КИЛЛИАН ПЭЙТОНКЛИФФ ХОЛДЖЕРИЛАЙ БЕРРИГАН
ГРЕХ НЕ В ТЕМНОТЕ, НО В НЕЖЕЛАНИИ СВЕТА
месяц солнца, 1810 год
Тёмное фэнтези | NC-17
Месяц солнца принёс в Дагорт дурные известия: мало хорошего в новостях о том, что в Редларте начали пропадать люди. Там и раньше было не слишком спокойно: большинство жителей ушло оттуда с приходом Пустоты. Остались лишь самые смелые или самые упрямые (хотя их принято звать глупцами). Более того, остался в Редларте и весь род Пэйтонов, не пожелавших бросить родной город. Кто-то говорит, что тучи сгущаются и грядёт буря — вполне возможно, что будет так.
» сюжет и хронология » правила проекта » список ролей » календарь и праздники » география и ресурсы » власть и образование » религия » технологии и оружие » ордена и союзы » пути и пустота » бестиарий » гостевая книга » занятые внешности » нужные персонажи » квестовая

Дагорт

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дагорт » Личные эпизоды » 14, месяц жатвы, 1808 - Минус на минус...


14, месяц жатвы, 1808 - Минус на минус...

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://i.ibb.co/vPhD6jM/imgonline-com-ua-Resize-9g-JZAScd4vvbb-GQ.jpg


Калеб Зингер & Джоанна АккерманВсе мы убийцы в душе. Человек, который никогда не чувствовал в душе страстного желания убить кого-нибудь, лишён эмоций.

Минус на минус дает плюс, как давно известно из книг по математике, однако, какая реакция произойдет когда встретятся сразу двое убийц, имея одну цель? Кровавая бойня, невыполненное задание для обоих или... Разговор за стаканчиком спиртного?

0

2

[icon]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2019/8/6/269cbb8afd334874946a2963a9af30fd-full.jpg[/icon]Холодно. Джо вздохнула, выпуская облачко пара, тело пронзил озноб от ледяного ветра. Удивительно как быстро поменялась температура, совсем недавно было намного теплее, хотя, ничего другого от осенних вечерков ожидать не приходилось. Наемница стояла, опершись спиной на дерево, скрестив руки на груди, взгляд серебреных глаз всматривался в окна особняка, где мелькали огоньки от свечей. Здание впечатляло своими размерами, по-видимому, его строительство вошло владельцу в копеечку, впрочем, барон Томас Алвьяно никогда не жаловался на недостаток денег в своем кармане. Аккерман следила за ним не столь долго, но уже успела узнать о жертве много чего любопытного, да не забыла копнуть глубже, туда, куда не каждый осмелится сунуть свой нос. Если спросить, многие отзовутся о бароне, как о человеке искреннем, добром и отзывчивом, вот только эти глупцы и не подозревают, что это всего лишь маска, которая у аристократа за многие годы стала привычным лицом. Свою истинную натуру Томас тщательно скрывал, выпуская ее на волю лишь в подпольном мире. А это даже забавно, незначительный аристократишка в высшем обществе и в тоже время важная шишка в преступном мире. Хорошо устроился, - мысленно хмыкнула наемница, отстраняясь от дерева, меняя позицию, приблизившись к зданию ближе. По правде говоря, ждать ей изрядно надоело, но спешить все же не стоило, Джо это прекрасно понимала, учитывая то, что дом неплохо охранялся и перед тем, как добраться к цели ей нужно убрать весьма большое количество преград. Впрочем, сегодня она не собиралась прилагать к этому много усилий, наемница все продумала заранее и еще днем попросила сговорчивого старичка подсунуть охране особый бочонок с выпивкой. Ей повезло, что по своей наивности Альвяно позволял своим людям выпивать во время работы, то ли был настолько уверен, что на его жизнь никто покушаться не будет, поскольку он весь из себя такой распрекрасный, то ли надеялся, что они не будут сильно налегать на выпивку. Впрочем, с последним барон не ошибся, но знание меры, никак не спасет несчастных от того, что Джо для них приготовила. Взгляд девушки очередной раз пробежал по окнам особняка, убеждаясь, что по коридорам больше не бегают огоньки, а это значит, что время перевалило за десять и все слуги находятся в своих комнатах. Прозвучит странно, но в этом доме было так заведено, отправляться спать ровно в десять часов вечера, как ей рассказывала одна знакомая, которую Джо попросила проникнуть в ряды горничных особняка: “Камеристка убеждала, что это приказ барона, мол, даже слуги имеют право на хороший отдых”. И это было полной чепухой, поскольку об истинной причине раннего отбоя не сложно догадаться, Альвяно самый настоящий ловелас и не брезгал проводить ночи с простой девицей-служанкой, особенно если та была хороша собой. Это объясняло тот факт, что из тридцати пяти его слуг, двадцать из них – горничные, довольно большая цифра, учитывая, что в любом другом богатом доме их около десяти. Джоанна считала их безмозглыми дурами, которые не видели или просто закрывали глаза на то, что творилось перед их носом, а ведь барон уже несколько раз за прошлый месяц набирал в дом горничных на замену тем, что без вести пропали и этот не был исключением. И как вы думаете, куда могли подеваться девицы, что побывали в спальни барона? Самое интересное то, что все были убеждены их увольнением из-за разбитого сердца из-за того, что выбор хозяина не остановился на них. А Аккерман с уверенностью скажет, что они ему попросту наскучили и он нашел им другое применение, так что слабонервным лучше не заходить в особую комнату, спрятанную где-то в подвале  дома.
Джо мотнула головой, отгоняя от себя сонливость, наемница сжимала и разжимала пальцы рук в попытках их немножко согреть, несколько часов на холоде давали о себе знать, хотя, ее бездействие уже подошло к концу. Взгляд зацепился за пошатнувшегося мужчину, который через несколько минут и вовсе свалился на землю. Наемница улыбнулась и, покинув укрытие, подошла к охраннику, тот посапывал, говоря себе под нос, что-то не внятное. Девушка даже несколько раз пнула мужчину ногой, дабы полностью убедится, что тот уснул крепким сном. Ай да месмер, не обманул, хотя, он еще предупреждал, что дрыхнуть они будут в зависимости от количества выпитого, думаю, у меня есть около двух часов, чтобы сделать все что нужно и свалить… Мысли прервал тонкий скрип открывшегося окна, из которого выглянула светловолосая голова. Голубоглазая девушка внимательно посмотрела на наемницу и отошла на несколько шагов, позволяя той войти.
- Ну, так что, должок я тебе выплатила, можно отсюда уходить? – шепотом поинтересовалась блондинка, нервно накручивая на палец свои кудри.
- Можно сказать и так, - согласилась Аккерман, сбрасывая с головы капюшон. – Но остаться все же придется, или ты хочешь, чтобы убийство свалили на тебя? Знаешь, на твоем месте я бы так не рисковала…
Джо посмотрела собеседнице прямо в глаза. Сейчас светловолосая выглядела как заплутавшая овечка, растерянная и не знающая что ей делать, по-видимому, случилось что-то весьма не приятное.
- Сегодня ты должна была быть с ним? – простое предположение, ответом на который был легкий кивок. – И?
- Отменил, сказал, что слишком устал и будет ждать меня следующей ночью, -  было такое впечатление, что еще немного и девушка расплачется, испугалась, да еще не на шутку. Джоанна на это лишь хмыкнула, не понимая, зачем так переживать, если он не доживет и до утра, иначе бы Двурукой здесь не было.
- Отправляйся в свою комнат и не забудь окно закрыть, - Джо махнула рукой, мол, давай иди уже, ничего с тобой не случится, и, развернувшись, быстрым шагом направилась прямо по коридору.

Передвигалась наемница максимально тихо, осторожно выглядывая из-за углов. Правая часть особняка, в отличи от левой, что была предназначена для слуг, поначалу казалась пустой. За все время, ей на пути встретилось лишь несколько человек и то, мирно спящих на полу, правда это было до тех пор, пока она не добралась до второго этажа. На нем, Джо подмечала силуэты вполне бодрствующих стражей барона, однако, больших трудностей они девушке не принесли, она ловко убирала преграды одну за другой, то горло перережет, то клинок в сердце зарядит. Признаться честно, все могло намного усложниться, если бы Аккерман красочно не расписали весь особняк изнутри, а точнее, как попасть из пункта А в пункт Б, поскольку в этих коридорах можно с легкостью потеряется, что значило лишнюю трату времени, а этого Джо не могла себе позволить. Завернув за очередной поворот, Двурукая оказалась в длинном коридоре, на конце которого ее ждала дверь в личный кабинет Альвяно, а рядышком и его покои. Аккерман замедлила шаг, обдумывая, где именно сейчас могла находиться цель, хотя, вспомнив недавний разговор с временной помощницей, Джо решила сначала заглянуть в кабинет, сделав выводы, что лишь какое-то важное дело могло заставить мужчину отказаться от, так сказать, приятного досуга. До двери девушка так и не добралась, резко остановилась на полпути и обернулась в сторону услышанных звуков. Недолго думая, Аккерман скользнула в первую попавшуюся дверь, тихо прикрыв ее за собой, все равно в коридоре было негде прятаться, только если за занавесью, что было очень плохой идеей. Двурукая оказалась в огромном зале, девушка бегло пробежалась по ней и, заприметив второй выход, расплылась в улыбке. Натянув на голову капюшон, она быстро подскочила к ней и, схватившись за ручку, затихла, прислушиваясь к шагам. Нет, рано. Наемница слегка согнула ноги в коленях, готовясь выскочить из укрытия. Все еще рано. Пальцы правой руки крепко сжали рукоять кинжала, Джо даже задержала дыхание, приложив ухо к двери. Вот, самое время! Как только звуки немного отдалится от ее укрытия, Двурукая осторожно открыв дверь, резко выскочила из комнаты, и быстро подскочив к мужчине, подняла оружие, дабы вонзить его в горло, при этом улавливая какой-то странный слабый запах трав.[icon]https://savepice.ru/full/2019/8/6/269cbb8afd334874946a2963a9af30fd-full.jpg.html[/icon]

Отредактировано Джоанна Аккерман (2019-08-06 20:31:50)

+2

3

-Прекрасная погодка. Настолько прекрасная, что кто-то должен умереть. Ты ведь думаешь так же, верно? – сухие пальцы касаются портрета, на котором изображен худой высокий мужчина в дорогом костюме, - а, барон Алвьяно? - Сегодня к тебе в гости наведается смерть, надеюсь ты встретишь ее с гостеприимством, достойным истинного владельца доброй и искренней души? – некоторое время мужчина молча снаряжает специальные ножны на поясе ножами, потом достает с маленькой коробочки миндальный орешек в сахаре и кидает в рот. Крук даже их положил. Ладно, жаль конечно, что курить нельзя но и на том спасибо. Кто виноват, что Бортруно Фигро не курит, а Алвьяно не переносит какого-либо дыма?  От слова совсем.
- Гребаный извращенец.
***
Бортруно был хорошим слугой. Начиная с самых низов, из простого воришки в грабители, из грабителя в мальчики на побегушках, из мальчиков на побегушках в поручные и из поручных в заместители одного из лидеров организованной преступной деятельности столицы, он пробирался все выше и выше, оставляя позади тела менее удачных бывших товарищей и напарников. Никто ему не нужен был – только цель. И ничего, что иногда приходилось убивать, другой раз помогать Томасу в этой его тайной комнате, больше смахивающей на пыточную. Ну, зато и ему кое-кто из служанок перепадал, в основном те, кому повезло просто надоесть барону и при этом не стать его «игрушкой». Нет, конечно же, Бортруно не дурак и усердно сворачивал своим ласточкам шеи, ведь никто не должен был узнать о теневых делах его начальника. Никто и не узнает, все подчищено, все… Ну была одна девочка, что сбежала из цепких рук Фигро, но то один раз и хотя найти ее не удалось, попадись она сейчас ему… Ох, правая рука Алвьяно повеселился бы… Сам бы попросил привести пташку в комнатку барона и там… Но ничего, даже так, хоть и убежала, а верно держит язык за зубами, не рискнет раскрывать тайны его.
Так вот, Бортруно был действительно чертовски верен своему хозяину, но если бы вдруг, началась какая-то заварушка, то он конечно бы сбежал… А так верный, верный блядь! Правда, был один нюанс. Бортруно Фигро уже как сутки кормил червей своими вкуснейшими останками и наверное пялился в грунт, будто высматривая, где бы еще подлизать барону…
Тогда наверное, вам интересно, кто же там побежал боссу за бутылочкой вина к столу? Ведь и повязка на месте выбитого в поножовщине глаза и прическа, сильно зализанная назад с помощью гусиного жира и вообще лицо один в один смахивало. Такое же немного бледное и с кругами под глазами… Как у Бортруно... Нашелся кое-кто, общими чертами лица смахивающий на «правую руку» барона….
Калеб Зингер с облегчением снял повязку и уставился на стеллажи, заполненные бутылками из зеленого стекла. Все дорогое, никак не менее семи лет выдержки… Псарь вытащил первую попавшеюся и натянув повязку, потопал назад. Честно говоря, притворятся кем-то другим было не особо то и приятно, но Калеб старательно пытался повторять повадки настоящего Фигро. Да и грим главное, чтобы не потек, а то пропадет и его бледнота и все остальное, да пойдет Псарь демонам на рога. Гримерша обещала, что вся эта маскировка будет держаться довольно долго, но вот что-то Зингер чувствует что не очень.
Главное, чтобы барон Алвьяно раньше времени не приехал. А то начнется… Это сейчас он мог спокойно свинтить ото всех, вроде как распоряжаясь накрытием стола для хозяина. За это время, Калеб успел узнать все, что хоть как-то его интересовало в этом деле. Включая и тайную комнату, обнаруженную и исследованную с особой тщательностью.
Садист.
Да, то, что находилось внутри небольшой комнатки походило скорее на пыточную инквизиторов, только с неким, эмм… Сексуальным характером. Но одно это дельце, хоть и находилось за гранью понимания нормального человека, смертную казнь не гарантировало. Нет, конечно же, возможно и такое, но вероятней всего, что благодаря статусу, он бы успел чего-нибудь предпринять и скрыться. Но вот лидирующие позиции в организованной преступности… На такой случай, если улики причастности все-таки будут найдены, у Калеба был особый приказ, который звучал донельзя коротко и забавно. Забавно не для того, кого приказ касался.
«Устранить»
Дело в том, что Гвардия не могла вот так просто организовать налет на резиденцию человека такого ранга. Нет, конечно же, нет ничего не возможного, но… Как тогда отреагируют другие люди его класса или не дайте боги, еще ВЫШЕ? Поэтому, нужно было сделать все так, чтобы это выглядело как ограбление, которое закончилось трагической смертью Алвьяно. Ну, еще от силы пары охранников. Ни о какой преступности никто узнать не должен, ведь подобные слухи слишком быстро распространяются среди народных масс. И логично будет, если народ задаст себе вопрос: «Если даже аристократы жулики и бандиты, то почему бы не усомниться в тех, кто стоит еще ВЫШЕ?». Такого нельзя было допустить. Только тихое устранение. Все продумано. Гримом и переодеваниями еще можно ввести в обман охрану, но никак не самого барона, определенно знающему каждого из подчиненных в лицо. А значит, стоило проникнуть под видом кого-то из лидеров, например заместителя и первого помощника барона, которым оказался некий Бортруно, жуткий прохиндей и придурок. После того, как над «правой рукой», хорошенечко поработали «Псы», он рассказал все, что сам знал и о бароне, и о комнате и вообще о всем, что только знал. Даже поведал, где у него закопаны двести золотых на черный день. Калеб прекрасно знал, когда должен появиться хозяин, чем он будет ужинать и какое вино станет пить. Зингер был отлично подготовлен.
Но один раз, Псарю все-таки пришлось встретиться с бароном, что и неудивительно, кем он прикидывался. Это случилось сразу после того, как сержант закончил присмотр за  слугами, что накрывали на стол хозяина и налил вино. Алвьяно, то ли опасаясь отравления, то ли еще чего, предпочитал, чтобы вино всегда наливал только Бортруно и никто не другой. Причем каждый день брал определенную бутылку, а какую именно ему сообщал с утра хозяин. К тому же, после этого, вино из бокала барона пробовал специальный мальчик-слуга восьми лет, а еду с каждой миски – шестилетняя девочка, походу дети одной из убитых им во время кровавых игрищ хозяина, служанки либо служанок. Так что да, отравление, как способ убийства отпадало, хотя, надо признаться и являлось довольно непыльным методом устранения цели.
- Куда ты, Бортруно? – приятный поставленный голос, голос настоящего аристократа. Кажется, барон ранее пел в хоре при храме Семерых?
- Извините хозяин, но мне что-то не здоровиться. Голова болит и вообще не очень хорошо. Можно я пойду?
- Конечно, иди. Знаешь, отмени сегодняшнюю встречу со служанкой. Хочу расслабиться в «комнате» .
- Хорошо, я сообщу девушке. Приятного аппетита, хозяин.
- Благодарю, Бортруно. Кстати, ты сегодня несколько бледнее, чем обычно.
- Чертова болезнь, господин, прошу прощения.
- Ладно иди, отдыхай, - барон снисходительно махает рукой и после дегустации блюд детьми, приступает к еде.
Калеб, стоящий весь разговор в пол-оборота и благодарный всем богам, что освещение в столовой так себе, ибо в случае раскрытия, пришлось бы вскрыть Алвьяно прямо сейчас, а потом с боем прорываться к выходу. Но пронесло. Теперь следовало лишь дождаться ночи и… И начинать охоту на поросеночка.
Сержант зашел в спальню Бортруно и принялся стирать с себя грим, предварительно сбросив повязку. Одежда тоже мало ему импонировала: дорогая, с красивыми орна…
-Нахуй. Ну-ка, где тут, - раздевшись, Псарь залез под кровать и достал оттуда увесистый ящик. Самое забавное, что охранники сами занесли его внутрь по приказу заместителя хозяина и даже не проверили содерджимое. Откинув крышку, он с удовольствием просмотрел содержимое и принялся экипироваться, начиная с черной удобной формы без опознавательных знаков и заканчивая даже “Сюзанной” и “Кристиной”, хотя использовать столь шумное оружие, как пистолеты, мужчина и не собирался но все же не без удовольствия поместил их в специальные кармашки. Вскоре, он был готов и оставалось лишь одно… Зингер взял кувшин с водой и за неимением лучшего способа ссыть жир, вылил себе на голову. Еще не хватало ходить, как напыщенный индюк…
Волосам это нихрена не помогло, хотя Калеб, как мог, вернул прическе нормальный, обыкновенный вид…
Робкий стук в дверь, заставил его встрепенутся и потянуть из ножен нож.
-Кто там? – снова голосом Бортруно спросил он, поближе подбираясь к двери.
-Господин… Это я, Люси. Служанка с кухни, велели мне приходить каждый вечер, помните? - Спустя нескольк секунд молчания со стороны Псаря, который так и не открыл дверь и сейчас пытался что-то сообразить, она слегка смущенно добавила, - ну… вы взяли первый раз в саду, под фонтаном, теперь должны вспомнить…
-Да-да, входи, - Калеб открыл дверь, сам отступая в мрак комнаты, поближе к кровати. Девочка, а только так он смог ее назвать, ведь юному созданию было не больше семнадцати и это в лучшем случае, робко вошла внутрь и мружась, направилась к мужчине в тени. Подойдя поближе, та принялась спускать бретельку своего платья, оголяя плечо…
-Устроили, блядь, разврат, - сержант подался вперед и ребром ладони легко ударил девчушку в сонную артерию. Та, как-то неловко ойкнув, начала падать, но мужчина ее подхватил и уложил на кровать. Потом связал несколькими мотками аккуратной веревки, что обнаружилась тут же, в ящике, заткнул рот какой-то салфеткой и вышел с комнаты.
Теперь, нужно было действовать крайне осторожно. Однако… осторожничать почти и не пришлось. К его полному удивлению, большинство охраны спало сном младенцев, а некоторые – были убиты. Зарезаны, верней и довольно профессионально - ни одного лишнего удара. И самое главное, судя по телам они были убиты… Только что?
Поэтому, Калеб нисколько не удивился, когда позади него распахнулась дверь, а из нее выскользнула фигура в капюшоне. Дальше все было мгновенно – уворот от кинжала, едва не задевшего его горло, выпад и нож, что замер прямо напротив правого глаза неизвестного убийцы.
-Надо же, а я вас и не знаю, - вторая рука нащупала рукоять пистолета, готовая если что, всадить неприятелю пулю в живот прямо сквозь ткань Калебовой одежды, - вы чьи будете? – нехорошо улыбнулся он, может, даже с некой кровожадностью взирая на конкурента.

Отредактировано Калеб Зингер (2019-08-07 14:36:10)

+1

4

Мда, нашелся один прыткий. Джо не растерялась ни на минуту, девушка с той же скоростью с которой противник ушел от ее оружия, отскочила назад, мысленно чертыхнувшись, почувствовав спиной стену, при этом выставляя левую руку вперед перехватывая вражескую, останавливая нож в опасной близости от своего глаза. Правая рука, все еще крепко сжимавшая кинжал в туже минуту нацелила клинок под правое нижнее ребро, направлением вверх, намереваясь понизить печень, но оно так и не добралось к цели. Наемница резко остановила оружие, уловив краем глаза, как свободная рука противника за чем-то полезла. Если у тебя там пистолет, для меня это может плохо закончится, - невеселая мысль молнией посетила голову и так же быстро исчезла, уступая другим. Двурукая до ужаса не любила огнестрельное оружие, по большему счету потому, что от него слишком много шума и если мужчина сейчас выстрелит, на него сбежится вся бодрствующая охрана и тогда придется вертеться как психопатке, в попытке хотя бы прорубить себе путь к отступлению. Впрочем, это было еще полбеды, куда важнее тот факт, что если она дернется, то может схватить пулю в живот или еще куда-нибудь, хотя за живот она не сильно волновалась, правая рука служила ему щитом, поскольку все еще удерживала клинок в опасной близости от тела “собеседника”. Хотя, это в том случае, если у мужчины действительно есть пистолет, вполне могло быть и то, что он полез за очередным ножом, вот только Аккерман рассматривала все возможные варианты, просчитывая свои действия. Под обстрел она попадала не впервые, и каждый раз ей удавалось выжить в перестрелке, главное вовремя среагировать, а там дальше все пойдет как по маслу. Сейчас в это совсем невеселый для девушки момент, которую прижали к стене, она радовалась только одному, перед ней сейчас стоял не Бортруно Фигро, а совсем другой подозрительный тип, иначе бы Джо очень сильно не поздоровилось. Девушке не посчастливилось несколько раз попасть на глаза заместителю Альвяно, разумеется под прикрытием, но то, как он на нее смотрел, не то, что настораживало, оно могло бы привести в ужас, только вот любую другую девицу, не Джо, таких она убивала на месте без раздумий. А хотя,  лицо незнакомца показалось наемнице таким же кровожадным, как и у верного пса барона, даже хуже.
Ледяные пальцы с силой сжали вражескую руку, все так же, не позволяя оружию добраться до глаза. За это короткое время, что Двурукая шастала по особняку, ей так и не удалось нормально согреться, не смотря на то, что перемещаться приходилось быстро и тихо, впрочем, шанс на это она все еще не потеряла. В отличие от противника на лице Джо не дрогнул ни один мускул, оно все так же выражало глубокую умиротворенность, а вот во взгляде серых глаз, что смотрели на мужчину из-под капюшона, загорелся не добрый огонек. При свете луны, могло показаться, что глаза девушки блестят, словно у кошки.
- Могу задать вам тот же вопрос, - голос прозвучал уравновешено, в нем не проскальзывали никаких ноток нервозности, будто Аккерман поддерживала очень важный деловой разговор, и никто ни у кого не держал оружие над головой. Хотя, признаться честно, сейчас девица уже начинала нервничать, понимая, что с этим парнем ей придется повозиться, потому, что он точно не даст себя так легко убить как другие. Впрочем, стоять и дальше как статуя Двурукая не собиралась, как говорится: “Кто не рискует, тот не пьет шампанского”, а если перед тобой стоит кто-то, кто будет посильнее тебя в плане грубой силы, играй не по правилам. Именно так наемница и поступила, резко сделав выпад правой ногой, зарядив мужчине коленом прямо в пах, хотя нет, взяла слишком высоко и попала в низ живота. При этом дернула его руку в сторону, дабы лезвие ножа прошло мимо ее лица и воткнулось в стену, и ловко скользнула в сторону, отдаляясь от стены и противника. Из-за резких движений капюшон не удержался на голове, предательски упав на плечи полностью открывая противнику лицо Джо. Ну, все, теперь его по любому придется прихлопнуть. Левая рука ловко освободила второй кинжал от ножен, Аккерман подскочила к “собеседнику”, первый удар должен был прийтись по правому боку, второй по плечу. Как можно было заметить, наемница целилась в места рядом с органами а то и совсем в другие места, но никак не в них, что могло выдать ее намерения больше покалечить противника, чем убить. А все потому, что Двурукую начали терзать подозрения, что это парень может и не работать на Альвяно а оказался здесь по той же причини, что и она, поскольку за все время ее слежки за бароном и его окружением, она ни разу не видела соперника. Впрочем, она следила за Томасом не достаточно долго, чтобы судить об этом наверняка, так что ей в этом нужно было убедиться. Джо слегка нахмурилась, поймав себя на мысли, что если и дальше та пойдет, и ее удары продолжат проходить мимо, она ничего не добьется, так что наемница вновь решила пойти другим путем. Двурукая внезапно подбросила кинжалы вверх, метнувшись на противника без них, умудрившись подобраться к мужчине настолько близко, что  захватила его одежду под локтями, сделала рывок руками в направлении его левой ступни, чтобы он был вынужден перенести тяжесть тела на левую ногу. Затем подбила пальцевой частью подошвы левой ноги стопу правой ноги противника сбоку. Поднимая левой ногой правую ногу противника вправо–вверх, сделала рывок руками влево–вниз, чтобы соперник начал падать вниз. Где-то сбоку послышался тихий звон упавших на пол клинков.

Отредактировано Джоанна Аккерман (2019-08-07 19:21:07)

+1

5

Неизвестный убийца оказался более опасным, чем того ожидал Калеб и продемонстрировал целый ряд движений, не позволяя ножу приблизиться к глазу. На его, а верней ее замечание, ведь голос определенно принадлежал девушке, мол, она тоже его видит впервые, мужчина лишь хмыкнул и негромко, чуть ли не шопотом произнес:
- Ну раз так, почему бы вам не умереть? – полностью безразличный, не подходящий под выражение лица, тон прошелестел по коридору, но к счастью, убийца успела убить либо же усыпить всех в этой части дома, чтобы нужно было волноваться из-за обнаружения. Хотя, кричать, ясно, что никто из двоих бы не рискнул, в противном случае переполошив всю оставшуюся охрану. Хочет вывести девушку из себя или еще чего? Стоит заметить, что рефлексы и мастерство неизвестной не пугали Калеба, а только сильней заводили его, обещали не просто скучное задание с переодеванием, гримом и устранением хозяина поместья, а еще и хорошую драку. Правда, сержант Зингер на месте девушки бежал бы сразу, без оглядки, пытаясь спастись любым способом, пусть это даже стояло бы ему переломанной конечности после прыжка с окна третьего этажа. Но откуда эта душка знала, что перед ней Псарь? Правильно, не откуда. Тем более, разве могла она догадаться, что дерется с Псарем, которому все это очень понравилось и он начинал медленно, но уверенно получать удовольствие от всего происходящего?
Поэтому, удар в пах он конечно же, предсказал, хотя мысленно и похвалил соперницу, дав ей пять очков из пяти за сообразительность. Так или иначе, драка – это не танцы, не дуэли, где вроде бы оба имеют настоящее оружие, но не стараются именно УБИТЬ противника. Прежде всего – драка, это кровь, кишки, крики боли, поверженный и победитель и конечно же – использование любой возможности одержать верх над врагом. Даже если для этого придется выдавить ему глаза или откусить кусок уха. А удар в пах, если твой оппонент мужчина – самое логичное решение из всех логичных решений. Сержант Зингер резко подался назад и хотя убийца и зацепила его, но сделала это лишь краем колена в живот. Неприятно, но не острая пронизывающая все тело боль, которая распространяется от паха по всему телу, как если бы было, в случае попадания девушки. А так, если вовремя напрячь мышцы пресса, то вполне возможно перенести этот удар без особых последствий.
Да после набитого песком мешочка, что бросали лежащим «Псам» во время тренировок на живот, чтобы те учились напряжением пресса минимизировать урон и тренировать болевой порог, это вообще было не сильно. Но неизвестная снова удивила Псаря, используя уклонение Калеба, чтобы убрать от своего лица острую штуку в виде ножа и заставив ее воткнуться в стену, верней в какой-то старый и наверное, донельзя дорогой гобелен. При этом, капюшон слетел, демонстрируя Зингеру россыпь каштановых волос и серые глаза. Мужчина даже почему-то не к месту и не к ситуации подумал, что хоть она и потенциальный труп, но довольно симпатичная. Выпорхнувший из ножен убийцы кинжал, сразу же отмел все мысли о внешности противника и вот уже Псарю пришлось уходить с траектории сразу двух ее ударов, нацеленных, к огромнейшему удивлению Зингера в не смертельные точки и те хоть и могли нанести ему ощутимый урон, тот же удар в бок, спокойно поражал печень, но у Калеба было настойчивое чувство, что убивать его девушка почему-то передумала и теперь до конца не знает, чего ей делать…
Сомневается? До нее дошло, что я не один из персонала? И что же предпримет?
Псарь уже откровенно наблюдал за противником, ему было интересно их мышление, повадки, решения в тех или иных ситуациях. Может потому, что он отчасти тоже был убийцей? Именно потому, когда сероглазая бестия пошла на сближение, несмотря даже на внезапность ее действий, Псарь не припрял ни единой попытки нанести встречный удар или еще чего. Он хотел увидеть ВСЕ ЧТО ОНА МОЖЕТ. А после? А после прирезать конечно же. Очень жаль, но лишние конкуренты ему ни к чему. Да, конечно же, можно было позволить устранить ей барона, а самому просто уйти из дома, ведь все равно задание будет выполнено, но приказ звучал именно как личное устранение Алвьяно руками Калеба Зингера. Жаль конечно, у девушки огромный потенциал. Огромнейший…
Резкий рывок и сержант почувствовал, как под одна из ног оказывается подбита убийцей и теряет опору в виде пола. Сам Калеб взмывает в воздух, схваченый за одежду противников и вероятно, должен довольно болезненно приземлиться и удариться о поверхность.
Хорошо исполнила прием. Только…
Сержант Зингер выпустил оружие из рук еще в тот момент, когда девушка коснулась его одежды, а теперь, в момент падения, смог без особых проблем использовать руки чтобы резко опереться ими о пол, развернуть корпус и обхватить ногами тело девушки, благо одну из ног там сама подняла в воздух, чтобы «уронить» Зингера. Все что оставалось, это резко оттолкнуться руками и используя преимущество в весе, ударить убийцей о доски, при этом сам не получив заметного урона, кроме разве что ушибленных при падении вместе с девушкой локтей.
Нет, пожалуй, не стоит спешить с ее устранением. Крайне занятная особа...
Калеб освободил нижние конечности, быстро откатился в сторону от противника, поднявшись на ноги и принимая боевую позицию.

Отредактировано Калеб Зингер (2019-08-09 18:38:47)

+1

6

Двурукая не особо любила идти на врагов прямо в лоб, и тому было множество причин, одной из которых является плохая осведомленность о возможностях противника. Вот никогда не сможешь угадать, кто тебе попадется в  тот или иной раз, поэтому Джо вела себя очень осторожно, тщательно перебирая в своей головушке все свои действия и анализируя то, как реагирует на них соперник. Который оказался не так прост, как могло показаться на первый взгляд, впрочем, это девушка поняло еще с того момента, когда была, вроде как, загнана в угол. Маска безразличного спокойствия на мгновение дала трещину, уступая изумлению. Может из-за того, что противник не предпринял никаких попыток нанести ответный удар во время ее захвата, а может из-за того, что ее трюк по отправлению соперника отдыхать на жесткий пол не увенчался тем успехом, на который Аккерман рассчитывала. Однако и из этого убийца сделала некоторые выводы, перед тем, как отправится в падение вместе с “собеседником”. Наемница резко завела за спину руки, так что большая часть удара при прикосновении с полом пришелся по ним. Затем прижала руки ладонями к земле возле ушей так, чтобы пальцы были направлены в сторону ног, таким образом, перебрасывая часть веса на руки. Джо сделав маховое движение ног через корпус назад, резко выкинула их вперед, отрываясь от пола в считанные секунды оказываясь на ногах с намерением размашисто заехать пяткой противнику в бок, да вот только тот успел откатиться от наемницы на безопасное расстояние и вскочить на ноги. Серебреные глаза внимательно следили за незнакомцем, в этот момент Аккерман поймала себя на мысли, что она впервые за долгое время настолько затянула с выполнением заказа. Хотя, тут точнее сказать, ей давненько не попадался столь проворный противник, обычно девушка делала все без затруднений, поскольку пробраться в чей-то дом не составлял огромных трудностей. А обойти или вырезать зазевавшуюся охрану, которая и подумать не могла, что в их собственной тени может скрываться особа, жаждущая отнять у них жизнь, вообще плевое дело. Так что вся сложившаяся ситуация начала забавлять Джо, желание прирезать противника на месте отошло на второй план, уступая интересам все же разузнать что это за человек и на кого он работает, вопреки внутреннему голосу который так и орал, заканчивать игры и просто убрать преграду с собственного пути. Впрочем, и убивать “собеседника” прямо сейчас она никакого смысла не видела, все равно за его смерить ей никто не заплатит, в отличие от тех, кого девица уже успела зарезать. Жуткие люди, еще те головорезы, все подчиненные Фигро, которых тот предусмотрительно спрятал среди нормальной охраны и держал в ежовых рукавицах, дабы обеспечить своему хозяину нормальную защиту. Самое забавное то, что барон даже и не догадывался об этом, хотя, Джо была уверенна, что Томас похвалил бы своего пса за сообразительность и преданность.
Как бы тебя по-быстрому обезвредить? – мысленный вопрос заданный самой себе, лицо давно приняло свое обычное выражение умиротворенности, а сосредоточенный взгляд зацепился за противника. За то недолгое время, за которое она любезно обменялась с соперником парочкой ударов, наемница практически ничего не узнала о противнике, кроме того, что тот имел очень хорошую как физическую, так и боевую подготовку, впрочем, о последнем говорила не только его боевая стойка, но и движения. Отсюда в голову лезли выводы, что Алвьяно подозревал о покушении, поэтому специально нанял человека, дабы устранить угрозу, хотя, мысль о том, что “собеседник” тоже пришел убить Томаса так никуда и не делись. Как бы то ни было, какие бы новые мысли и выводы не лезли в голову, бой все же нужно было заканчивать, и сделать это нужно было ка можно быстрее. Двурукая не забывала о времени, а именно оно не собиралось ждать, когда убийца с неизвестным вдоволь насладятся битвой, а именно это, как могла заметить Аккерман, противник и делал.
У каждого убийцы есть свои методы боя, уловок и полезных фокусов, у Двурукой их хватало с лихвой, вполне может быть, что наемница пользовалась ими намного больше, чем другие, хотя и не могла сказать это наверняка. Уголки губ Джо внезапно дернулись вверх, на лице наемницы появилась легкая улыбка, девушка незаметно прижала большие пальцы к ладоням, и резко дернула руками, послышался глухой, тихий щелчок и леска, которая была прикреплена к концам рукоятей кинжалов, резко натянулась. Клинки стремительно направились в сторону хозяйки при этом, не забыв полоснуть под локтями ее противника, вскоре оказались в ее руках. Чертовка предусмотрительно нацепила незаметную нить на противника когда схватила того за одежду, так что удар пришелся по назначенному наемницей месту. Стоило только ее пальцам вновь крепко зажать оружие, как ее улыбка стала чуть шире, а указательный пальчик левой руки поманил противника, мол, попробуй, подойди.

+1

7

- Надо же… - сказал тихо, одними губами, не меняя стойки и не отводя от противника пристального взгляда. Похоже, что убийца действительно оказалась не такой простой, если сумела подняться после такого падения настолько быстро. На его памяти, только десять человек этого смогли. Хотя и прием довольно не старый, был изучен всего два года назад. Но для того, чтобы проделать то, что только что проделала девушка, как минимум, надо тренироваться и довольно много. Ну, да этого мало, чтобы удивить Псаря. Калеб замер, ожидая следующих действий оппонента, но то, что случилось дальше, его действительно удивило. Два клинка, метнувшихся откуда-то сзади и рассекших сразу ткань мундира, рубашки и порезавших руки до крови. Неглубоко и не больно, скорее… Неожиданно. Сержант Зингер искренне удивился где-то там, глубоко внутри себя. До шока конечно, немного далековато, но все же…
Использовала леску? Техники Морионских убийц, кто бы ожидал…
Несмотря на изумление от происшедшего, Псарь нисколько не изменился на лице. Только лицо, растянутое в улыбке жаждущего крови человека. Обычно, в подобном состоянии люди полностью теряют голову, отдаются безумию, больше всего желают разорвать противника на куски, увидеть его кровь на стенах, картинах и даже вон на том ужасно дорогом гобелене, нещадно проткнутым ножом Калеба во время предыдущих выпадов убийцы. Но… Сержант Зингер был не из таких, однозначно. Еще никогда жажда забрать чужую жизнь, которую ощущал он очень много раз в силу своей профессии, не затмевала его разум. Злила – да. Заставляла кровь будто медленно закипать, а все тело кололо тысячами маленьких иголок, взбудораживая все тело – да.
Псарь посмотрел на девушку, сжимающую кинжалы, на которых еще оставались следы его крови. Интересно. Забавно. Печально. Много потенциала. Очень много. И тут вдруг умерла.
Калеб чувствовал, как кровь медленно пропитывает рукав рубахи и наконец, мундир. Ее немного, совсем чуть-чуть и эти раны ни в коем случае не причинят какого-нибудь неудобства, разве что…
Псарь быстрым движением головы прикусил краешек воротника, почувствовав во рту горьковатый привкус. Чего-чего, а оказаться парализованным или что-то в этом роде от действия яда, которым теоретически могли быть смазаны кинжалы, не очень-то хотелось. Теперь, в любом случае отрава если она и существовала, то подействует не быстрее чем через пол часа. Хорошо, что подобную капсулу начали использовать после одного случая с ядовитым газом...
Мужчина сорвался с места внезапно, быстро, будто и не стоял только что там, а даже секунду назад вот так вот стремительно сближался с убийцей, успев вытащить новые два ножа вместо брошенных тогда. Как только Псарь оказался возле девушки, то сразу же сделал несколько ложных выпадов, будто целясь в ее незащищенные точки, а именно в горло, но в то же время, смещаясь  в строну, немного обходя убийцу со стороны, заставляя ту вертеться, чтобы отразить их. И снова выпад – на этот раз уже настоящий, который должен был поразить лицо, но не колющим, а режущим ударом, наотмашь. Такое ее точно не убьет, но определенно нарушит координацию благодаря дичайшей боли. И будет на милом личике, мда, шрам прямо от левой скулы к правому глазу. Хотя, разве сможет шрам зарубцеваться на трупе? Конечно же, нет. Значит, будет просто мертвая барышня с искорёженной мордахой.
Существуют некие идеалисты, «настоящие мужчины» и так далее, которые категорически отказываются бить женщин, считают это бесчестным и не благородным. Ага, так-то оно так, да вот только рубят, режут, колют и вообще убивают женщины нисколько не хуже представителей сильной половины человечества, а некоторые так и вовсе во многом превосходят их. Лично Калеб считал, что не стоит бить слабый пол ровно до тех пор, пока он сам не пытается причинить тебе вред или же помышляет о этом. Ведь когда разъярённая бестия несется на тебя с клинком или в нашем случае, с кинжалами, то думать о ней, как-то иначе, чем как о угрозе, которую стоит устранить, чтобы продолжить собственное задание, Зингер не собирался.
Был ли сейчас Псарь зол? О, несомненно.

+1

8

Какая прелесть, только другим девушкам так не улыбайся, а то вспугнешь и останешься до конца своих дней в гордом одиночестве, - Джоанна усмехнулась своим мыслям, наблюдая, как лицо противника украсила широкая улыбка. Удивительно, как все-таки сложно распознать истинные чувства, когда враг превосходно их контролирует. Наемнице нужно, чтобы противник впал в бешенство, разозлился настолько, что перестал бы контролировать свои действия, бросившись сломя голову на врага, чтобы убить. Такие моменты только шли Аккерман на руку, в них противники делают много ошибок, не отдавая себе в этом отчет, и быстро прощаются с жизни от острого клинка в ее руках. Двурукая на мгновение подумала, что сейчас все так и произойдет, лишь на короткое мгновение, которое полетело слишком быстро уступая осознанию, что ее противник не столь глуп. Серые глаза слегка прищурились, когда “собеседник” сделал резкое движение головой. Предусмотрительно, даже очень. Наемница догадывалась, что у соперника может быть где-то припасено противоядие, но, не могла даже и подумать, что он спрячет его в воротнике. Улыбка быстро исчезла с лица Двурукой, уступив гримасе спокойствия. Ее оружие не было смазано ядом, почему-то девушка относилась с недоверием к таким методам убийств, потому не часто его использовала, а если и использовала, то покупала новые, только-только вышедшие в продажу в малых количествах. От которых большинство существующих противоядий просто на просто не помогали, лишь продлевали жизнь на несколько минут, не более. И стоят они очень больших денег, особенно с противоядием в комплекте, хотя, признаться честно, они вполне оправдывают потраченные деньги. Впрочем, все действия Аккерман несут за собой какие-то последствия, в данном случае, девушка пришла к выводам, что в отличие от нее, противник вполне может использовать ножи, вымазанные в яде, последнее действие было направленно именно на это, дабы больше разузнать о возможностях помехи. Так что, сейчас ей нужно быть начеку сильнее, чем до этого, а то такими темпами она не то, что заказ не выполнит, да еще и вполне может попрощаться с собственной жизнью.
Рывок, да, именно его Двурукая сразу и ждала от противника, вот только, он не спешил нападать сразу, и соперник оказался в опасной близости к наемнице, девушка, извернувшись, с легкостью ускользнула от ударов, внимательно наблюдая за всеми движениями “собеседника”. Выпад, от которого, казалось бы, практически невозможно уйти, слишком стремительно и близко, но, наемница реагирует молниеносно, резко отшатывается назад к стене, нож рассекает воздух в сантиметре от лица. Пожертвовала равновесием, дабы увернутся от удара, не растерялась, левая рука находит опору, врезавшись о постамент на котором раньше стояла ваза, благо ее убрали до этой внезапной встречи двух, резкий выпад левой ногой, приходится по руке противника, что целилась в лицо, отбрасывая ее назад, выбивая из пальцев нож. В ту же минуту, Аккерман резко отталкивается от постамента подавшись вперед, при этом перебрасывая вес на левую ногу, возобновляя равновесие. Правая нога, резким выпадом целится сначала в солнечное сплетение, затем резко сгибает в колене, прижимаясь к корпусу, и с разворота целится в бок, дабы отшвырнуть недоброжелателя в стену. Разворот, перемена ног, теперь наемница крепко стоит на правой ноге, а левая  с размаху летит прямо в голову. Все движение резкие, хорошо скомбинированные, выполнены с точностью и без остановок, чтобы не позволить сопротивляющейся стороне нанести ответный удар.
Те не многие, кто когда-либо стоял на пути у Двурукой, и позволял себе недооценить ее, только потому, что та является представительницей слабого пола, давним-давно покоятся с миром где-нибудь в лесу. Наемница любила, когда ее возможности недооценивали, поскольку в следующий момент можно было вдоволь насладиться осознанием противника в том, как он ошибался. Об этом говорили его движения, мимика и взгляд, особенно взгляд, как же приятно смотреть в переполненные непониманием и ужасом глаза, когда ты одерживаешь над врагом безоговорочную победу, всаживая клинок в сердце. В этот раз противник оказался совсем другим, он не стал недооценивать девушку, а наоборот, начал прощупывать ее возможности, выискивать слабые места. За это Джо где-то глубоко внутри зауважала соперника, это было доказательством того, что он несет большую угрозу, как ее заданию, так и самой Аккерман, а это значит, если ей не удастся отправить соперника в бессознательное состояние, желательно с продолжительностью до самого утра, то придется убить. А затем наконец-то выполнить самый главный пункт в договоре с заказчиком.

0


Вы здесь » Дагорт » Личные эпизоды » 14, месяц жатвы, 1808 - Минус на минус...