ВСЁ ЗАКОНЧИТСЯ, НО ЭТО НЕ ЗНАЧИТ, ЧТО ОНО ТОГО НЕ СТОИТ
Когда он еще жил в Морионе, до Фасбрука доходили различные слухи о местных деревеньках, одна меньше другой. О жителях, работающих не покладая рук и сторонящихся приезжих. О порой слишком радикальных методах решения проблем. Но разве можно их в этом упрекнуть? Эдер не верил всяким домыслам и небылицам, а если бы в его дом заявилась банда ученых, сующих свой нос куда не следует, то не исключено, что он сам бы тоже взялся за факел. Он слегка усмехается, выпуская ароматный сгусток дыма изо рта и глядя на здание, которое с трудом можно назвать трактиром. Пока что лучше не лезть со своими собственными расспросами.
время в игре: месяц солнца — месяц охоты, 1810 год

Дагорт

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дагорт » Личные эпизоды » 16, месяц ласточки, 1810 — Видели ночь


16, месяц ласточки, 1810 — Видели ночь

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://i.imgur.com/14e4ID9.png


Шарлотта де Клерон & Лисандр ПэйтонКакие же они странные, эти дни, в которые положено радоваться согласно календарю.

Ах, День Любви, что за день! Но что важнее – что же это за ночь! Едва ли найдутся люди, которых этот праздник обходил стороной. Каждый сегодня признавался в любви своим братьям и сёстрам, родителям и детям, бабушкам и дедушкам. Но что куда важнее – своим избранным, вторым половинкам, с которыми их свела судьба и воля Девы.
Вокруг, тут и там, наевшиеся до отвала и благодушные люди, счастливые лица которых блестят в свете вездесущих костров. На город уже спустился ночной холод, уж несколько часов как солнце ушло за горизонт, но сегодня людям всё равно – их кровь горяча от танцев. Ведь праздник в самом разгаре, и видят Семеро, грех эту ночь провести, не встретив рассвет!
Но все ли сегодня танцуют? Всем ли в радость тепло этих костров? Хотелось бы верить, что так, но едва ли бывает миг, когда каждый человек в этом мире счастлив.
Очередь: Шалотта де Клерон, Лисандр Пэйтон.

+1

2

Начало праздника для маркизы прошло насыщенно. Как представитель дома Гибриен, с самого утра она участвовала в подготовке города к Дню Любви. Конечно, ее целью было не украшать город фонарями, вывесками и яркими флажками (хотя она с удовольствием понемногу участвовала и в этом), а залечивать ушибы рабочих. Подготовка плавно перетекла в праздник, и город наполнился радостью, танцами и едой, а пациенты сменились с рабочих на не особо везучих горожан. Безусловно не самое веселое времяпровождение праздника. Шарлотта и сама не сразу смогла привыкнуть, но теперь же она спокойно относится не только к праздничной работе, но и к практическому полному отсутствию своего дня рождения. Более того, ни смотря на все неблагоприятные стороны этого дня, маркиза искренне любит этот праздник с малых лет. И казалось ничто не способно омрачить ее настроение.
Как оказалось могло.
Шарлотта ожидающе сидела на скамье возле фонтана и уставшим взглядом всматривалась в ночное небо. Все ее попытки рассмотреть там хоть какой-то намек на звезды с треском проваливался – огни города столь ярко сияли, что застилали небо превращая его в непроглядную темно-синюю гущу. Один лишь серебристый диск луны не могли затмить яркие праздничные фонари и костры. Вот только одиночество луны отнюдь не радовало маркизу, а напротив навеивало своим видом еще большую тоску.
Казалось бы, как можно грустить в столь прекрасный праздник? В любой другой день, Шарлотта и сама удивилась бы печальным взглядам в День Любви. Что говорить, для нее он был особенным вдвойне, ведь маркизе посчастливилось родиться в этот отмеченный Девой день. Она и сегодня всеми силами старалась поддерживать в себе крупицу праздничного настроения — сначала для горожан, а теперь для особенного человека.  Она все еще верила, что Барклай придет, мелькнет где-то в толпе, и в этот момент на ее лице должно быть счастье. Но чем ближе вечер перетекал в ночь, а день сменялся другим, тем менее радостной чувствовала себя Шарлотта. Она не собиралась оставлять свои попытки дождаться своего инквизитора (как бы странно это не звучало), если не тут, то в любом другом месте и провести с ним хотя бы малую часть праздника. Хотя бы просто встретить с ним рассвет. До рассвета еще далеко, но в глубине души, маркиза  все уже давно поняла.
[icon]https://i.imgur.com/f65nCSe.png[/icon]

Отредактировано Шарлотта де Клерон (2019-10-20 18:14:58)

+2

3

Лисандру нравятся праздники – все, в каждом находится что-то для него интересное. Не каждый из них наполнен весельем, лёгкостью и радостью, но сама атмосфера праздничного дня меняет его настроение в лучшую сторону. Возможно, это немного глупо – зависеть от каких-то особых календарных дней, но почему это должно волновать? В изолированном мире радостей не так уж и много.

День любви – особенный день. Одно из самых красивых празднеств Дагорта, наполненный красками, цветами и яркими огнями. Под вечер город совершенно преображается, и так легко поверить в счастье и отсутствие тьмы вокруг купола! Ночь скрадывает чёрный туман, окружающий их со всех сторон, а фонари и разноцветные костры играют яркими огнями на улицах города, раскрашивая светлые стены.

И люди – смеются. Поздравляют друг друга, подшучивают с широкими улыбками. Влюблённые одаривают друг друга нежными, а временами и весьма лукавыми взглядами. Удивлённо и одновременно радостно восклицают, когда костёр рядом с ними внезапно вспыхивает ярче, искрясь непривычными для него цветами: зелёным, синим, розовым. В любой другой день подобные костры можно воспринять как часть какого-то колдовства, но только не сегодня.

День признаний в любви не может не быть светлым праздником.

И для Лисандра это так, пусть все его родные слишком далеко, а любви, что бывает между мужчиной и женщиной, он не ищет. Смиренно принимает тот факт, что нежного счастья ему всё равно не вкусить – мимолётного не желает, а истинное, долговечное не сможет удержать. Как и всем, кому повезло родиться в титулованной семье, брак его будет союзом выгодным, а не любовным. Ему даже не грустно – все так живут.

Вечер проходит весело, искромётно и быстротечно – в компании друзей. Они пьют вино, они угощаются со столов, непринуждённо спорят о пустяках и то и дело шутят, находя смешным многие вещи, на которые в обычное время и внимания не обращают. Таковая магия друзей – важное и неважное постоянно меняются местами, своеобразно путаются между собой, но не несут с этим никакой растерянности.

Они участвуют в танцах на площади – леди, не леди сейчас это не имеет никакого значения. Просто люди, что находят себе развлечение в самых простых вещах, не обременяя излишними условностями. Происходящее походит на самообман – будто он в безопасности, будто вновь дома в Редларте, где не о чем беспокоиться. И Лисандр с головой ныряет в эту хрупкую безопасность, потому что бояться постоянно попросту невозможно.

Нельзя сказать, что Лисандр совсем без пары – не став мучить Трикс одиночеством, он берёт её с собой, временами жалея об этом решении, когда та теряется из виду, но вино сглаживает любые недовольства. Трикс любопытно снуёт между людьми, ворует со стола еду и жуёт цветы, до которых добирается – в общем, наслаждается праздником не меньше. По счастью, не убегает далеко или же ненадолго – настолько, что Лисандр редко ощущает её отсутствие.

Шарлотту первой замечает именно Трикс.

Пока Лисандр отвлекается на то, как Седрик заигрывает с девчушкой – простой, молодой, и в этом обаятельной, Трикс цепляется за его ногу, царапает сапог когтями, а после тянет за ткань, трескучим голосом привлекая внимание. И Лисандр отвлекается, смотрит туда же, куда и кайнур, с удивлением обнаруживая на лавочке одиноко сидящую Шарлотту – и тем печальнее она смотрится в окружении счастливых, улыбающихся людей.

Очевидно, что в день любви и день Рождения грустят не из-за каких-то пустяков.

Многим известно, что Шарлотта – помощник в организации праздника, а потому дома не бывает практически весь день, в течении которого слишком занята. Подарок к её рождению Лисандр отправляет прямо домой к Гибриенам, зная, что на празднике любви явственно не до того – в некотором роде это небольшая традиция. Быстро оглянувшись по сторонам, Лисандр встречается взглядом с немолодой и приветливой женщиной, продающей цветы. И улыбается ей в ответ.

Лилии – нежные цветы, непорочные в своей белизне. Они кажутся подходящими именно Шарлотте, пусть её семья и живёт с гербом ириса; цветов он берёт немного, кому понравится ходить с большим букетом, который некуда девать? Трикс снова опережает – бежит к Шарлотте, забираясь на лавку и занимая там всё оставшееся место, распластавшись, пока с мягким и тихим рокотом тыкается мордой в нежную ладонь. И всё это пока Лисандр прощается с друзьями, с закатанными глазами выслушав очередную шутку про «когда у вас помолвка», уже перестав обращать на них внимания. Им всё равно не понять, что их с Шарлоттой связывают куда как более нежные чувства.

— Яркой тебе ночи, Лотти, — сегодня не та ночь и не та обстановка, чтобы обременять друг друга оковами этикета – пусть всё это останется для высшего света. Наедине с друзьями со скрежета вежливо «вы» раскалывает беззаветное «ты». — С днём Рождения.

Вручая цветы, Лисандр садится рядом, немного подвигая совершенно недовольную этим Трикс – не будь она такой отожранной сегодня, шипения бы не избежать. Впрочем, его гораздо больше занимает Шарлотта, чем недовольство эмоционального кайнура.

— Ты выглядишь печальной, — «и одинокой» хочется добавить ему, — тебя кто-то обидел?

+2

4

Шарлотта опустила свой взгляд на город и нахмурилась. Вид города удручал. Это так неприятно, практически больно наблюдать за чужим счастьем, за этими радостными лицами и влюбленными парочками. Шарлотта прикусила губу. Она завидовала. Зависть плохое чувство, зависти не должно быть место в этот чудесный день. И Шарлотта корила себя за это чувство, за свой неуправляемый эгоцентризм, за невозможность принять простую действительность. Так не должно быть, она не должна так поступать.
Не выдержав эмоционального накала, маркиза вернула свой взгляд в бездонное небо к одинокой бледной луне. Луна может разделить ее одиночество. Можно придаться меланхоличным размышлениям, вспомнить что-то хорошее. Но не все так просто. Раз за разом все ее мысли возвращались к Барклаю. Это не сказать, что помогало, а еще больше толкало к внутреннему диалогу.
К диалогу с Девой. Шарлотта хотела попросить прощения за свое оскорбительно неподобающее поведение. Хотела объяснить причины своей печали.  Вместо этого только оправдывалась. Разве это плохо просто хочет немного такого же счастья? Разве это плохо что он инквизитор? Шарлотта скривилась от самой себя. Это односторонний диалог. Сколько ни оправдывайся, ни проси прощения, ответа получить не дано. Шарлотта привыкла. Она не считала этот диалог бессмысленным. Как можно? И конечно это не первый ее диалог с Девой. Все это уже превратилось в какую-то милую привычку. Каждый месяц из года в года, она говорит. Еще юной девочкой, еще являясь принцессой прекрасной цветущей Эдерны, она приходила в церковь и говорила с Девой о зародившихся в своем сердце чувствах еще совсем невинных, и казалось тогда еще мимолетных.
Так много времени прошло…
Внезапная суета рядом со звуками и прикосновениями, резко выдернула Шарлотту из ее тягостных мыслей. Моргая, от неожиданности, она опустила взгляд. Трикс?! Она сразу улыбнулась. Как не крути всегда приятно увидеть знакомое лицо, и не важно, что это не лицо, а морда, и не человек, а кайнур.  Шарлота осторожно прикоснулась к Трикс и легким прикосновением погладила ее по макушке (кажется животные такое любят), давая понять — маркиза ее заметила и конечно, это не обсуждается, рада ее видеть.
— Где твой хозяин?
Можно было сразу предположить, что Лисандр где-то рядом. По крайне мере Шарлотта хотела в это верить. Беспризорно гуляющий кайнур по городу, принесет проблемы не только себе, а этого маркиза совсем не хотела, но и ее хозяину.
Впрочем, к счастью, Лисандр был рядом.
— Доброй ночи! — Шарлотта улыбнулась, она даже немного взбодрилась и печали в ее лице стало немного меньше. — Оу, спасибо…
Она приняла букет цветов и сразу понюхала его. Маркиза любила лилии. Они всегда напоминали ей об Эдерне, об ее происхождение. Лилии символ Эдерны, цветок, красующийся на пурпурном-золотом флаге. Сама, Шарлотта едва ли была настоящей лилией и уж тем более она никогда не была ирисом. Маркиза скорее ласточка. Герб с ласточкой единственное, что оставила ей мать, которую она никогда не знала.
— Так заметно? — Шарлотта потерла щеки, приливая к щекам кровь, создавая мнимый румянец и улыбнулась. — Так лучше? Хотя все это не важно, — может ей и хотелось признаться, рассказать о своей печали. Лисандр же ей как младший брат, с ним можно делиться секретами. Но нет, это не только ее секрет, она не станет подставлять Барклая. — Почему ты один? — Шарлотта посмотрела по сторонам, вдруг она не заметила избранницу Лисандра. Это было бы так неудобно. — В такой день и без дамы сердца. — она игриво нахмурилась, рисуя на лице притворное недовольство.
[icon]https://i.imgur.com/f65nCSe.png[/icon]

+2


Вы здесь » Дагорт » Личные эпизоды » 16, месяц ласточки, 1810 — Видели ночь