ВСЁ ЗАКОНЧИТСЯ, НО ЭТО НЕ ЗНАЧИТ, ЧТО ОНО ТОГО НЕ СТОИТ
Когда он еще жил в Морионе, до Фасбрука доходили различные слухи о местных деревеньках, одна меньше другой. О жителях, работающих не покладая рук и сторонящихся приезжих. О порой слишком радикальных методах решения проблем. Но разве можно их в этом упрекнуть? Эдер не верил всяким домыслам и небылицам, а если бы в его дом заявилась банда ученых, сующих свой нос куда не следует, то не исключено, что он сам бы тоже взялся за факел. Он слегка усмехается, выпуская ароматный сгусток дыма изо рта и глядя на здание, которое с трудом можно назвать трактиром. Пока что лучше не лезть со своими собственными расспросами.
время в игре: месяц солнца — месяц охоты, 1810 год

Дагорт

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дагорт » Игровой архив » 22, месяц ласточки, 1810 – Лечим и калечим – смотреть бесплатно


22, месяц ласточки, 1810 – Лечим и калечим – смотреть бесплатно

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

https://i.imgur.com/qNAnixD.png


Шарлотта де Клерон & Барклай Финли Если вы хотите узнать, что на самом деле думает женщина, смотрите на нее, но не слушайте.

Погода в Дагорте в кой-то веке ласкала тебя приятной свежестью, а не пыталась забить под крышу непрекращающимся дождём. На носу был месяц дождей, который был буквально назван в честь непогоды, и это было не просто так. Сегодня же солнце мягко грело, близился полдень и во внутреннем дворе Цитадели Инквизиции было достаточно людно.
На усыпанной мелким белым песком тренировочной площадке практически физически ощущался юношеский боевой азарт – столько молодых людей, будущих инквизиторов, сегодня были здесь на очередной тренировке. Запах пота, звон затупленных тренировочных мечей, выкрики старших. Всё смешивалось в непередаваемую задорную атмосферу, где железная дисциплина молодых служителей церкви немного уступала, превращаясь в типично мужской хаос, где молодые парни метелили друг друга. Но ради благого дела же!
К счастью, присутствующие на площадке лекари внимательно следили за происходящим, и даже неожиданное присутствие легендарного Черного Барклая не могло помешать им предупредить любую возникшую проблему.
Очередь: Шалотта де Клерон, Барклай Финли.

Отредактировано Барклай Финли (2019-09-28 17:29:32)

+1

2

Лучше погоды и не пожелаешь. Тёплое греющее солнце, как нельзя кстати располагало к хорошему настроению будущих инквизиторов, и ни одному лекарю не приходилось выслушивать привычное раздражительное ворчание. Наоборот, все они были в столь приподнятом и азартном настроении, что не только с радостью принимали помощь, к сожалению, в большинстве своём только от женщин, но и демонстрировали им чуть ли ни каждый незначительный ушиб. Мужчинам лекарям не то чтобы приходилось стоять в стороне совсем без дела, но лица их пациентов ни выражали и грамма той сияющей улыбки, которая доставалась девушкам. А зря! Мужчины вправляли кости куда эффективнее. Но кому есть дело до эффективности, когда есть возможность пообщаться с молодой девушкой? Мужчин тут целая орава, из которых только трое представители дома Гибриен, а девушек только шесть и одна из них Шарлотта.
Шарлотта, к счастью, свою часть работы давно выполнила и смогла без зазрения совести избавиться от назойливого внимания молодых инквизиторов. В некоторых случаях даже слишком молодых. Это весьма утомляло, маркиза могла лишь посочувствовать остальным девушкам и пожелать чуть больше терпения. Но никакое сочувствие не заставит ее продолжать в этом участвовать. Шарлотта предпочла остаться лишь в роли стороннего наблюдателя и в случае чего, так и быть, присоединиться и помочь. На самом деле, едва ли может произойти что-то столь серьезное, что остальные лекари не справятся без ее участия. Работа, не считая слишком раззадоренных инквизиторов, сегодня настолько непыльная, что Шарлотта могла со спокойной душой уйти. И все же она оставалась и домой возвращаться не торопилась. И причина, конечно, совсем в недоверии остальным целителям.
За Чёрным Барклаем Шарлотта наблюдала давно, даже выполняя свою работу она то и дело переводила на него взгляд. Это даже обижало некоторых юношей, которым еще только предстояло стать инквизиторами. Соревноваться с Чёрным Барклаем было, по всей видимости, бесполезно. К счастью или несчастью, тут уж с какой стороны посмотреть, за Барклаем периодически наблюдала не только Шарлотта, но и остальные пять девушек, и будет странно, что среди восхищенных взглядов женщин выделят именно ее. Это создавало дополнительную защиту и позволяло продолжать скрывать их маленькую тайну. Нужно радоваться. Но это женское внимание Шарлотте все равно не нравилось.
Стоя в стороне в тенечке, подальше от лишних глаз, она нетерпеливо ждала Барклая, изводя в руках несчастный платок. У неё наготове было все необходимое. Все, что, по ее мнению, ему может понадобиться. Она принесла ведро с чистой свежей водой, стопку чистых полотенец, ковш и даже достала из своего деревянного чемодана мазь от ушибов. Хороший массаж ведь не помешает? Шарлотта слегка скривилась, смотря на устроенный ею склад. Наверное, слишком много внимания для одного инквизитора. Проблем Шарлотта не хотела, ни себе ни Барклаю. Но тут она ничего не могла с собой сделать, ее чувства так и бурлили и не все они были положительными.

Отредактировано Шарлотта де Клерон (2019-09-13 00:34:03)

+2

3

Сегодня был относительно свободный день. Вечером предстояла небольшая встреча, но в целом, практически до заката Барклай был предоставлен самому себе. По крайней мере, так изначально он планировал. Это была прекрасная возможность немного размяться, почитать, возможно выпить и поболтать с коллегами, узнать свежие слухи, бродившие по столице. Даже допросов на сегодня не было, ну что за день?
На несчастье Барклая всё складывалось не так, как он хотел. Восхитительная погода заставила наставников вывести молодняк на продолжительную тренировку, ну и как тут не воспользоваться присутствием Чёрного Барклая, который ещё и ничем не занят? Конечно, ведь вместо нескольких добрых спаррингов с постоянными партнёрами он предпочтёт погонять безусых юнцов, «показать им пару приёмов». Навязчивое внимание девушек-целительниц тоже портило настроение. Ещё и Шарлотта, которая украдкой сверлила его взглядом. Превосходно. А ведь он всего лишь хотел помахать клинком.
Три юноши, которые ещё только готовились присоединиться к рядам инквизиции, стали медленно расходиться впереди, в нескольких шагах от Барклая, намереваясь взять его в клещи. Или окружить, если угодно. Они делали это так осторожно, так медленно, будто думали, что Финли их взглядом сожжёт, даже не воспользовавшись импровизированным копьём – на деле всего лишь посохом, один конец которого был окрашен в белый.  Барклай не стал ожидать претворения в жизнь коварных планов молодёжи и сделал безупречно правильный выпад с шагом вперёд в левого оппонента, который был, похоже, слишком сконцентрирован, чтобы отбить удар и благополучно получил болезненный тычок под рёбра. Двое его подельников как-то сразу растеряли всю идею своего плана и бросились на инквизитора, то ли чтобы воспользоваться его позицией, то ли в импульсивном желании защитить уже выбывшего товарища. Барклай отступил на шаг, разрывая дистанцию и не давая им возможности попасть, после чего отправил ещё одного за пределы соревнования сильным тычком в грудь. Последний оставшийся противник отступил и сосредоточился на защите, с ужасом поглядывая на здорового мужика с палкой перед собой. Финли замер в классической копейной стойке, расставив ноги и направив «остриё» в область груди оппонента. Юноша попытался начать кружить вокруг старшего товарища, но поймался на простой финт и получил тычок в открывшийся бок. То ли не заметив пропущенной атаки, то ли в молодецком запале и желании отомстить, он всё равно кинулся на Барклая и был уложен на землю банальной оплеухой, от которой левая сторона лица парня начала молниеносно краснеть. Раздались смешки.
Барклай опёрся на зажатый в левой руке посох.
– Ваши ошибки, – инквизитор усмехнулся и протянул руку валяющемуся в песке парню, – во-первых, вы слишком долго тянули. Вы должны были сразу реализовывать преимущество, так как более опытный противник попытается взять вас ещё на подходе, не дать себя окружить. Что я и сделал. Во-вторых, вы слишком меня боитесь.
– Ещё бы, – тихий шепот раздался откуда-то из рядов.
– Это всего лишь тренировка, ученик. Я не собираюсь вас калечить, ясно? В-третьих, вы не знали, что делать, когда один из вас ранен. Вместо того, чтобы дать ему отступить – вы попытались меня атаковать оба, едва друг другу не помешав. И в-четвёртых, – Барклай приподнял руку с «копьём», демонстрируя палку ученикам, – уделяйте больше внимания подготовке в целом, а не только фехтованию. Ваш противник не обязательно будет с клинком.
Финли поднял руку, останавливая вопросы.
– Пока всё.
Он направился к стойке с тренировочным оружием и аккуратно поставил на место сослужившую свою службу палку. Он, конечно, немного схитрил. Будь он с тренировочным мечом – ему пришлось бы попотеть и драться заметно жестче, чем хотелось бы. Барклай был физически значительно крепче, чем молодые парни, и если они могли обыграть его в проворстве – возраст давал о себе знать – то в опыте и грубой силе они были ему не конкуренты.
Выйдя с арены, Барклай потряс ногами, стряхивая с лёгкой тренировочной обуви песок, отряхнул штаны и руки и направился к Шарлотте. Лёгкая хлопковая рубаха прилипала к телу от пота, подпоясанные широким кушаком штаны, не смотря на старания инквизитора, были всё ещё в песке, но даже в таком растрёпанном виде он выглядел скорее угрожающе, чем затрапезно.
Шарлотта же явно ждала его и хотела поговорить, но выглядела при этом как-то недовольно. С чего бы вдруг?

Отредактировано Барклай Финли (2019-08-27 20:01:26)

+1

4

Не будет секретом, что Шарлотту интересовала вовсе не тренировка — она все равно ничего в этом не понимала. Все эти выпады, движения то вправо, то влево, прыжки и отходы, брр. Молодые инквизиторы тоже не вызывали в Шарлотте особого интереса, получая лишь мимолетный взгляд. Как не крути, но даже в минуты отдыха маркиза все еще оставалась целителем и по привычке следила за состоянием здоровья всех участников тренировки. В некоторых ситуациях ей даже казалось, что Барклай поступал совсем уж жестоко и та пощечина, вероятно, была лишней. Шарлотта могла лишь тяжко вздохнуть и продолжить смиренно смотреть. Кто она такая, чтобы рассуждать о его работе? Да и всех остальных эта выходка, похоже, только повеселила.
Несмотря на все внутренние непонимания вперемешку с негодованием, маркизе нравилось наблюдать за Барклаем — его движения завораживали. Что ж, безусловно Шарлотта получала от этого зрелища немного удовольствия. Чуть-чуть. Даже сегодня, когда маркиза с затаившийся обидой наблюдала за работой виновника ее настроения, сердце Шарлотты постепенно смягчилось. Как тут можно устоять? Еще чуть-чуть и она все простит. Но стоило Чёрному Барклай с невозмутимым видом пойти в ее сторону, как все вернулось на свои места. Шарлотта еще пуще надула губы, и недовольно сдвинула брови. Этому мужчине и в голову не приходит, что он что-то сделал не так. Это просто возмутительно.
Прошло две недели и ни днем меньше, с тех пор как они виделись в последний раз. И кажется Барклай совершенно не придавал значения столь длительному расставанию. Но не Шарлотта! Она и сама не могла понять, что ее возмущает больше — поведение Барклая или, то, что она слишком сильно скучает по нему. Она всегда считала дни до их встречи, и чем больше дней становилось, тем больше ее сжимало от обиды и мрачных мыслей, которые так и норовят залезть в голову. Конечно, Шарлотта прекрасно знала в какие отношения она ввязалась, и поэтому, в большинстве своем, спокойно переживала длительные отъезды Барклая. Все еще скучая, конечно, но не обижаясь. Тут же, по слухам, все это время Барклай был в Дагорте и не уделил ей и минуты. Вторая неделя стала для нее, совсем уж невыносимо тяжкой. Измученная ожиданием, Шарлотта хотела высказаться, сказать, что ему следует уделять ей чуть больше внимания. Это же не так сложно! Выкроить хоть час для беседы и… чего-нибудь ещё. Нужно спросить и развеять свои подозрения. Ох, как ей не нравились все эти женщины, которые тоже находили его привлекательным. И так тяжело постоянно помнить, что она сама виновница своего положения.
Шарлотта сжала в кулак платок и поправила, как ей казалось, слишком мятую юбку. Ей хотелось достойно встретить инквизитора несмотря ни на что.
— Добрый день, Ваше Превосходительство! — Шарлотта наклонилась в изящном реверансе, а на ее лице появилась доброжелательная улыбка. — Как вы себя чувствуете? — она подхватила полотенце и протянула его Барклаю.
Никакая вежливости в ее словах не способна сейчас скрыть недосказанность. Шарлотта все равно не умышленно, но показывала свое недовольство — не тот изгиб бровей, улыбка недостаточно приветлива и всё такое. Но самое главное — взгляд, который так и буравил Барклая. Возможно, она была даже в гневе? Похоже на то. И конечно, она не желала ничего высказывать, но желала, чтобы он сам догадался, что он сделал не так. Как же хорошо, что ей было не дано знать о изначальных планах Барклая в число которых она, по всей видимости, не входила. Это бы разбило ей сердце.

+1

5

Всё ещё ощущая поскрипывающий в обуви песок, Барклай направлялся к Шарлотте. Она выглядела просто великолепно в этот день, солнечная погода была ей явно к лицу, в отличии от мрачного выражения лица и сурового взгляда, которыми она пыталась задавить инквизитора. Финли, как настоящий мужчина, стойко это игнорировал. Он не был слишком уж опытным в отношениях, да и ведущую в никуда связь маркизы и служителя церкви отношениями едва ли можно было назвать, но что он знал точно – рыть самому себе яму он не станет.
Барклай нахмурился, глядя на изящный, выверенный реверанс, который ему отвесила девушка. Интересно, учили ли её выражать эмоции реверансами? Кто знает, что творилось в этом эдернийском дворце. Инквизитор ярко представил, как строгая наставница объясняет маленькой Лотти как правильно сделать гневный реверанс или «я не то что бы злая, но ты меня обидел» реверанс.
– И вам доброго дня, Шарлотта, – Финли вежливо склонил голову и принял из рук влажное полотенце. Ну что она от него хочет? Ещё и улыбочка эта светская, знает же, что он такое не любит. – Как у вас дела?
Инквизитор начал медленно обирать лицо и руки от пыли и пота, которые скопились за время тренировки. Он пришёл сюда очень рано, практически сразу после рассвета, и порядком утомился, на самом-то деле. Впрочем, усталость была привычной подругой и, к счастью, Барклай быстро приходил в себя. Немного отдышаться, попить воды, посидеть. Не помешало бы чего-нибудь перекусить, конечно, но скоро уже будет обед.
– Тренировка была долгой, – Барклай зажал в кулаке испачканное полотенце.
Приметив ведро воды, он начал искать глазами какой-нибудь ковш, но тот всё не находился. Сдавшись, инквизитор обратил свой взгляд на Шарлотту. Какой ещё накрахмаленной вежливостью она собирается его угостить? Или, может быть, колкостью? Хотя второе было мало похоже на Лотти, которую он знал.
Барклай вздохнул.
Скрестив руки на груди, он уставился на девушку. Взгляд у него был мрачный, что, в общем-то, было делом привычным, но ещё и выжидающий. Мол «говори, что там у тебя». Можно было, конечно, игнорировать её, пока она не взорвётся, как одно из этих безумных месмерских зелий, но инквизитор, в свойственной ему манере, предпочитал делать всё и сразу. Если уж отрывать пластырь, то решительным рывком, пусть и неприятным.

+1

6

Маркиза так и чувствовала на себе взгляд других целительниц. Переведя на них взгляд, она увидела, что те о чем-то увлеченно шепчутся и то и дело украдкой смотрят в их сторону. Оставалось только надеяться, что обсуждают они не ее с Барклаем. Да и с чего она вдруг решила, что говорят о них? Она просто целитель, а он просто инквизитор. Шарлотта не давала и малейших поводов! Ни для шепотов, ни для сплетен. Хотя, надо признать, некоторым молодым девочкам и повода не нужно — достаточно лишь стоять с мужчиной в стороне и уже есть о чем посплетничать. С другой стороны, Шарлотта на мгновение забыла, что Барклай и сам по себе объект девичьих сплетен.
— Я в добром здравии, Ваше Превосходительство, — отрешенно ответила Шарлотта, все еще напряженно поглядывая на шепчущихся целительниц. Разве они не должны быть заняты делом?
Вдох. Надо сказать это нервировало.
Маркиза смяла платок в руке и посмотрела на Барклая. Она выжидающе посмотрела на него. Но инквизитор едва ли понимал, что она от него хочет. Или не хотел понимать? Шарлотта начала подозревать, что она делает что-то не так. К сожалению, вместо вразумительного разговора в ее светлую голову начали лезть глупые вопросы. Может ей не хватает женской хитрости? Достаточно ли она недовольна? Нужно иначе сдвинуть брови? Или проблема во взгляде? Шарлотта инстинктивно осмотрела себя. Выглядит может не так? В то время как ее мать, легендарная фаворитка, ловко манипулировала королём и плела из него веревки, Шарлотта не могла справиться и с одним инквизитором. Это не расстраивало. Маркиза никогда и не думала управлять Барклаем, просто ей хотелось, чтобы он понимал ее без слов, но видимо навыком молчаливого высказывания претензий Шарлотта не обладала.
И вот он перед ней, весь такой нависающий и грозный. Это конечно ей в нем и нравилось, но сейчас это играет совсем не в ее пользу. Она словно участник неравного поединка и преимущество явно не на ее стороне. В то время, когда виноватым себя чувствовать должен он, маркиза почувствовала виноватой себя. И это чувство ей не понравилось. Это было несправедливо. Она снова не вовремя? Ей стоило добавить еще один день?
Шарлотта дернулась с места и резким движением достала ковш из упавшего на него полотенца. Последовал звук разбитого стекла. Обернувшись, она увидела осколки стекла и расползающимся по земле мазь. Шарлотта растерянно застыла на месте не зная, что ей делать — черпнуть воды Барклаю или убрать с земли то, что осталось от склянки с мазью. Все складывалось совсем не так, как она хотела. Она не собиралась высказывать ему претензии. Шарлотта мельком глянула на целительниц, которые стали шептаться, как-то менее весело, но зато с большей украдкой. Если маркиза еще и скандал устроит, то повода для сплетен будет хоть отбавляй.
— Надеюсь, я не утомляю вас своим присутствием, Ваше Превосходительство! — едкости в ее голосе не было, скорее разочарование.
А ведь ей просто хотелось его увидеть. Но видимо ей просто стоило уйти пораньше домой и просто ждать Черного Барклая. Рано или поздно он бы пришел. Или нет? Шарлотта посмотрела на него, стараясь найти в ответ на столь неудачный вопрос, возникший в ее голове.

+1

7

Маркиза посматривала на своих подчинённых, похоже с подозрением. Барклай оглянулся и тоже глянул на них, только мельком. Вроде бы ничего необычного? Девушки совершенно типично шептались, хихикали, попутно осматривая раны побитых учеников. С точки зрения Финли этим ученикам стоило бы прописать ещё десяток-другой тумаков, прежде чем отправлять к лекарям, уж больно они к ним зачастили. Что-то, когда на площадке присутствовали церковные лекари – в основном престарелые мужчины и отошедшие от дел инквизиторы – такого ажиотажа вокруг каждого синяка не наблюдалось.
– В добром здравии? – Барклай хмыкнул. В конечном итоге его выжидающий взгляд натолкнулся на встречный такой же. Ну и что она от него хочет? Шарлотта нервничала, мяла платок, оглядывала себя, и в целом выглядела очень взволнованной и напряжённой. Неужели случилось что? Барклай отнюдь не был всемогущим и не собирался ни пренебрегать своими обязанностями, ни нарушать обеты, но он мог помочь со многими проблемами. Особенно учитывая, что проблемы у дам возникали чаще всего плёвые и какие-то надуманные. Вот когда тебе бок проткнули – это проблема. Или когда есть нечего и грозит голодная смерть – тоже проблема та ещё.
– Осторожнее, Шарлотта, – инквизитор слегка улыбнулся. Если, конечно, эту кривоватую усмешку можно было назвать улыбкой – подобные вещи у него не очень-то получались. Оставалось надеяться, что маркиза к таким гримасам уже привыкла. Он наклонился и стал собирать полотенцем осколки с земли. Ещё не хватало, чтобы кто-то из учеников порезался, решив передохнуть на траве. Хотя некоторым не помешало бы получить пару царапин – Барклай вспомнил навязчивых молодых учеников.
Свернув осколки с остатками мази, как он предполагал, в полотенце, инквизитор взял из рук маркизы ковш и зачерпнул воды. Она была свежая и прохладная, то что нужно. Барклай пил жадно, холодная вода проливалась и капала на рубаху, леденя кожу под ней. Маркиза всё ещё мялась, и едва он закончил пить, как она задала вопрос.
Барклай кашлянул и утёр губы тыльной стороной ладони.
– Нет, конечно, – кажется, инквизитор был даже удивлён, – мы не виделись почитай с середины месяца. Я рад тебя видеть, – Барклай хотел было вновь улыбнуться, но сдержался, посчитав, что для первого раза устрашений достаточно.
Спрашивать что не так не было никакого желания, но видимо это всё же придётся сделать, иначе Шарлотта так и продолжит строить из себя светскую недотрогу и разговаривать по учебнику этикета. Инквизитор протянул девушке ковш.
– Помоги мне умыться, - он кивнул на ведро и после паузы неохотно добавил: – заодно расскажешь, что случилось.

+1

8

Подчиненные ни стоили и доли того внимания, которые им неустанно уделяла Шарлотта, возвращая свой взгляд на них раз за разом. Особенно теперь, когда она устроила этот кавардак с этой злосчастной мазью. Вот чего она вообще её достала? Маркиза прокручивала всю ту нелепицу, которую могут породить болтливые языки целительниц. Смотрела, накручивала и волновалась.  Ее голова и без того забита всякими глупыми обидами, и лишнее волнение только все усугубляло. Как жаль, что за всем этим она не заметила улыбку Барклая. Обычно это хорошо отвлекало, а сейчас это было бы, как нельзя кстати. Возможно, инквизитор и считал свою улыбку, неприветливой и пугающей ухмылкой, но не Шарлотта. Ей нравилось. Очень. Может именно улыбка и заставила сделать ее первый шаг? Наверное, нет. Скорее это были боль и отчаянье по утраченному дому. Это не то, о чем сейчас стала бы думать маркиза. Когда-то ее посещали такие мысли, но не теперь. Так или иначе улыбка точно прибавляла тогда смелости.
— Что? — Шарлотта обернулась. — Не стоит! — Она подорвалась с места, но было слишком поздно, Барклай уже успел убрать устроенную ей маленькую катастрофу. Это так неправильно, он не должен выполнять ее работу. Это унизительно. Не для нее, для него.
Маркиза снова посмотрела на целительниц. Отвлечь от суматохи в ее голове смог только Барклай. Взяв из ее рук ковш, он за одно и выдернул ее из надвигающегося шторма паники. Она просто не успела поддаться тем самым плохим мыслям и обратила все свое внимание на него. Он выглядел все еще уставшим.
— Я тоже рада тебя видеть, — она растерянно улыбнулась.
В этом вся сложность. У него просто не было на нее времени. А ей просто сложно это принять. Почему она забывает? Шарлотта забывает, что состоит в отношениях с инквизитором. Забывает, что она никогда не будет на первом месте. Всегда забывает.  Кто-то, возможно, скажет, что этих отношений не должно быть. Может быть и так. Когда-то она просто запрет свои обиды и сможет принять все, как есть. Но она не откажется от этих отношений.
Шарлотта тряхнула головой и улыбнулась Барклаю. Она взяла ковш из рук Барклая и осторожно стала подливать воду в его ладони
— Случилось? О, монкёр, я виновата. Со мной все в порядке, — она виновато прикусила губу, кажется ее обида выглядела слишком вызывающей. — Я просто скучала…
— Госпожа…
По телу пробежал рой мурашек, Шарлотту словно резко окунули в холодную воду. Она резко обернулась, не хватало чтобы их еще и подслушивали. Конечно, это Маркус, самый надоедливый мальчик из всей этой оравы молодых инквизиторов. Утомить он успел не только маркизу, но и остальных целительниц своими царапинами и синяками. Видимо остальные целительницы ловко избежали его внимания и Шарлотта осталась единственной женщиной в его поле зрения.  И что на этот раз? Ах, он умудрился разбить себе губу. Маркиза фыркнула. И этой мелочью он отвлекает ее от Барклая? Она недовольно посмотрела на него, а затем быстро бросила взгляд в сторону подчиненных. Так и есть, целители стояли без дела.
— Прошу меня извинить, Ваше Превосходительство, — отложив ковш в сторону, Шарлотта без особого желания пошла в сторону чемодана.
Деревянный чемодан вмещал в себя разнообразные баночки, мешочки с травами, дневник, инструменты и многие другие необходимые вещички. Здесь было все (или практически все), что ей может пригодиться. Но сейчас ей нужна марля, а её осталось ничтожно мало. Шарлотта не учла стремление юных инквизиторов залечить каждую царапину. Вздох. Ей стоило это учесть. Взяв один из сложенных кусков серовато-белой ткани, она смочила его спиртом. Этого должно хватить. Подойдя к Маркусу, она молча вручила ее ему в руки, не забыв еще раз одарив того холодным взглядом. На удивление он убежал, как-то слишком быстро.
— Мне жаль, что нас отвлекли, — Шарлотта взяла снова ковш в руки и приготовилась подливать воду Барклаю.

+1

9

Едва ли Барклай одобрял присутствие такого количества женщин на тренировочной площадке Инквизиции. Особенно совсем юных девушек, которые были едва старше учеников. У них самих ещё ветер в голове гуляет, а уж что говорить про мальчишек, возраст которых едва подбирается к двадцати. Их головы только и полнятся думами о том, как бы с какой девицей… на звёзды посмотреть.
Стоит сказать, несмотря на то, что будущие инквизиторы были фактически нищими сиротам – иллюзий Финли не питал – дам они заинтересовывали. Тренированные, вежливые, дисциплинированные. Большинство учеников радовали глаз отличной физической формой, неожиданной для своего возраста сдержанностью и взрослостью. Как ни крути, а большинство женщин любит, когда их мужчина способен начистить лицо другому мужчине. За подобное правда следовали строжайшие наказания. Уж что-что, а на кары Инквизиция никогда не скупилась.
К счастью, у большинства женщин романтический интерес к служителям церкви с возрастом проходил. Понимание того, что этот мужчина никогда всецело принадлежать тебе не будет, не сможет быть твоим мужем или официальным отцом для детей, останавливало несдержанных дам лучше любых запретов. Но не всех.
Барклай протянул свёрнутое полотенце с осколками и мазью Шарлотте, полностью проигнорировав её вежливые «Не стоило», «Как же так» и прочее. Кажется, маркиза пришла в норму и перестала дуться. Оно и к лучшему. Инквизитор был ограниченным как во времени, так и в способности к эмпатии человеком, разобраться со всеми этими проблемами было бы достаточно тяжело. Лотти же стала неожиданно милой, улыбчивой и какой-то смущённой. Они действительно давно не виделись, и Барклай чувствовал между ними определённое… напряжение.
К несчастью, их неожиданно прервали.
– Маркус, – Финли повернулся к ученику и ухмыльнулся, едва Шарлотта отвлеклась. Юноша, кажется, только сейчас осознал свою ошибку. То ли он не узнал инквизитора, который стоял с госпожой де Клерон, то ли забылся, то ли действительно решил понаглеть, но под взглядом Финли он внезапно растерял всю свою храбрость и как-то сдулся.
– Ваше Превосходительство, я… – мальчишка запнулся.
– Да, ты. Тебе стоит уделять больше времени упражнениям и молитвам, и меньше незначительным царапинам, – глаза Барклая хитро блеснули, и он сощурился. – Слышал наставники тебя очень хвалят. Я думаю нам стоит провести пару спаррингов.
– Я не смею вас отвлекать, Ваше Превосходительство, – Маркус напрягся, явно жалея о своём предыдущем порыве. «Пара спаррингов» с Чёрным Барклаем означала, что на протяжении получаса как минимум тебя будут валять по песку, словно слепого щенка.
– У меня найдётся для тебя время.
Маркус быстро выхватил клочок марли из рук Шалотты и испарился, как нашкодивший кот с места преступления. Да уж, воистину, этим юношам стоит больше думать о своём предназначении и поменьше о том, что находит у дам под юбкой.
– Ничего страшного, – Барклай хмыкнул, – не думаю, что нас ещё побеспокоят.
Инквизитор наклонился, подставляя ладони под холодную воду.

+1

10

Это хорошо. Наверное. Даже если им не будут мешать, это место все равно не позволяет остаться с Барклаем наедине. Слишком много людей, лишних глаз и ушей. Они так давно не виделись, а Шарлотта совсем не имеет возможности выразить чувства. Едва ли она может прикоснуться к нему, как женщина, а не лекарь. Нельзя, неправильно, заметят. Ей так хочется забрать его в другое место. Туда, где нет никого, где будет только он и она. Это сложно. Вздох. Забрать Чёрного Барклая не так и просто.
Шарлотта улыбнулась, мимолётно и тоскливо, и наклонилась черпнуть воды, стараясь спрятать возникшее смятение. Может на ее лице и мелькает приятная улыбка, глаза соврать не дадут. 
— Тебя всегда так сложно найти, — вздохнула Шарлотта и медленно налила воды в ладони Барклая. — Может я плохо ищу, — задумчиво сказала она, театрально закатив глаза, а затем игриво добавила, — Или кто-то очень хорошо прячется.
Шарлотта с наигранным подозрением посмотрела на инквизитора. Она прищурилась и сжала губы — обида, но теперь ненастоящая. Маркиза все ещё оставалась эдернийкой, и ее натура так и требовала немного театра, игры. Шарлотта не издевается, ни в коем случае. Она просто хочет сделать этот разговор не только приятным, но и добавить в него азарта. Раз она не может взять от их общения все, то почему бы не сделать его запоминающимся? Ведь этот мужчина оставил ее одну, наверное, в самый важный день.
День Любви. Важный праздник для верующего, для человека, желающего выразить свою любовь близким людям, а для Шарлотты это ещё и день рождения. Иронично и, возможно, немного печально. В Эдерне ее день рождения был пышным и ярким, как никак, но она же принцесса. Но тут, в Дагорте, она всегда была никем. И важность ее рождения давно сгорела в ярких и цветных кострах праздника почитания Девы. Сердце Шарлотты не сразу, но смогло принять это, как данность и возможно даже благословение — ее вера столь велика или скорее натиск Гибриенов был слишком велик. Сложнее принять одиночество.
Ни смотря ни на что именно в этот день Шарлотта искала Барклая больше всего. Ждала его в церкви, у костров, в самых людных местах. Везде где дозволено искать и нигде не могла его найти. Это был в целом сложный день. Для кого-то это праздник, для Шарлотты это была и работа. Она отдавала себя этому празднику полностью. Он ей искренне нравится. Помогала неудачливым горожанам, которые даже в столь прекрасный день, умудрялись получать как незначительные ушибы, так и значительные ранения. Помогала месмерам в зажигании костров, что было куда веселее чем штопать раны. Но так и не смогла стать его полноценным участником. Даже к рассвету она так и не смогла найти Барклая. Может он был занят? Может его вообще не было в городе? Болтливые языки утверждали обратное. Лучше бы они молчали.
— Чур, в следующий раз прятаться буду я, — Шарлотта хитро улыбнулась. Она не прочь, чтобы Барклай ее поискал. Не серьезно, всего лишь шутки ради. И конечно ради внимания, которого ей так не хватает.

+1

11

По коже пробежал озноб. Вода была свежей, практически ледяной, и когда Барклай плеснул горсть воды себе на лицо, то практически сразу ощутил, как усталость отступает. К несчастью, только на время, но ледяное умывание определённо бодрило. Последней горстью инквизитор намочил голову, проведя ладонью по волосам, и стёр пыль с шеи.
В сердце маркизы обида явно уступило место печали – она хоть и приветливо, но грустно улыбалась. Голос её был слишком тихим, когда она обращалась к Барклаю, и в речь чуть заметнее проступил акцент. Так ли он виноват? Сложный вопрос. Он попытался вспомнить что он делал в День Любви. М… допрос? Кажется, он был на допросе. По крайней мере это объясняло почему Шарлотта не могла его найти – в застенки Инквизиции ей доступа не было. Н-да, так себе способ почтить Деву – тыкать в еретика раскалённым прутом.
– Мне жаль, – Барклай на миг нахмурился. Ему было не сложно признать свою вину, просто ситуация была неприятная. Было ощущение, что он подвёл девушку, но это было ложью – он выполнял свой долг, который выше и значимее любых отношений. Впрочем, он, конечно, мог перенести допрос на другой день, промариновать жертву в подземельях ещё денёк, хуже бы не стало. Но этого не случилось. – Я был занят.
Пообещать с ней провести следующий праздник? Он не хотел давать столь далеко идущие обещания. Он привык держать слово и совсем не мог гарантировать, что через год в этот день сможет уделить время Лотти. Как не мог пообещать, что вообще будет жив. Жизнь любого инквизитора находилась на острие меча, а Чёрного Барклая – в особенности.
Едва коснувшись её руки, он взял из рук Шарлотты полотенце и стал вытирать лицо и шею. На полотенце остался грязный след от влажной пыли, а лицо инквизитора стало словно светлее – настолько на самом деле грязным оно было.
– Мы можем встретиться сегодня вечером? – это был полу-вопрос и полу-просьба. Некий примиряющий жест. Барклай и правда хотел бы её увидеть более приватно, но если Лотти, в этой раздражающей эдернийской манере, откажет ему – что ж, так и быть. Он уже давно привык, что иногда в голове маркизы что-то щёлкало, она вспоминала о своём происхождении, и пыталась играть с ним. К сожалению, Финли был воспитан совершенно иначе, нежели придворные её родной страны, и находил эти игры скорее вызывающими недоумение, чем забавными. – Например, после заката, – добавил Барклай, приподнимая бровь. – Надеюсь, ты не будешь прятаться под кроватью, там не очень-то чисто.
Он усмехнулся и протянул ей влажное и испачканное полотенце.

+1

12

Вздох. Все так сложно в этих отношениях. Шарлотта на мгновение нахмурилась, выслушивая Барклая. Должно быть так он извинялся, и этого было вполне достаточно. И не важно, что слова не способны исправит испорченный праздник. Ей нужно совсем не это.  Шарлотта просто хотела убедиться, что Барклай ее вовсе не избегал и, что хуже, не проводил время с другой женщиной. Это просто неудачное стечение обстоятельств. Просто очередная его занятость. Он всегда занят.
— Я понимаю, — мягко сказала маркиза и потянулась к руке инквизитора, чтобы еще раз почувствовать его прикосновение, но вовремя одумалась и отдернула руку. Она виновато улыбнулась и убрала руки за спину, сложив их в замок, от греха подальше. — Это просто… праздник. — продолжая улыбаться, добавила она.
Последняя фраза прозвучала не слишком правдоподобно. Как и ее слова в целом. На самом деле, ей было очень тяжело понять.  Будет честнее сказать, что она просто не хотела расстраивать Барклая, вот и врала. Совсем безобидная ложь, не причиняющая никому боли. По крайне мере Шарлотта на это надеялась. Ведь ей хотелось возмутиться, хоть и совсем чуть-чуть. Хотелось сказать, что в такой чудесный праздник нужно отдыхать. Ведь это не просто праздник, а Барклай заслуживают отдыха и ему нужно время вдали от работы. Время поближе к ней. Так ей казалось.
И конечно ничего она не скажет. А оставит все, как есть. И поступит правильно.
— Разве я могу вам отказать, Ваше Превосходительство, — Шарлотта сказала это игриво и даже как-то загадочно. Напряженная обстановка, заставляла маркизу продолжить свою небольшую игру. Так в ее голову лезет меньше глупых мыслей. К сожалению Барклаю, эта игра по всей видимости совсем не нравилась. Как жаль.  — Ох, прости, — Шарлотта резко занервничала. Вот не уже ли она все так нелепо испортит? — Я не должна была. Я просто пошутила и совсем не против. Как можно? Ты правда так подумал? Я… — Шарлотта сбила с толку шутка Барклая. Это было, как-то совсем неожиданно. —  Прятаться? — Шарлотта раскраснелась и быстро забрала из рук Барклая полотенце, шустро кинув его в сторону. К счастью, в этот раз без происшествий и полотенце удачно приземлилось на скамейку, ничего не уронив и не повалив. —  Я не буду прятаться. — и обиженно добавила. — Я же не ребенок…
Хотя улыбка, а в данном случае усмешка Барклая не позволяла Шарлотте держать обиду дольше, чем пару секунд. Маркиза улыбнулась в ответ.
— Я буду ждать тебя.

Отредактировано Шарлотта де Клерон (2019-09-26 18:11:52)

+1

13

Извиняться, пусть и в таком формате, было неприятно и тяжело. Барклай хотел бы пообещать встретить следующий День Любви вместе с Шарлоттой, хотел бы проводить больше времени с ней. Хотел бы… Правда жизни же была иной. Ему было грешно жаловаться на свою судьбу – у него были цели и задачи, он делал что-то действительно важное, для всех. Многие проводят свои дни без какой-либо причины, идут по пути начинающемся из ничего и уходящем в никуда. Смерть одного из таких людей не затронет никого, кроме тех, кого он знал лично, и даже они, скорее всего, погорюют недолго и продолжат своё существование. Барклай был иной породы.
Но сейчас всё это едва ли имело значение.
Он не стал отвечать на замечание Шарлотты. Всё и так было понятно и возвращало к той самой мысли – Чёрный Барклай далеко не всегда мог позволить себе то, что для других людей было обыденностью. Как не мог он и позволить быть в открытых отношениях с маркизой, как не мог предоставить ей никакого будущего, кроме продолжающихся случайных встреч, когда он не был занят. Стоит ли говорить, что ей давно стоило найти более перспективного мужчину? Но Шарлотта всё ещё была с ним, вопреки здравому смыслу. Такая верность своим взглядам вызывала у Барклая уважение, с толикой недоумения и того тёплого чувства, что связывало его и Лотти.
Барклай вздёрнул бровь на обращение маркизы.
– Я думаю, мне не помешает провести ещё одну проверку, маркиза, – чувство юмора инквизитора было где-то на уровне между солдатскими казармами и шутками палачей. Впрочем, проверка на наличие меток, включающая полный осмотр всего тела, была более чем прозрачным намёком. И забавным, как показалось Барклаю.
Впрочем, прежде чем Барклай успел смутить девушку, она успешно справилась с этим сама. Сбившись на своей же шутке, Лотти начала извиняться, ещё больше путаться и смущаться от того, как неудобно всё получается.
– Шарлотта, успокойся, – он на короткое мгновение взял её за руку, – я всё понял. Тогда после заката, где обычно?
Прикосновение к Шарлотте всё ещё грело ладонь. Барклай сжал руку в кулак и тут же её расслабил, мысленно изгоняя возникшее смущение. Он быстро оглянулся назад, на площадку для тренировки, и вновь вернулся взглядом к Лотти, изучая её милое лицо.

+1

14

Шарлотта всегда много нервничала по пустякам. Ничего она не может с этим поделать, хоть и очень старается. Волнуется по пустякам и видит проблему, где ее не было. Она снова вступила в те же грабли — захотела побыть обворожительной фавориткой для инквизитора. Так глупо. Хорошая фаворитка сразу бы поняла шутку, ловко продолжила ее, и не просто, а добавив в неё немного перчинки. Шарлотта так не могла. Вместо эдернийских игр, которым свойственны эти сладковато-острые шутки, томные взгляды и мимолетные улыбки, Шарлотта постоянно сбивалась и начинала стесняться и смущаться. Вот и теперь она испугалась, что могла его обидеть и расстроить. Могла показаться ему непривлекательной. Такое непозволительно. Слишком он важен для неё.
— Прости! Так глупо получилось, — маркиза почувствовала теплое прикосновение Барклая и сразу успокоилась. Она посмотрела на его руку и положила сверху свою ладонь.  Шарлотта не хотела и не собиралась его отпускать. — Где обычно. — и улыбнувшись, сжала его руку в своих ладонях.
Маркизу осторожно посмотрела в сторону — вдруг на них опять смотрят. Нельзя же столь очевидно для окружающих стоять у всех на виду и держаться за ручку с инквизитором. Что подумают целители? Что подумают инквизиторы? Шарлотта ахнула. И опустив взгляд стала осматривать ладонь Барклая. Теперь ничто не должно вызвать лишних подозрений, которые она видит тут и там. Нельзя сказать, что к счастью, но ей даже не нужно было  особо стараться. Барклай был из тех пациентов, у которого всегда можно что-то найти. Оно и понятно, он все же инквизитор и на нем можно найти царапину, ссадину, синяк и возможно даже ожог. Маркиза увлеченно крутила его руку и прикасалась к подозрительным пятнам.
— Болит? — Шарлотта подняла взгляд и с беспокойством посмотрела на инквизитора. — Может тебе нужна мазь? Я могу нанести ее на пятно, — она снова осторожно его потерла, это просто небольшой ушиб. Но ушиб все равно остается ушибом. Оставлять это так нельзя. — Или ты можешь сам нанести. Или я могу потом…сделать массаж…
Шарлотта смущенно отвела взгляд в сторону. Это начинало выглядеть не как желание помочь, а как лишний повод продлить их вечернюю встречу всеми возможными способами. Ей и правда хотелось провести с ним как можно больше времени. Хотелось провести с ним не только ночь, но и утро и может даже день. Только это никак не противоречило, ее желанию полечить Барклая. Ей правда хотелось помочь ему, и синяки ее и правда беспокоили, пусть она сама и понимала, что бессовестно преувеличивает проблему.

+1

15

Если Барклай просто хотел прикоснуться к Шарлотте, то она явно не планировала отпускать его ладонь из своего плена. Рассматривая и касаясь её в поисках каких-то несуществующих ранений, на деле она просто хотела продлить этот в чём-то романтичный момент. По крайней мере, как понимал это сам инквизитор в меру своего мужского разумения. Не то что бы он был франтом да ловеласом, который точно знал, что там на уме у женщин.
Он дал ей несколько секунд, прежде чем осторожно, словно боясь повредить Лотти, отнял у неё свою руку. Неохотно, не торопясь. Прикосновение маркизы было неуловимо приятным – её руки были руками высокородной девушки, а её профессия сделала их хоть и достаточно сильными, но мягкими и нежными.
Он усмехнулся в ответ заботу маркизы.
– Шарлотта, это всего лишь синяк, о такого не умирают, – прозвучало грубовато, но беззлобно. Барклай скорее просто иронизировал над избыточной опекой целительницы, ведь на деле ему приходилось переносить куда более серьёзные ранения без какой-либо помощи.
Барклай подавил в себе желание прикоснуться к маркизе ещё раз и криво то ли улыбнулся, то ли усмехнулся. Сложив руки за спиной, он слегка поклонился, что со стороны могло выглядеть как благодарность за помощь, на деле же являясь как просто демонстрацией вежливости, так и некоторой шуткой над происходящим.
– Значит договорились, – утвердил инквизитор прозвучавшее ранее соглашение. Он распрямился и глянул Лотти в глаза. – Что ж, мне пора. До встречи, маркиза.
Едва ли дождавшись ответа, он развернулся и решительным шагом направился к тренировочной площадке. До обеда ещё было достаточно времени, чтобы погонять молодняк, а у него было как раз подходящее настроение – напряжение от разговора с Шарлоттой просилось наружу. И единственным выходом для этого напряжения на текущий момент была возможность отметилить тренировочным мечом коллег, оставив им в подарок парочку синяков.
Инквизитор подошёл к стойке и стал примеряться к стоявшим там палкам. Определив на глаз пару приличных, он попробовал их в руках и остановился на одном из них. Сделав пару замахов, Барклай окинул хищным взглядом импровизированную арену в поисках жертвы.
До обеда оставалось около получаса – ровно столько, сколько нужно.

+1

16

Ладонь Шарлотты медленно скользнула по руке Барклая. При всем желании, она не стала останавливать инквизитора. Маркиза не глупа, она прекрасно понимала, что ей не удаться задержать самого Черного Барклая столь нелепой попыткой. Нужно что-то более эффективное, хотя Шарлотта и не думала, что её посетит подходящая идея. Все что ей приходило в голову, моментально отсеивалось. Шарлотта скорее была уверенна, что нет в принципе такого способа, который заставит Барклая все бросить и увлечься за ней. Опять же, нравился бы он ей будь он другим? Скорее всего нет. Ведь ее тянуло именно к такому Барклаю, который стоял перед ней. Другого ей и не нужно.
Шарлотта нежно улыбнулась в ответ Барклаю. Он, конечно, прав — этот небольшой ушиб не требовал такого особого внимания. И он, конечно, заметил, что это не просто излишнее беспокойство, а всего лишь попытка потянуть время. Но не это ее расстраивало. Она почувствовала, что их короткая встреча подходила к концу. Ей стоило быть к этому готовой с самого утра, она и думала, что готова, но все равно расстроилась. Вот и что ей с этим делать?
Маркиза элегантно склонилась в реверансе, пряча свою печаль за вежливым ответом. Ей так хотелось попросить Барклая остаться с ней еще немного. Но он ушел раньше, чем маркиза успела хоть что-то ему сказать. Возможно, он чувствовал ее желания и удалился прежде, чем она все же осмелится попросить его остаться. Так даже лучше, никому из них не нужно лишнее неудобство. Хоть и обидно.
— Я буду ждать… — в пустоту ответила она. Она будет ждать, с трепетом, волнением и надеждой.
Шарлотта понаблюдала за Барклаем еще некоторое время, совсем недолго. Она бы смотрела на него еще сколько угодно, к сожалению, это было невозможно. У нее не было больше повода тут оставаться, а простого желания не было достаточно. И лучше ей уйти отсюда прежде, чем заметят, что она стоит без дела, а то найдут очередного «пострадавшего» юного инквизитора. Так она и сделала.

+1


Вы здесь » Дагорт » Игровой архив » 22, месяц ласточки, 1810 – Лечим и калечим – смотреть бесплатно