свою работу не находил ужасной. Он видел её правильной, очищающей.
Юноша черствел день ото дня, но и репутация его становилась твёрже. Он вытачивал свою силу, своё мастерство тяжёлым трудом день ото дня. Он шёл на боевые операции с молитвой на устах и клинком в руке в восхищении, что сегодня будет день, в который он хоть чуть-чуть отдаст свой бесконечный долг Церкви.
Барклай не искал возвышения, он лишь выполнял свой долг, делал то, что считал правильным так хорошо, насколько мог. Рвение и ревностность не останутся незамеченным, так и Верховный не был слеп, и Барклай получил свой третий ранг к двадцати восьми годам. Довольно быстро, стоит признать.
Он не был так хорош в расследованиях и сборе информации, как другие коллеги. Он не раскрывал заговоров и не находил затаившихся еретиков. Как борзая, он брал след и не останавливался, пока не хватал противника за горло. Его методы практически топорны, а сам он лишён изящества в ведении дел, ему ближе решительность и дисциплина. Но видят Семеро, кто-то просто должен взять, и сделать грязную работу. Преподать кускам дерьма урок, показать, что они не могут пускать зло в свои сердца и заключать сделки с Проклятыми безнаказанно. Барклай Финли – наказующая длань. Скорее генерал, чем искатель, он берёт и выжигает дотла то, что не должно существовать.
И как вам? Достаточно тут поводов для жестокости? Я вот думаю, что нет, но я уже говорил, жестокость – это выбор. И Барклай выбрал быть жестоким, потому что таков в его глазах правильный путь.


ВОЗМОЖНОСТИ Мы делаем выбор только один раз. Мы выбираем быть воином или быть обычным человеком. Другого выбора просто не существует. Не на этой земле.
Являясь инквизитором, Барклай Финли получил соответствующее церковное образование. Он грамотен, в достаточной мере сведущ в теологии, обрядах, географии, истории и искусстве, но ввиду того, что многое из этого лежит за пределами каждодневной деятельности инквизитора – частично оно позабылось. Впрочем, Барклай всё ещё является человеком образованным, обладает грамотной устной и письменной речью, и ни в коем случае не производит впечатление недалёкого солдафона.
С другой же стороны, военное дело, как объект интереса и поле деятельности Барклая. Как представитель церкви, он не участвует в официальных дуэлях, но вполне возможно является одним из лучших мечей Дагорта. По крайней мере в реальной схватке, где цель заключается в убийстве противника, а не в красивом поединке. Как ни крути, а боевой стиль Барклая весьма грязный – с пинками, использованием второй руки и подручных средств.
Среди оружия отдаёт предпочтение палашу или слабоизогнутой сабле, в бою на открытом пространстве часто использует щит-тарджет. Владеет копьём, уверенно стреляет из арбалета, привычен к доспеху и может долгое время находиться в нём без дискомфорта. С точки зрения эмоционального комфорта ему вообще скорее приятнее находиться в доспехе, нежели без него. Хороший наездник и вполне может вести бой верхом.
Является талантливым и опытным командиром, конечно, со спектром навыков характерным скорее офицеру безопасности, нежели полевому лидеру. Так Барклай успешно справляется с составлением планов штурма зданий, захватов и зачисток и руководством подобными операциями. В первую очередь он тактик для ограниченной группы профессионалов, нежели генерал для регулярной пехоты. В свободное время участвует в тренировках инквизиторов в части боевой подготовки и тактики.
Не особенно опытный путешественник, но в дикой местности совсем уж не растеряется – сумеет поставить силки, соорудить удочку, определить направление, подготовить ночлег и разбирается в съедобных ягодах и кореньях. Для выслеживания и охоты предпочитает использовать профессиональных следопытов и проводников. Является местным уроженцем, но до прихода Пустоты успел немало времени провести на материке, может отличить некоторые чужие наречия или специфичные национальности. В первую очередь это актуально для территорий, которые находятся ближе к Дагорту.
Как и ожидается, находится в превосходной физической форме – силён, очень вынослив, с отличными рефлексами, хорошо чувствует своё тело и знает свои сильные и слабые стороны. Если есть возможность, то ежедневного тренируется – как минимум выполняет разминку, пробежку и тренировочный бой с мечом. В идеале не один.

Типичная боевая экипировка представляет собой палаш, усиленный инквизиторский доспех (стёганный поддоспешник, набитый конским волосом; пуленепробиваемый воронёный нагрудник с пластинчатой защитой на животе и пояснице; защита конечностей в виде крагов, наплечники и набедренники из кожаного ламелляра с металлическими наколенниками; высокие сапоги из толстой кожи). В полевых условиях использует шлем и щит-тарджет. При себе практически всегда есть кинжал и капсульный пистолет.

Существо, которое было куплено у именитого разводчика и, собственно, делает самого Барклая лицензированным вивисектором. Это мощный кошкообразный зверь, покрытый прочными хитиновыми пластинами (включая пузо) и имеющий длинные клыки и втягивающиеся когти. Выведен для противостояния вооружённому человеку и соответствующе дрессирован, может совершать внушительные прыжки(до 6-7 метров с разбега, до 2 метров в высоту), способен карабкаться по деревьям. Обоняние и слух заметно превосходят человеческие, но уступают настоящим котам или собакам. Высота в холке – 84 см, масса тела – 64 кг.


ПОИСКОВЫЙ ОТРЯД Спору нет, если ищешь, то всегда что-нибудь найдешь, но совсем не обязательно то, что искал.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Барклай Финли (2019-08-02 00:57:39)

+10

2

http://ipic.su/img/img7/fs/Vliyanie.1560273269.png


Я всматриваюсь в огонь. На языке огня раздается «не тронь» и вспыхивает «меня!». От этого — горячо. Я слышу сквозь хруст в кости: захлебывающееся «еще!» и бешеное «пусти!».

церковь семерых: здесь вас слушают. Несмотря на то, что многие в Церкви смотрят на вас с опаской, вы снискали уважение среди духовенства — благодаря опыту. И, глупо отрицать — благодаря жестокости.

инквизиция: здесь вас слушают. Вы — весьма опытный инквизитор. Некоторые обращаются к вам за советом, кто-то — откровенно боится вас. Другие — ждут того момента, когда толпа разорвёт вас. Но как бы то ни было, ваши слова не останутся без внимания. Они весят более чем достаточно.

народ: здесь только враги. Там где вы проходите слишком часто остаётся лишь пепелище. Не думайте, что люди забудут это.

пустота: там развеется пепел.

0


Вы здесь » Дагорт » Архивы канцелярии » Барклай Финли, 36 лет