КИЛЛИАН ПЭЙТОНКЛИФФ ХОЛДЖЕРИЛАЙ БЕРРИГАН
ГРЕХ НЕ В ТЕМНОТЕ, НО В НЕЖЕЛАНИИ СВЕТА
месяц солнца, 1810 год
Тёмное фэнтези | NC-17
Месяц солнца принёс в Дагорт дурные известия: мало хорошего в новостях о том, что в Редларте начали пропадать люди. Там и раньше было не слишком спокойно: большинство жителей ушло оттуда с приходом Пустоты. Остались лишь самые смелые или самые упрямые (хотя их принято звать глупцами). Более того, остался в Редларте и весь род Пэйтонов, не пожелавших бросить родной город. Кто-то говорит, что тучи сгущаются и грядёт буря — вполне возможно, что будет так.
» сюжет и хронология » правила проекта » список ролей » календарь и праздники » география и ресурсы » власть и образование » религия » технологии и оружие » ордена и союзы » пути и пустота » бестиарий » гостевая книга » занятые внешности » нужные персонажи » квестовая

Дагорт

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дагорт » Личные эпизоды » 20, месяц дождей, 1810 - Плевок в лицо


20, месяц дождей, 1810 - Плевок в лицо

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://i.imgur.com/PXmNIhI.png


Джоанна Аккерман & Нэлд Маленький камешек тянет за собой в пропасть огромные глыбы, и от такого камнепада невозможно укрыться.

На окраине Золотого леса, где река Маас изгибается в его сторону, примостился захудалый постоялый двор "Печальный лодочник", готовый принять под свою крышу любого, у кого есть хотя бы один серебряный. Поздним вечером вас ждут не только пьяные драки, но и хор лягушек под окном.

Отредактировано Нэлд (2019-07-31 21:39:50)

+1

2

Холодный ветер безжалостно бил в лицо, намереваясь сбросить с головы капюшон, и лишь крепкая хватка руки была ему преградой. Не смотря на это, на лице девушке играла улыбка, ей всегда нравилось нестись галопом вперед, лишь изредка плавно переходя на рысь, дабы позволить жеребцу немного отдохнуть. В такие моменты девушка чувствовала себя по-особому, будто ничего другого не существует, кроме быстро мелькающих пейзажей и дороги бегущей куда-то вперед. Все тревоги и заботы на время забывались, позволяя, насладится умиротворенностью и свободной, потому что именно в такие моменты наемница чувствовала себя по-настоящему свободной, будто ее ничто не удерживало, и можно расслабившись, вдохнуть полной грудью чистый весенний ветер. Еще несколько минут и Джо слегка дернула поводя, давая скакуну знак, что пора уже сбросить скорость, животное фыркнуло, но все же подчинилось, выполняя желание хозяйки, дабы в следующую минуту и вовсе перейти на шаг. Конь устал, это было отчетливо видно, его тяжелое дыхание резало слух.
- Вов! – сорвалось с губ, когда Буцефал, споткнувшись, резко дернулся, угрожая оказаться на земле вместе с всадником, но все же чудом устоял на ногах. Вот беда... Аккерман спрыгнула и, сбросив капюшон, внимательно посмотрела на жеребца. Тот недовольно фыркнув, мотнул головой из стороны в сторону, словно пес, что стряхивал с шерсти воду.
- Потерпи, осталось совсем чуть-чуть и ты уже будешь в уютной конюшне, - девушка ласково погладила спутника по гриве и, намотав поводья на руку, направилась в сторону постоялого двора, решив дальше пройтись пешком. Впрочем, идти к назначенному месту долго не пришлось, она потратила на это всего лишь полчаса, затем, не останавливаясь, вручила жеребца какому-то парнишке, с наставлениями хорошо о нем позаботится, при этом, не забыв вручить ему несколько монет.
Джонанна быстро преодолела преграду в виде тяжелой дубовой двери, украшенной стальными узорами, и попала в нижнюю залу таверны. Здесь, как обычно было людно и шумно, так что на новоприбывшего гостя практически никто не обратил внимание. Девушка окинула все помещение ленивым взглядом, выискивая свободное место, и зацепилась за одинокий пустующий столик в самом дальнем углу у окна. К нему она и направилась, как внезапно среди небольшой кучки мужчин заметила до боли знакомую рыжую шевелюру, стоило наемнице приглядеться, как ее тот же час, словно током пробило. Карп?! Долго задерживать взгляд на, вроде как, знакомом человеке она не стала, вновь вернув его к своему столику, а в голове начали всплывать воспоминания очень давних лет.

-Ей, подождите меня! – недовольно возмутилась Джо, когда друзья оставили ее позади, вырвавшись вперед. Если бы ее не задержала милая старушка, дабы угостить огромными красными яблоками, то ее бы точно никто не обогнал. Малышка остановилась, чтобы перевести дыхание, внимательно следя за тем, в какую сторону побежали ее товарищи, и улыбнулась, когда они завернули за угол небольшого домика. Теперь ее шансы нагнать их возросли, поскольку девчушка знала, как срезать, чтобы быть снова первой. Глубоко вздохнув, она сорвалась с места, вбегая в ближайший переулок, и в нескольких метрах со всей скоростью завернула за угол. Маленькой графине приходило в голову мысль, что лучше бы немного затормозить, прежде чем заворачивать, но нет, она этого не сделала, уж больно хотелось догнать друзей, только вместо этого, Джо врезалась в какого-то мужчину.
- Ой, простите, - девочка отступила на несколько шагов назад, почесывая ушибленный лоб.
- Хей, а кто это тут у нас такой милый? Потерялась, девочка? – Аккерман посмотрела на говорящего. Голубоглазый незнакомец растянулся в широкой улыбке, но она больше отталкивала, чем располагала к себе или ей больше не понравился то, как он на нее смотрел? Не важно, главное быстрее уйти из этого места, а то рыжеволосый был не один, Джо быстро покачала головой, молча отвечая на заданный вопрос, мол, нет, не потерялась. Взгляд серых глаз на секунду скосились в сторону товарищей собеседника, затем вернулся обратно на голубоглазого.
- Ей, конфетку хочешь? – мужчина присел на корточки, достав из кармана предложенную сладость, его вторая рука потянулась к маленькой графине.
- Нет, - Джо ловко ускользнула от руки, с опаской поглядывая на мужчину, поймав себя на мысли, что если бы он не преградил ей дорогу, то она бы давно уже сбежала из этого переулка.
- Ну же, я тебя не укушу, - улыбка голубоглазого стала еще шире, а рука снова потянулась к девочке.
- Оставь ее Карп, - в голосе подошедшего незнакомца, проскальзывали нотки угрозы, не смотря на то, что он звучал спокойно. – У нас есть дела важнее твоих прихотей.
Рыжеволосый мужчина недовольно скривился, отступая от Джо, и взглянул на товарища таким взглядом, будто готов прямо сейчас разорвать его на части. Аккерман же встретилась с взглядом пронзающих черных глаз, несколько минут они играли с вроде как спасителем в гляделки.
- Аааааааааааааааааааааааааааааааааааааааа, - послушался со стороны крик, прежде чем черноглазый успел что-либо сказать девочке. В другую минуту маленькую графиню уже схватили за руку и потащили прочь, пока мальчишки с воплями налетели на мужчин, будто случайно врезавшись в них. Последнее, что она услышала, перед тем, как крепко сжав руку подруге, рвануть быстрее нее, да так, что теперь Джо тащила ее за собой, это было прозвище незнакомца с черными, словно ночь глазами…

- Что будете заказывать? – приятный женский голос вторгся в размышления, заставил, вернутся к реальности.
- А? – Джоанна как-то растеряно посмотрела на девушку.
- Чего желаете? – та лишь мило улыбнулась, терпеливо ожидая, когда гостья придет в себя. Аккерман, мотнула головой и на автомате заказала привычное блюдо с не крепким напитком, лишь бы девица не стояла над головой. Наемница облегченно вздохнула, когда та отошла, устроившись удобнее на стуле, Джо закинула ногу на ногу и слегка улыбнулась своим мыслям. Запланированный отдых отошел на второй план, появилось дельце, что не терпело отлагательств.

+1

3

При должной удаче, Нэлда взяли бы в трупу странствующих музыкантов. Точнее, только бодро, звонко отбивающие ритм зубы или челюсть, желательно отдельно от охотника. Ветер пробрал его до костей, холодные порывы не ведали жалости. Сколько бы не кутался Нэлд в свою куртку плотнее, это никак не помогало. Второй месяц весны перед наступлением лета, думал он. Наконец-то тепло, думал он. Как же.
Несколько дней подряд охотнику везло с погодой - создавалось впечатление, что зима уже позади. Солнце не стремилось выжечь ему глаза, только ослепить, а на небе только редкие облака, ветер только тихий. Настоящая весна.
Так должно быть и сегодня. Должно.
На небе разыгралась вакханалия только когда Нэлд ставил первые силки. Из лёгких порывов ветров почти через пять минут это превратилось в подобие урагана с насмешливо мелким дождём. Ветер швырял ему в лицо  ветки, которые пружинили назад и снова хлестали Нэлда. Мелкие сучья и листва словно свора недовольных собак кружили, не давали спокойно и шагу сделать без того, чтобы охотник не выплюнул лист.
Может хорошему охотнику полагалось делать своё дело при любых погодных условиях, но когда от холода его руки стали трястись, а зубы стучать так, что заглушали мысли, Нэлд согласился побыть самым плохим охотником во всём мире, позором всех охотников и так далее, на что ему нужно согласиться, чтобы спокойно развернуться и пойти в обратную сторону. Туда, где его ждал тёплый очаг, крыша над головой и похлёбка.

Огни "Печального лодочника" Нэлд предвкушал задолго до того, как вышел на опушку и воочию увидел свет в окнах постоялого двора. Охотник едва сдержался от радостных криков и задорного бега к двери. Сейчас ему только бежать и не хватало. Во время сражения с ветром, Нэлд получил от веток столько, сколько не получал ни в одной уличной драке. Лицо саднило везде, где не было спасительной растительности, но холод притуплял эту небольшую, но надоедливую боль. Несколько раз он едва не пахал всё тем же лицом лесную землю. Но он настолько близко оказывался к этому, что мысленно уже готовился собирать стрелы, которые только и ждали удобного случая покинуть свой колчан. Он по своему обычаю висел сбоку на бедре, а сам лук продет через плечо. Не самое безопасное место, если хотелось сохранить тетиву подольше, но Нэлд с большей радостью оказался бы сейчас там, где все меры бережливости не пригодились бы.
Вот и заветные ступени. Дверь Нэлд открыл уже плечом, навалившись на створку. Запах еды, который тот втянул носом вместе с первым вдохом, едва не вскружил голову охотнику, не видавшему еды со вчерашнего вечера. Сухари из запасов не считались.
Свободное место он нашёл у стола возле лестницы на второй этаж. И едва он успел сесть как надо - снять и положить всё то, что полагалось снять и положить - как к нему уже подошла работница "Лодочника". И пока она вежливо интересовалась, что принести гостю, Нэлд успел подметить, до чего же красивы её оголённые плечи, шея и...
- Похлёбку, два куриных крылышка, хлеб и желательно всё это не старше твоей бабушки, - устало переведя дух, Нэлд порылся в своём кошеле, где среди горсти медных монет оставалось ещё пять серебряных. Один из них он и вытащил, подкинул на ладони и наигранно залихватски протянул тот девушке. - А на сдачу спальное место.
Улыбка на её очаровательном лице слегка поугасла, но монету она взяла.
- Комната на сутки это ещё один серебряный.
О, небо, этим взглядом можно горы разбивать.
- Я попросил спальное место, - Нэлд был готов развалиться на скамье прямо сейчас, но только откинулся на спинку и с улыбкой глядел на работницу. - А не комнату.
Вдох.
«Да, милая, пойми ты уже наконец, что я хочу просто пожрать.»
- В конюшне есть свежий стог сена, - наконец сказала она после полминутного молчания, пряча монету куда-то в складки фартука.
- Ну вот и славно.
И, пока его еду собирались ему принести, Нэлд наконец снял с себя куртку, немного пригревшись. На нём осталась только тонкая льняная рубашка, перчатки, штаны и сапоги. Ничего примечательного или дорогого при себе не было. Кроме собственной жизни, разумеется. Кто мог позариться на жизнь такого забулдыги?

+1

4

Девушка решила не спешить, как говорится в народе: “поспешишь, людей насмешишь”, да и внезапно появившаяся цель никуда не денется, по крайней мере, пока, сидит себе трапезничает, пусть так и будет, вполне возможно, что это будет его последняя похлебка. Джоанна окинула беглым взглядом всех присутствующих, высматривая, нет ли в помещении еще знакомых лиц, поскольку, как ей помнилось, ее, так сказать, знакомый обычно ходил не один, всегда есть кто-то еще рядом. Не обнаружив больше никого и сделав заключения, что рыжий все же один, она одобрительно кивнула и преступила к еще одному немало важному делу, наполняя опустевший желудок горячей едой. В голове начали прокручиваться мысли, как незаметнее для других подобраться к жертве. Нет, она не будет убивать его здесь, где есть целая куча лишних глаз и ушей, нужно было загнать добычу в укромное место, тупик, откуда будет сложно выбраться и никто не помешает их “милой” беседе. Джо задумчиво наколола кусочек картошки на вилку, она несколько секунд повертела ее в руках, прежде чем отправлять в рот.
- Можно вас на минуточку? – наемница остановила работницу, подзывая ту к себе, при этом, не забыв слегка улыбнутся, дабы девица не подумала, что ей что-то не понравилось. – Позови хозяина и чем быстрее он придет, тем будет лучше.
Кареглазая красавица молча выслушала просьбу гости, но по ее взгляду можно было заметить, что девица забеспокоилась, наверное, все же подумала, что Аккерман чем-то не довольна, но, кивнула и поспешила выполнить указания. Впрочем, долго ждать не пришлось, пузатый мужчина быстро оказался у ее столика, и присев напротив, был готов внимательно выслушать клиентку.
- Мне нужна комната, желательно самая дальняя и спокойная, не люблю, когда кто-то мешает отдыхать, понимаете? – свое желание девушка излагала спокойным голосом, а по ничего не выражающему лицу, можно было понять, что собеседница не такая уж и простая девица, шутить не привыкла.
- К сожалению, на данный момент все комнаты заняты, - с прискорбием в голосе ответил хозяин. – Я подумаю, что можно предпринять, но не обещаю, что ситуация изменится в вашу сторону.
Ответ собеседника совсем не обрадовал Двурукую, впрочем, догадаться чего именно пузатый мужик хочет было не сложно. Левая рука ловко скользнула в карман плаща, который Джо так и не потрудилась снять, вытаскивая оттуда три серебренных монеты, которые в туже минуту оказались под носом собеседника. Тот посмотрел на монеты, затем вернул взгляд на наемницу. Ах ты ж жадная свинья, - пронеслось в темноволосой голове, когда рука добавила к деньгам еще три серебряника. Лицо толстяка расплелось в улыбке, он быстро спрятал деньги в карман.
- Будьте так любезны, подождать несколько минут, я освобожу для вас комнату, - хозяин поднялся и, кивнув головой, направился на второй этаж. Так бы и сразу, - недовольно хмыкнула Джо и, вздохнув, схватила кружку с выпивкой, залпом осушила ее. Внимательный взгляд вновь вернулся к Карпу, о месте казни она уже договорилась, осталось только привести туда свою цель. Аккерман откинулась на спинку стула и посмотрела на потолок, все еще с трудом веря, что ей могло так подфартить. Двурукая многие годы выискивала врагов отца, пытаясь хоть немного добраться к его убийце и это оказалось весьма сложно, поскольку опытного убийцу не то, что трудно выследить или добыть о нем хоть какую-то информацию, его практически невозможно поймать, особенно когда он не хочет, попадается в чьи-то лапы. Это девушка знала по себе. Аккерман уже не первый год занимается убийствами и давно знает, где стоит отступить, дождавшись подходящего момента для внезапного удара, а где будет лучше прирезать врага незамедлительно. Так что ее чрезмерно радовала мысль, что возможно сегодня, она сядет недоброжелателю своего отца на хвост и наконец-то отомстит ему, впрочем, наемница все так же не могла решить, что ей делать после того, когда завершит свою долгую миссию. Хотя, у девушки было еще время хорошо над этим подумать, поскольку долгожданный момент еще не настал, так что не стоило слишком сильно забегать наперед.
Мысли вновь прервались очередной официанткой, что потрудилась сообщить, про подготовленную для нее комнату. Взгляд скользнул к хозяину, тот вновь расплылся в улыбке и кивнул. Что ж, да начнется веселье. Наемница подскочила на ноги и неспешным шагом направилась к лестнице, взгляд скользнул в сторону рыжего, тот, по видимому уже закончил трапезу, затем наемница посмотрела себе за спину, убеждаясь, что все гости занимаются своими делами, не обращая никакого внимания на столик у лестницы. Девушка преодолела лишь две ступеньки, прежде чем перескочить через перила и, повернувшись к сидящему спиной, оперлась на стул. Она выдернув из ножен кинжал, приложила его к горлу жертвы со стороны стены, так что со стороны оружие было сложно заметить.
- Советую не дергаться, если не хочешь оказаться трупом, - все произошло быстро, настолько, что рыжий вряд ли мог бы заподозрить неладное прежде, чем у его горла оказался клинок. Голос Джо звучал спокойно, в нем не чувствовалось ни ноток злости, ни ноток угрозы, будто она сейчас говорила со старым другом совсем не угрожая его прирезать. Однако при всем своем желании голубоглазый не узнал бы в девушке ту маленькую девчушку, для этого он должен был увидеть хотя бы ее лицо, а она предусмотрительно стала к нему спиной.
- Есть разговор, так что будь хороши мальчиком и делай все, что я тебе скажу. Учти, одно лишнее движение и ты труп, понял? – все тот же спокойный тон, на оружие прижалось к шее чуть сильнее, давая понять, что девушка совсем не шутит. – А теперь медленно поднимайся с места и иди на второй этаж,  не смей назад даже оглядываться и куртку не забудь, ты за ней вернешься не скоро…
Дождавшись выполнения своей “просьбы”, Аккерман повернулась к жертве лицом, таки образом оказавшись у мужчины за спиной, клинок от горла она все же не убрала. Девушка бросила беглый взгляд в сторону гостей и, убедившись, что в их сторону никто не смотрит, повела жертву в снятую комнату, при этом подталкивая беднягу, чтобы быстрее шевелил ногами.

Стоило только дверце комнатушки закрыться за спинами убийцы и ее жертвы, как мужчина тут же был в нее впечатан, а серебреные глаза посмотрели прямо в голубые, рука по-прежнему удерживала оружия у горла рыжего.
- И что, узнаешь? – лицо Двурукой все так же не выражало никаких эмоций, лишь в глазах вспыхнул огонек насмешки, но в туже секунду погас.

+1

5

Ему дадут в этом треклятом месте нормально пожрать или нет?
К чести незнакомки, она подождала, пока Нэлд доест. То ли жест благородства, то ли ещё какая глупость, спрашивать о причинах настроения не было. После увлекательной прогулки под не очень добродушным небом, настроение не поднялось. Даже еда, утолившая его голод, не натянула ему на лицо улыбку от ушей. Нэлд сейчас с охотой кого нибудь удушил и, походу, только что на это появилась прекрасная кандидатура, приставившая к его шее несомненно самый прекрасный нож на всём постоялом дворе.
— Ага, понял.
«Что это очередная погоня за лёгкой наживой.» Чего греха таить, Нэлд не из тех ребят, кто отращивает у себя на затылке дополнительную пару глаз, на локтях по одному, на коленях, ну и на заднице, конечно. Обычно на него никто не охотится и даже гневный взор Инквизиции ему пока удавалось держать от себя подальше. Но это не мешало время от времени карманникам позариться не кошель, который в последние годы выглядел обвисло, как сиськи старухи. Самое дорогое, что Нэлд мог предложить диким искателям богатства и роскошной жизни, так это свою жизнь, за которую пока успешно сражался вплоть до этого момента. И вот опять.
Но девушке он пока не перечил. По какой-то причине она не прирезала его прямо здесь и сейчас. И почему-то не дождалась, пока он отправится к своей куче сена, где из всех свидетелей только создания, способные ударом копыта размозжить голову. И только потому, что те не разгуливали по конюшне свободно, Нэлд согласился соседствовать с ними на момент своего несладкого сна. А тут выбор - подняться на второй этаж или всё же стог сена?
К чему сопротивляться сейчас, смысла на то Нэлд не видел. Похоже, что ей, как и ему, лишний шум ни к чему.
— Крошка, к чему такая напористость? Тебе нужно было только попросить, — непринуждённым тоном, словно они в самом деле старые знакомые, сказал ей Нэлд, медленно поднимаясь на ноги и забирая со скамьи куртку и лук со стрелами заодно. Не самое большое богатство, но раз уж в его планы не входила благотворительность тем, кто нашёл убежище в стенах "Печального лодочника". Эти ребята вряд ли тянули всё, что криво лежит, как в кварталах Дагорта, но на божью милость за сохранение своего имущества охотник не претендовал. Его божество могло весьма сурово обойтись с тем, кто просто свесил ноги с божьей шеи и ждёт, пока всё не получится само.
Он неторопливо шёл по лестнице, несмотря на то, что неторопливая девица сзади то и дело пыталась заставить его идти быстрее, толкая в спину. Злить её в планы Нэлда не входило, по крайней мере сейчас, но и навернуться с лестницы, задорно считая ступеньки своими зубами, тоже. Некоторые из ступенек не первой свежести, словно до этого момента со дня сотворения мира по ним спустили как минимум армию Дагорта, конницу Рэдларта и каменщиков Великого моста, а на ремонт корона отчаянно жмотит денег, зажимая их у себя ягодицами. Незнакомка могла толкать его хоть до окончания времён, но нет, Нэлд совершенно не горел желанием ускоряться, спотыкаться об очередную щербатость ступеней и заканчивать свою неказистую жизнь со сломанной шеей, преодолев весь спуск кубарем.
Но вот безобидная на первый взгляд лестница осталась позади, закрылась дверь, отрезая самый очевидный путь отступления. Девушка со страстным, но не сулящей страстной ночи наслаждения, вдавила его в стену, держа нож у его горла. И куртка, и лук со стрелами отправились на пол. Пусть девица спишет это на его собственную нерасторопность, но свободные руки ему сейчас нужны.
Узнаёт ли он её?
Перед ним предстала довольно молодая девушка, но это он ещё по голосу определил, когда внизу она томно угрожала ему на ухо. Ниже его, она явно пыталась выглядеть угрожающе, держа кинжал в опасной близости от него самого. Но стройняшка с внушающими округлостями вверху, которыми запросто можно придушить, не выглядела грозно. Таких чаще рисовали на рекламных листовках чуть более приличных заведениях. Облачённые в оголяющую плечи и частично грудь униформу, они держали в руках по два кухоля с чем-то пенящимся, иногда подмигивали и всегда улыбались, своим видом обещая посетителю лучшее обслуживание в квартале. И если бы Нэлд мог бы прочитать название заведение, то непременно бы наведался.
И всё же.
— Нет, — таким был короткий ответ Нэлда.
Более охотник не мешкал ни секунды. Короткий, достаточно сильный пинок по ноге, и мгновением спустя Нэлд перехватил обе руки девушки в своих, уже сильнее сжимая их и отводя кинжал от своего горла. Пусть это девушка, пусть даже юная. Тихий голос совести, воззвавший к тому, что не стоит губить столь юную жизнь, сразу же заглушился ревущим голосом разума, требующим не забывать про целостность собственной шкуры и что за себя отвечает только он сам. Нет никого, кто переживал бы за его жизнь больше. Нет никого, кто мог бы закрыть Нэлда щитом от каждой опасности.
Он мог бы подождать, пока девушка начнёт брыкаться или задавать вопросы дальше, но Нэлд наплевал на все приличия. Едва кинжал перестал царапать его горло и оказался на безопасном расстоянии, Нэлд направил взгляд мимо девушки.
Перенос отправил коротким полётом их обоих в стену. Теперь уже Нэлд впечатал ту спиной, но на этом не остановился. Короткий разворот и вот они уже летят в стену над прикроватным столиком. Будет, конечно, очень неловко, если вдруг эта девка окажется инквизитором или их агентом, но по опыту Нэлда, от того, что он слышал от других, те не начинают своё пламенное знакомство с еретиками вопросами о том, не узнали ли они их часом. Обычно с такими вопросами подкатывали недовольные картежники, когда кто-то с особо ловкими руками оставлял их ни с чем. Тогда предлагали выйти, поговорить, либо же начинали мордобой не отходя от места. Но Нэлду не с руки проигрывать свой и без того не заоблачный заработок в азартные игры. Значит, тут что-то другое, о чём можно спросить потом.
Следующей целью их стремительного полёта стала полка шкафа. Но каким бы замечательным даром не был перенос, запихнуть кого-то, где не хватало места, он не мог. Поэтому Нэлд уже в третий раз с силой впечатал девушку в шкаф. Тот лязгнул единственной своей целой створкой, заскрипел, но выдержал. Ещё один разворот и следующий перенос с грохотом окончился у двери. При других обстоятельствах можно было протаранить ту головой новой знакомой, но не сейчас.
Очередной стремительный разворот и перенос заканчивается на подоконнике. Стекло такого приветствия женской спиной не выдерживает и оно осыпается осколками. Шаг и Нэлд практически на весу держит девушку спиной на улицу, позволяя той ногами находить опору на подоконнике, на чью судьбу выпало такое испытание.

Отредактировано Нэлд (2019-08-11 05:29:18)

+3

6

Двурукая даже не удивилась, услышав отрицательный ответ, все же их встреча произошла слишком давно, чтобы в лице молодой девушки узнать милую девчушку, что отказывалась от предложенных сладостей. Так же на лице наемницы не проскользнуло никаких эмоций, когда ее пнули по ноге, но если сказать что это было не больно, значит солгать, Джо пошатнувшись, стиснула зубы, слегка нахмурившись, когда ее руки перехватили, отдаляя оружия от горла, которое так хотелось перерезать. Аккерман не сильно-то и сопротивлялась, пусть противник думает, что преимущество скользнуло в его руки, она всегда так делала, учитывая, что мужчина был выше и сильнее нее, главное дождаться нужного момента и ударить в ответ, но… Какого лешего происходит?! - мысленный вопрос заданный самой себе, когда спина неожиданно встретилась со стеной, а серые глаза с удивлением посмотрели на противника. От неожиданного и довольно сильного столкновения пальцы все же упустили из своей крепкой хватки кинжал, и тот свалился на пол, но на этом неожиданности не закончились. Не успела девушка прийти в себя, как ее уже впечатали в очередную стену, только с другой стороны. И снова Джо не сопротивлялась, позволяя мужчине в хаотичных прыжках впечатывать спиной туда, куда выдел или куда получалось, она до конца не понимала, как рыжий это делает, но то, что он был из еретиков, понять не составило труда. С теми, которые были одарёнными богами хаоса ей сражаться не приходилось, а может и было пару раз, просто Двурукая этого не помнит, отдав предпочтение забыть об этом и никогда не вспоминать этот ужас. Сложно сражаться или наносить ответные удары тому, о чьих способностях толком и не знаешь, так что Аккерман пришлось просто сцепить зубы сильнее и потерпеть, пока мужчине не надоест ею швыряться. Да, это безумно больно, вот только, у нее это не в первый раз. Всегда во время работы находится кто-то, кто не прочь впечатать Двурукую во что-нибудь, а то и придушить голыми руками, дабы почувствовать, как под пальцами ломается тонкая шейка. Ей встречались разные противники, и каждый раз ей удавалось не только выжить, но и при случае прирезать скотину, как будто за ней все же кто-то из богов присматривал, отчаянно не позволяя умереть, чтобы посмотреть в какую историю чертовка попадет в следующий раз.
Как наемница и ожидала, всем этим избиением все же пришел конец, правда противник ее удивил в очередной раз, остановив свой выбор на окне, предусмотрительно выбив стекло все той же спиной Джо. О, так ты решил выбросить меня из окна моей же комнаты, забавно. Девушка усмехнулась своим мыслям, по иронии, окна были ее любимым путем отступления, когда какой-то псих загораживал собой единственную дверь, вот только откуда это мог знать рыжий? Правильно, ни откуда. Поэтому стоило только, мужчине остановится, как Джо размашисто заехала противнику коленом левой ногой по нижней части бедра, а правой в колено, совсем не беспокоясь о том, что ее действия закончатся тем, что голубоглазый все же ее уронит. Наемница ловко ухватилась пальцами за край подоконника и, оттолкнувшись ногами от стены, делая кувырок, забросила себя обратно в комнату, сбивая с подоконника и мужчину при помощи выкинутых ног, приземляясь прямо на него. Ноги предусмотрительно пригвоздили руки противника к полу, сильно вжимая их в доски, клинок в правой руке удобно устроился у горла мужчины, в то время как оружие в левой, оказалось у девушки за спиной, и приземлилось в опасной близости к мужскому достоинству.
- Я же просила не дергаться, - шипит словно кошка, но выражение лица так и осталось умиротворенным, в отличие от взгляда, в них не вооруженным глазом читалось желание не просто убить, а разорвать на части. Ей больно, спина гудит, словно ее все это время рвали тигры, лишнее движение только усиливало это неприятное чувство. Терпеть было сложно, создавалось впечатление, что и дышать трудно, но она терпит, не за что не покажет, что больно. Двурукая сильнее надавила кинжалом на шею, острое лезвие царапает кожу пуская капельки крови, но, так и замирает. Было вполне разумно прирезать противника прямо сейчас, пока есть возможность, но девушка сдерживается, она еще не получила ответы на интересующие ее вопросы, в голове начали с невероятной скоростью меняться мысли. Наемница перебирала в голове всю добытую информацию, которую удалось собрать за последние годы и  ни в одной из них не говорилось, что кто-то из шайки Карпа или он сам имеет хоть какое-то отношение к еретикам, тем более одаренные магией. Ей, у него же вроде брат есть…
- Скажи-ка мне свое настоящее имя и только попробуй солгать, - наемница слегка надавила оружием в левой руке на пах. – Останешься без кое-чего важного.
На лице Аккерман появилась угрожающая улыбка, она сейчас не шутила, к тому же ей хватит сил и реакции одновременно нанести быстрые, точные движения в назначенные места, Джо полностью оправдывала свое прозвище. Серые глаза внимательно посмотрели в голубые, будто пытаясь в них что-то увидеть.

+1

7

Кто бы ни подослал эту девочку, он явно надеялся на благословение Семерых, если не Девятерых. И тот надеялся либо на то, что Нэлд позволит себя одним движением прижать к стене, а затем не станет возражать от ножа в своей шее, либо что эта девушка попросту сломает себе зубы. И пока по всякому выходило так, что второе куда ближе к воплощению, нежели первое.
Стоя на подоконнике, Нэлд не думал над тем, как долго будет держать девушку. Чужая жизнь? Её? Нет, за эту тонкую нить бережливо держаться он не собирался, а посему разжал руки.
Кошка пиналась и, кажется, даже немного царапалась. Вот только с его болевыми точками девчушка совершенно не угадала, брыкнувшись напоследок перед тем, как сигануть вниз и уже оттуда удачным пинком повалить Нэлда на пол.
Она держит ногами его ноги, а руками держит кинжалы возле его тела, но ему становится смешно. Уже во второй раз она медлит, не доводит дело до конца. Зачем?
В первый раз Нэлд мог списать это на странное, извращённого рода любопытства. Не проще радикально обезвредить свою жертву перед тем, как начинать задавать вопросы. Если верить слухам, именно так работали инквизиторы — допрашиваемого старались обезвредить и лишить возможности действовать, а потом уже задавали вопросы. Во что бы превратилась эта грозная организация, от которой Нэлд старался держать подальше, если бы они просто задавали вопросы, приставив нож к горлу, а после, получив ответ, пожимали плечами и шли своей дорогой?
Но нет, незнакомка действовала по одной лишь ей ведомым причинам. По тем же, по которым она сейчас восседала на нём сверху, считая, что её веса вполне достаточно для того, чтобы удержать его сопротивления, а смещённый центр тяжести с руками по разные стороны помогут напугать.
— Если я солгу, ты ведь не узнаешь, так это или нет, — Нэлд усмехается, глядя ей в глаза и успев восстановить дыхание после серии переносов по комнате. С тем грохотом, что он тут навёл, совсем скоро сюда нагрянут любопытные лица. И если грохот возле стен можно хоть как-то списать на порыв страсти уединившихся голубков, то к выбитому стеклу это совершенно не относилось. За него ещё могли и плату содрать и из своего кармана Нэлд не собирался этого делать. — Иначе ты бы не спрашивала.
Вдох и Нэлд поворачивает голову направо, где находилась стена и дверь, в то время, как слева - кровать и уже развороченный прикроватный столик. Короткое мгновение и переносом Нэлд высвободился, протаранив своим перемещением левую ногу девушки, которая должна была удержать его правую руку. Но это не работает при таком халтурном подходе. А объяснять, что к чему и как бы это действительно могло сработать, сделай она всё правильно, у охотника ни малейшего желания.
Кое-что важное у Нэлда отняли давно. И это не детодельный орган ниже пояса, как на то рассчитывала девушка, приставляя туда лезвие. Действительно важное находилось в недосягаемости от незнакомки. Да и от него самого тоже.
А небольшой разрез верхнего слоя одежды и небольшая дырка в последствии не сделают ему ни горячо, ни холодного. А уж эта царапина на шее. Сколько раз Нэлда избивали люди, которым больше подошли бы каменоломни для жизни, чем в обществе, сколько раз ему приходилось искать знахарку, которая сможет срастить ему кости и зашить рану, что маленькая капля крови не значит ничего. Даже если кинжал отравлен, это значило только две вещи - девушка будет мертва до того, как он упадёт сам, либо кузнец, продавший ей оружие, хорошенько так обвёл вокруг пальца с качеством своего изделия.
Оказавшись у стены, к которой и перемещался, Нэлд поднимается на ноги и в ту же секунду ударом ноги выбивает кинжал в левой руке девушки, удачным ударом отправляя его в окно, пока та снова не начала им размахивать. И, пока та не придумала, куда ещё тыкать оставшимся кинжалом, перехватывает её правую руку своей и, хорошенько выкрутив её руку резким движением, забирает кинжал из второй руки, выкинув его туда же, куда полетел и первый - в окно.
Отпускает и переносится к двери, возле которой у стены всё ещё лежали его вещи.
Вряд ли девушка будет стоять и ждать, пока он сделает всё, что нужно, поэтому Нэлд достаёт из чехла на своём поясе широкий охотничий нож. Обычно он служит тем, что помогает добить смертельно раненое животное, отбиться от особо злого лесного охотника, но сегодня можно сделать исключение и воткнуть его в человеческую плоть. Не первое такое исключение за всю жизнь Нэлда и вряд ли последнее.
— Дурная, зачем увязалась за мной? — скривившись, Нэлд сплёвывает на пол, показывая этим незамысловатым жестом всё, что думает о незнакомке. — Ты видела, что я сделал, сказать своё настоящее имя я тебе не могу, — он перебрасывает нож из левой руки в правую. — Живой отпустить - тоже. Я вогнал своему наставнику нож в загривок, когда он случайно узнал то, что не нужно и пошёл туда, куда не надо. Назови мне хотя бы одну причину не убивать тебя. Не бахвалься, ты не знаешь, можешь ли действительно что-то противопоставить мне.
Что будет дальше, по большей части зависело от незнакомки. Ответит - хорошо. Продолжит эту нелепую драку - придётся прирезать и сбежать быстрее, чем его застукают с ней.

0


Вы здесь » Дагорт » Личные эпизоды » 20, месяц дождей, 1810 - Плевок в лицо