ВСЁ ЗАКОНЧИТСЯ, НО ЭТО НЕ ЗНАЧИТ, ЧТО ОНО ТОГО НЕ СТОИТ
Когда он еще жил в Морионе, до Фасбрука доходили различные слухи о местных деревеньках, одна меньше другой. О жителях, работающих не покладая рук и сторонящихся приезжих. О порой слишком радикальных методах решения проблем. Но разве можно их в этом упрекнуть? Эдер не верил всяким домыслам и небылицам, а если бы в его дом заявилась банда ученых, сующих свой нос куда не следует, то не исключено, что он сам бы тоже взялся за факел. Он слегка усмехается, выпуская ароматный сгусток дыма изо рта и глядя на здание, которое с трудом можно назвать трактиром. Пока что лучше не лезть со своими собственными расспросами.
время в игре: месяц солнца — месяц охоты, 1810 год

Дагорт

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дагорт » Личные эпизоды » 12, месяц дождей, 1810 — чем дальше в лес...


12, месяц дождей, 1810 — чем дальше в лес...

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s8.uploads.ru/mCGcE.png


Эстер & ВиолеттаГоворили о ведьме в лесу.
С малых лет я впитал, что опасна как смерть...

Невинное развлечение оборачивается трагедией и блужданиями по темному лесу для одной и наглым вторжением во владения для другой. Это стечение обстоятельств хороший повод проверить правдивость легенд о ведьмах и слухов о спесивости аристократов. 

Отредактировано Виолетта (2019-09-17 13:29:29)

+1

2

Мой гроб еще шумит в лесу.
Он — дерево. Он нянчит гнезда.

Фигура в глухом плаще тихо, осторожно ступая, брела подобно призраку меж деревьев. Лес вёл её, Он звал её. А она же отвечала ему тихой песней:
- Дорогая, дорогая, Клементин. Потерял тебя навеки. Ах как страшно, Клементин…
Страх. Страх необходим для выживания.
Кто-то боится диких зверей, но Охотница умеет стрелять так,  чтоб монстр упал замертво. Кто-то не выносит вида крови, но Хранительница рисует ею на сводах пещеры в каждую вторую среду месяца. Кто-то не может найти в себе силы спуститься в темный подвал, однако Проводница знает, что в темноте нет ничего такого, что исчезнет, стоит пролиться свету.  Есть так же страх смерти, но у Эвелинн, к примеру, он с каждым годом превращался  в некое подобие желания. В последние годы ее жизни в ней появилось нетерпение, напоминающее необъяснимую тягу к кончине, которая только росла с каждым днем. И в конце она обрела упокоение. 
Ну а кто-то боится леса и ведьмы.
И вот с ними Эстер согласна. Хотя и не полностью. Ей неизвестно, как могла сложиться ее судьба, если бы восемнадцать лет назад маленькая Эстер побоялась бы  даже посмотреть в сторону леса Рурк, но вот что Охотница знает наверняка, так это то, что не страх помог ей выжить все это время. О нет, далеко не страх.  А рьяное, почти маниакальное желание увидеть смерть предыдущей Хранительницы, занять её место, стать самой собой. Служить Лесу.  Так что страх не всегда является необходимым для выживания, порой достаточно и старой доброй мести. Но как не крути, в основе всего лежит цель. Цель работы, цель задачи, цель сегодняшней лесной прогулки.   
- Цель, - мягким шепотом произнесла  Эстер, дойдя до старого пня и раскладывая на нем ветви.
Человек без цели – всё равно что древо, пожранное паразитами. Постучи – услышишь эхо.
- Эхо, - мозолистые пальцы с неожиданной нежностью и аккуратностью принялись обматывать две ветки между собою грубой нитью.
Но иногда такие деревья продолжают жить, расти и служить домом.
- Домом, -  охотничьим кинжалом девушка отсекла излишек нитки.
И стать чем-то больше, чем было раньше. Вчера – дерево. Сегодня – убежище. Вчера – пропавшая девочка из деревни. Сегодня…
- Хранительница Леса, - Эстер распростерла руки над готовым амулетом, маленькой куклой. В ней лишь отдаленно угадывались человеческие черты в виде примитивных рук, ног и головы, но как это часто бывает, внешняя оболочка не главное в этом случае. На поверхности лишь форма, а суть лежит глубоко, глубоко внутри, сокрытая даже от самой Хранительницы. Лес говорит ей, Лес управляет ею. Голосом подобному шелесту лиственных крон на ветру, шепоту толпы на публичной казни. Эстер взяла куколку двумя руками, подняла ее перед собой и… И наваждение пропало.
В наступившей тишине девушка обнаружила себя на открытой солнцу поляне, окруженной плотным кольцом деревьев. Лес вновь завел ее далеко от дома, но Эстер уже давно не задает вопросов: все равно ответов она не получит. Ни на вопрос «где», ни на вопрос «зачем», а уж тем более «почему именно кукла?». Лес знает, Эстер исполняет - это работает так. 
Оставив куклу на пне, Охотница поднялась с колен. Девушка поправила колчан на бедре и неторопливым шагом отправилась к себе в убежище. На обратной дороге, тропы которой выбирала уже сама Эстер, девушка напевала песню:
- В воде тонул неслышно, алый ротик, как рубин.  Увы, пловец я никудышный – упустил я Клементин.

+2

3

Азарт горячил кровь, вперед рвались собаки с лаем, звучал охотничий рог. Виолетта обожала это ощущение, когда разгоряченные лошади мчатся во весь опор, стараясь догнать лесного зверя. Запах пороха щекотал ноздри будоража внутри чувство роднившее человека и дикого зверя. Она всегда шла до последнего, до момента, пока зверь не упадет бездыханным, а алая кровь не уйдет в черную землю. Обычно дамы прекращали охоту раньше, но Летти достаточно хорошо держалась в седое, чтобы позволить себе эту вольность. Её не интересовали мясо и шкура, не интересовали трофеи и даже сама смерть, ее волновало это чувство когда ты пытаешься догнать, настигнуть, поймать. Этот азарт сродни азарту гонки заставлял ледяную кровь наполняться огнем, заставлял чувствовать себя по настоящему живой, свободной не запертой в клетке обязанностей и условностей. Чувство дикое, пришедшее из давности времен, когда предки были безбожны и темны. запретное чувство, неприличное, и оттого такое желанное. В этом порыве своем  Берриган практически не слышала и не воспринимала того, что творилось вокруг оттого одна из последних заметила существо выскочившее наперерез лошадям. Девушка даже не успела толком рассмотреть, что это было, но Проказница дико заржала и бросилась в сторону.
Виолетта никогда не видела лошадь такой напуганной. та неслась стремглав куда-то в глубь леса, через бурелом и ветки перепрыгивая поваленные стволы и не разбирая под собой дороги. Не будь Виолетта хорошей всадницей, давно бы уже выпала из седла и разбилась! Было страшно и единственное, что могла делать девушка - изо всех сил держаться, чтобы не упасть. Она не видела куда обезумевшая лошадь её несет, уже не различала голосов слуг, чувствуя лишь ужас и запах лошадиного пота.
Останавливаться проказница стала лишь тогда, когда выбилась из сил. Она тяжело дышала, когда Летти потянула поводья на себя и, наконец, заставила лошадь остановиться.
Лес был тих. Смолкли напуганные птицы, звери не высовывались из своих нор. Берриган оглядывалась и понимала, что совершенно не представляет, где находится, а что хуже, совсем не слышит голоса своих слуг, даже отдаленного их эха.
- Эй! Меня кто-то слышит? Ау! - лишь лес ответил ей, повторив сказанные слова эхом. Стало совершенно не по себе, а по спине пробежал холодок. Девушка понимала, что в этой глуши вряд ли сможет найти нужный путь. Тихо она взмолилась семерым, прося защиты и помощи и те ответили ей. Не словом, но делам. Среди стволов деревьев мелькнула человеческая фигура.
- Эй, там есть кто-то? - окликнула девушка - Мне нужна помощь.

+2

4

— Вы любите охотиться, Ларита?
— На лицемеров, сплетников или на беззащитных зверушек?

Лес всегда полон звуков. Стон ветвей деревьев на ветру, стук копыт животных, рычание хищников, пение птиц - все это музыка, музыка леса. Его голос, его родная песня. И Эстер слушала ее, и сердце вторило этой волшебной мелодии. Все в ней было идеально, все в ней было сбалансировано, ни один композитор не был бы в силах даже приблизиться к этому идеалу: столь чиста была эта музыка и мелодия. Проникая в самые глубины души, заставляла сжиматься горло и сердце, возносила душу слушателя высоко над землей, а затем, в момент кульминации…
Охотничий рог.
Эстер аж передернуло: до того этот звук был чужд лесу и природе, словно в финале величайшей симфонии, когда-либо написанной дагортским маэстро вдруг бы раздался удар треугольника. Хранительница Леса пересобрала волосы потуже, словно это помогало ей собраться с силами, и осторожной поступью, словно дикий зверь, пошла на звук. Нет, она прекрасно знала, что законом охотиться в лесу Рурк не запрещено, но Эстер было немного, совсем чуть-чуть плевать на законы короны, у неё был свой собственный свод правил. И одно из них гласило: охоться ради проживания, а не ради развлечения. А потому Хранительница решила, что ей стоит пронаблюдать за гостями, дабы те не позволили себе чего лишнего. Стараясь держаться незаметно, прячась за густыми ветвями, Эстер крадучись следила за визитерами. «Только бы не упустить», - думала девушка, стараясь не отставать от коней. Ох, как же Эстер не любит этих копытных! Тяжелые твари с твердыми копытами, имеющие свое собственное сознание, и люди их еще используют как ездовых животных! Вот ведь бесстрашные, как можно спокойно сидеть верхом на чем-то, чьи мысли и действия тебе не подчиняются.
Ну вот, пожалуйста. Словно в подтверждение мыслей Эстер, чья-то лошадь понесла в сторону, едва не скидывая наездника с себя. «Я об этом пожалею», - последняя адекватная мысль на сегодняшний день потухла где-то на горизонте сознания, что утопало в потоках нездорового любопытства.
И с чего это Эстер вообще устремилась за обезумевшим животным, если, скорее всего, седок уже почти покойник? Возможно, Проводница надеялась помочь охотнику, а возможно, Хранительница хотела просто удостовериться в том, что Лес забрал свое - Эстер не всегда четко осознавала свои мотивы.
«Если эта кобыла мне голову сшибет - вот ведь весело будет!»
«Ну, я то уж точно посмеюсь.»
«Ха. Ха.» - Эстер закатила глаза к небу и продолжила двигаться вперед.
Идти за испуганной лошадью было просто: животное оставляло следы, прочитать которые не составляло особого труда. Хотя пару раз Эстер и упускала из виду сломанную ветвь иль отпечаток на земле, но шла по наитию и в итоге выходила обратно на нужный путь. Несколько минут бега и Охотница уже подобралась достаточно близко, чтоб услышать эхо попавшего в беду наездника.
«Это что.. Девушка?» - Эстер как-то не по-человечьи чертыхнулась и махнула головой, словно стряхивала с себя воду.
Кстати о воде, сапог охотницы смачно чавкнул, увядая в чем-то среднем между землей и мутной жижей:  да уж, и выбрало это копытное исчадие дорогу, еще чуть-чуть и вышло б к болотам.
- Помощь тебе определенно нужна, - подтвердила Эстер, дойдя, наконец, до пострадавшей. И да, удивительно, это и впрямь была девушка. А судя по одежде… Ну явно не кухарка в таверне. Эстер даже почувствовала себя как-то неловко в перепачканных грязью сапогах. Охотница решила не подходить ближе и остаться на весьма и весьма почтительном расстоянии, и уж точно не из-за костюма незнакомки, а скорее из-за копытной бестии.
На твою удачу, я знаю, как отсюда выбраться. А вот на мою неудачу – я не люблю лошадей. Да и они меня, кажется, тоже.
Девушка почесала в затылке, размяла шею и глубоко вздохнула. Лес пока что молчал, а значит, ему не нужен сегодня никто, а значит, пора провожать гостей:
- Ладно, пойдем, только это… Я буду идти с боку, угу, - «А то еще копытом по голове…». – Меня зовут Эстер, кстати. Сегодня услуги лесного проводника абсолютно бесплатны. 
Охотница подмигнула и двумя пальцами левой руки указала в какую сторону идти. А чтоб не было неловкой тишины, Эстер принялась насвистывать всю ту же песенку про Клементин, что утонула.
Лес пока что молчал.

Отредактировано Эстер (2019-09-30 21:22:25)

+1

5

Девушка вышедшая из-за деревьев выглядела необычно, одетая не в платье и явно не знавшая манер. Но разве можно жаловаться на то как выглядит тот, кто хочет помочь? Есть ли смысл отчитывать его за грубый вид и отсутствие манер, разве само по себе это не проявление неуважения и дурновкусия. Виолетта умела заводить если не людей, то обзаводиться союзниками именно потому, что общество её не было для человека тяжелым бременем и она никогда не спешила бросаться на другого с обвинениями или осуждением. У всех есть недостатки.
- Я благодарна вам за помощь - Виолетта улыбнулась, смотря на незнакомку сверху вниз.
- "Может дочь местного охотника?" - личность неизвестной не давала покоя любопытному нраву молодой аристократки. Эстер была другой, чуждой привычному, а потому интересовала и даже волновала, не всякий раз столь неудачное стечение обстоятельств приводит тебя к необычному знакомству.
- Не стоит бояться, обычно Проказница смирная, просто в этот раз на нас вылетело что-то, перепугав лошадей. - подождав, когда Эстер чуть отошла вперед, Виолетта неловко спрыгнула с седла и взяла лошадь под уздцы. если новая знакомая не любила лошадей, то наверняка приятнее ей идти бок о бок с человеком.
Незнакомка насвистывала какой-то мотив, уверенно шагая вперед. Было видно - Эстер знает лес не хуже дикого зверя, а значит точно живет где-то неподалеку. Быть может девушка еще может сослужить Летти хорошую службу, рассказав, где можно найти нужные травы и изловить змей. Удивительно о каких вещах приходится думать, когда своим делом выбираешь не вышивание, а алхимию.
- Эстер, я не оставлю тебя без награды. - Виолетта продолжала улыбаться малознакомой девушке - Ты сможешь выбрать в награду то, что тебе больше по вкусу, если не хочешь брать денег, мне есть что предложить. - говорила Виолетта спокойно, без надрыва и возвышенности, не пытаясь словами и жестами показать какая пропасть между ними по положению.
- Скажи, а ты из местных жителей? Ты удивительно ловко находишь дорогу, наверное живешь в этих краях давно. Ты охотница? - любопытство не исчезало, да и беседа намного лучше молчания. Все что угодно лучше молчания в темной чаще вдали от людей, которым доверяешь. Окажись сейчас Эстер одной из староверцев, что молились мнимому, Виолетта не смогла бы толком ничего сделать. От мысли этой стало боязно и мурашки пробежали по спине. Девушка поежилась.

+1

6

Угрозы, обещания, добрые намерения — это ещё не действия.
- В последнее время животных что-то и вправду беспокоит, - Эстер шмыгнула носом и провела носком сапога полукруг перед собой, словно очерчивая границу между собою и копытным монстром. Она посмотрела на «Проказницу», ожидая встретиться взглядом с наездницей, но та спешилась. Теперь она была не верхом, а стояла на земле. Казалось бы, обычный жест вежливости, и не важно, перед страхом Эстер или перед ее… статусом. Но Охотнице казалось, что в этом движении был не только этикет, но и словно скрытое сообщение, что незнакомка сейчас наравне с Эстер, а не выше. Хотя они и были действительно из разных миров, и встретились девушки в мире Проводницы. В мире чавкающей грязи под ногами, пропахшей сыростью одежды, огрубевшей кожи и почерневших ногтей от земли. Видели бы их сейчас деревенские, сразу же поднялись крики: «Леди, бегите!», «Она же ее сожрет!», «Ох, бедная девушка, этот лес станет ее могилой».
Но вопреки невероятно важному для Эстер мнению общественности, Охотница не была настолько плохим человеком, чтоб бросать в беде потерявшуюся девушку. Но она и не была настолько хорошим, чтоб делать это абсолютно безвозмездно. Возможно, будь Эстер чуть менее самой собой, а чуть более среднестатистической жительницей деревни (а именно жадной до чужих кармана и дел в постели), то тут же стала бы искать способы получить финансовую выгоду из сложившейся ситуации. Было видно, что средств у незнакомки много и от пары кошельков с круглыми железками она точно не обеднеет. Только не монетки вызывают у Эстер интерес. С них то что – их чеканят люди, люди же им и дают цену. А это совсем не интересно. И пока двое, не считая коня, шли по лесу, Охотница сказала.
- Кто я? Если спросишь у мясника в Дагорте – неплохой стрелок из лука и поставщик мяса, если спросишь у охотников – то конкурент, что не дает им добывать мясо в лесу Рурк, - с этими словами Эстер хлопнула по колчану на бедре. – Если спросишь у деревенских – то лесная ведьма, что подчинила своей воле лес, крадет детей, а в полную луну совокупляется с медведями. Ох, погоди…
Девушка подмигнула незнакомке и жестом велела остановиться. Эстер сменила направление дороги, свернув с тропы чуть поодаль, в тень. Она ступала как можно осторожнее, в конце концов, будет очень стыдно попасться в собственноручно расставленные ловушки. Убедившись, что путь чист, Охотница махнула рукой, подзывая незнакомку к себе и продолжила:
- А истина… А истина где-то посередине, как оно обычно и бывает, - Эстер знала, что сейчас они проходят как раз аккурат под деревьями, на ветвях которых, словно летучие мыши в пещере, висят ловцы снов. «Ну или истина где-то повыше», Эстер ухмыльнулась.
- И да, ты права. Денег я не возьму, - девушка прикрыла глаза с улыбкой, смакуя следующую фразу, будто та была вкуснейшей мятной конфетой. – Возможно, хватит и простой истории о себе? Или даже имени - я твоего так и не услышала, не так ли? Ведь даже нам, ведьмам, хочется иногда пообщаться с людьми. Медведи, знаешь ли, отвратительные собеседники.

+2

7

с каждой минутой Виолетта все больше смотрела на Эстер, словно на что-то необычное и диковинное. Это было не со зла, больно необычно девушка строила свои фразы. Говорила она не так, как встречавшиеся ей деревенские жители, меж слов её тонким шелковым шнурком слышалась насмешка, и ирония. Быть может охотница ничего подобного не вкладывала во разы, но отделаться от подобного видения Летти не могла. В её проводнице было что-то таинственное и это тянуло любопытную аристократку. Однажды любопытство доведет ее до плаща Неведомого, но это будет потом. Не сейчас.
- Люди склонны много болтать. Про меня тоже говорят разное, порой как начинаешь собирать, так диву даешься, насколько я разносторонний человек. Настолько, слово все это совершенно разные люди. И самое смешное, что верят в это и другие. - Виолетта погладила волнующуюся Проказницу по морде. Лошади явно не нравился этот лес, но почему Виолетта затруднялась сказать. Быть может чуяла поблизости хищника? Девушка осмотрелась, но на первый взгля ничего не заметила. И раз Эстер была спокойна, то бояться нечего. Верно?
Когда провожатая того потребовала, Виолетта остановилась, дожидаясь позволения пройти. Вероятно проверяла охотница не притаилось ли тут болото. Выросшей в этих краях виднее о том, какие опасности скрывает высокая трава и кто притаился в кустах.
От вопроса Виолетта немного смутилась, но не потому, что скрывала что-то, а из-за своей грубости.Даже в лесу посреди бурелома нельзя забывать о манерах.
- Прошу прощения, я немного растерялась и позабыла. Виолетта Берриган. Вот только не знаю, с чего начать рассказ. Тебе по душе явно не придется родословная или отповедь о нашем роде. Вот и выходит, что я собеседник практически такой же интересный как медведь. - Виолетта виновато улыбнулась. Дело было не в том, что ей рассказать о себе нечего, девушка не знала что именно может заинтересовать охотницу. Не хотелось забивать ее голову ненужными  фактами о жизни, а о некоторых Летта и вовсе никогда не говорила ровно до того момента, пока напрямую не спросят. И все же есть нечто небольшое, что объединяло хоть как-то их миры.
- Разве что могу рассказать о том, что люблю охоту и собак, что порой с проводником захаживаю в чащу леса в поисках редких трав. Я умею составлять различные  микстуры и яды, наверное, так же хорошо, как подавать себя в свете. Что тебе интересно узнать - спрашивай, я отвечу без утайки. - несмотря, что в плату за дорогу Эстер попросила только рассказ, Виолетта решила, что подарит ей что-то иное, на память. не хочет брать денег, так есть у них что-то более полезное для охотника.

Отредактировано Виолетта (2019-11-01 14:33:30)

+1


Вы здесь » Дагорт » Личные эпизоды » 12, месяц дождей, 1810 — чем дальше в лес...