ВСЁ ЗАКОНЧИТСЯ, НО ЭТО НЕ ЗНАЧИТ, ЧТО ОНО ТОГО НЕ СТОИТ
Когда он еще жил в Морионе, до Фасбрука доходили различные слухи о местных деревеньках, одна меньше другой. О жителях, работающих не покладая рук и сторонящихся приезжих. О порой слишком радикальных методах решения проблем. Но разве можно их в этом упрекнуть? Эдер не верил всяким домыслам и небылицам, а если бы в его дом заявилась банда ученых, сующих свой нос куда не следует, то не исключено, что он сам бы тоже взялся за факел. Он слегка усмехается, выпуская ароматный сгусток дыма изо рта и глядя на здание, которое с трудом можно назвать трактиром. Пока что лучше не лезть со своими собственными расспросами.
время в игре: месяц солнца — месяц охоты, 1810 год

Дагорт

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дагорт » Личные эпизоды » 4, месяц жатвы, 1808 — извинения не принимаются


4, месяц жатвы, 1808 — извинения не принимаются

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://ipic.su/img/img7/fs/thNNHA36YU1.1571473949.jpg


Кассандра ван Гарат & Альрик ван ГаратБордели — более выгодное вложение, чем корабли. Шлюхи редко тонут.

Семейные конфликты лучше всего улаживать за закрытыми дверями. Но что делать, если это оказались двери борделя?

0

2

Праздник Урожая прошел удачно. Для борделя леди ван Гарат праздник Урожая была чем-то сродни налета орды, только вот вместо того, чтобы грабить, налетчики охотнее оставляли в ее неприличном заведении не только звонкую монету, а много чего интересного, что по неосторожности рассеянный клиент мог позабыть (или что у него могли достать из карманов опытные проститутки). Однако налетчики есть налетчиками, и после их налета бордель, как и его работницы, отчаянно требовал восстановления.
    Кассандра и сама очень хотела больших изменений. То, как выглядел "Разбитое Сердце", разбивало ее сердце вместо того, чтобы разбивать сердца вторых половин постоянных клиентов борделя. Старый владелец дома терпимости особым вкусом не отличался и душу в свое дело не вкладывал, так что Кассандру встретили унылые стены, обшарпанные диваны, залитые непонятно чем, и сальные занавески. И это еще "рабочее" пространство. В комнаты девочек ей даже заглядывать не хотелось - сплошь клоповники и гнидники. Хоть она и купила этот бордель за гроши, если сравнивать цены в общем на рынке, Кассандра сразу просчитала в голове все возможные расходы. Проще было бы купить кузницу, таверну или вовсе открыть свой игорный дом (кстати, хорошая идея! Нужно будет развить ее в будущем), однако чуйка подсказывала Кассандре, что именно бордель не только окупится, но и станет довольно полезным местом для реализации собственных амбиций.
    И, если подумать чисто поэтически, владение борделем - это некого рода даже благотворительность. Ведь работницы "Разбитого Сердца" - народ разношерстный. Некоторые девочки сбежали от домашних тиранов, каждый день поколачивающих своих дочерей, сестер или жен, некоторые же пошли на такой шаг, чтобы прокормить своих маленьких детей, оказавшись в нужденном положении. Еще была определенная категория девочек-сирот, которым попросту некуда было пойти, и так как они особо ничего не умели в своей жизни, стены борделя были их домом. Подумать только, что бы могло случиться с этими несчастными душами, не построй кто-то добродетельный этот дом терпимости? Каждая из них вынуждена была скитаться по всему свету, каждый день подвергаясь опасности на битых дорогах и в сомнительных тавернах, где всем, от лакея до хозяина, на тебя глубоко плевать. Они бы спали под мостами, а их детишки, вероятнее всего, умерли бы от холода, голода или инфекции, как бы и сами они. Как бы часто клиенты просто нагло не платили им за услуги. Но к счастью этих несчастных душ в их жизни появилась леди ван Гарат, пытающая слабость к падшим женщинам - такой уж у нее был грешок. Она обезопасит своих девочек от всех этих напастей и подарит им жизнь в тепле и сытости, при том даже со звонкой монетой. А они, в свою очередь, отплатят ей своей бесконечной преданностью и послушностью, которыми Вдова будет распоряжаться на свое усмотрение.
    Но это все придет позже. Сейчас же леди ван Гарат восседала на единственном кресле посреди огромного круглого зала, задумчиво раскуривая трубку. Бордель был вынужденно закрыт на несколько дней, почти вся мебель сдана на ремонт. Куртизанки, переодевшись из соблазнительных полупрозрачных платьев, снимающихся легким движением руки, во что-то более практичное и функциональное, занимались общественно полезной работой: одни драяли полы, окна и все, до чего может только дотянуться рука, другие - собирали все, что уже совершенно потеряло божеский вид и уже не подлежало восстановлению, в огромные корзины, которые потом отправятся на блошиный рынок, а третьи аккуратно красили стены. Дети, вместо того, чтобы прятаться на заднем дворе, сегодня играли роль лакеев, а потому то и дело сновали от работницы к работнице, то принося ей стакан воды, то выполняя какое-то мелкое поручение. С такой армией помощниц Кассандра вписаться в неделю.
    - Смотри, Олив, левей, - леди ван Гарат указала на мелкую темно-серую полосу, оставшуюся не закрашенной. Рыжеволосая девушка с краской на щеке кивнула и тут же исправила оплошность. Кассандра довольно улыбнулась - все шло так, как она себе и рисовала.
   В комнату вбежал небольшой мальчуган в потрепанных штанишках:
   - Леди ван Гарат, там на улице какие-то мужчины сказали, что принесли заказ от госпожи Тарлис!
   - Как раз во время, - леди ван Гарат встала из кресла и одернула полы своего халата с легкой светлой ткани, придававший Кассандре какого-то чуть ли не святого свечения, - Спасибо, Коннор, - девушка взъерошила волосы на голове мальчишки и направилась к входу, чтобы через буквально минуту вернуться с рабочими, заносящими корзины, картонки и вазы, - Поставьте это все в центре комнаты, и не испачкайте ничего,, - уже строгим голосом скомандовала хозяйка и тут же добавила, заметив, как один из рабочих пялился на ее девочек, - Просмотр, конечно, бесплатный, но я вам за это не плачу, - она отвесила каждому несколько медных монет и отправила мужчин восвояси. Ах, это было прекрасное утро! "И ничто его не испортит!" - подумала себе Кассандра.

+1

3

Последние пару месяцев старший инспектор был в дурном расположении духа, об этом знали все в торговой палате и вне ее стен. С приходом Пустоты и возведением Купола дел у всех было невпроворот – многие иностранцы оказались заперты на острове, но всех уверяли, что это лишь временные меры, пока ученые на службе короны не найдут решение этой проблемы. Альрик же, всегда добродушный и мягкий, в эти дни ощетинился колючками: принимал у себя посетителей только в случае крайней необходимости, был скуп на разговоры, и не стеснялся в выражениях, если ему что-то не нравилось. Многие догадывались, что это было как-то связано с Пустотой, но почти никто не знал, что по ту сторону остались еще двое из рода ван Гарат – брат и сестра Альрика. О смерти брата он узнал незадолго до бедствия; того якобы подкосила какая-то болезнь, и он отдал душу Семерым. Но что звучало уж совсем невероятным, так это то, что он незадолго до смерти женился на молодой девушке с континента, причем сам ни словом не обмолвился об этом никому из родни.

Однако на этом беды барона не заканчивались. Среди той суматохи, что царила на острове, он старался сохранить здравый ум и беспристрастное мышление. Легче сказать, чем сделать – совсем недавно до него дошли слухи, что жена покойного брата, некая Кассандра, уже несколько месяцев как прибыла в Дагорт, не оповестив об этом никого из ван Гаратов, чью фамилию она теперь носила как свою собственную. Судя по всему, она была в числе последних, кто успел попасть на остров прежде, чем Его Величество, призвав на помощь всемогущество Семерых, возвел купол, укрыв людей от беды.

Мало того, что эта Кассандра везде представлялась фамилией барона, так она еще и открыла на острове собственное дело - не ателье мод и даже не лавку древностей; нет, ей хватило наглости выкупить бордель «Разбитое Сердце» и открыть его двери для всех желающих. Альрик был вне себя от ярости, когда один из друзей осторожно упомянул об этом досадном недоразумении. Однако слишком много обязанностей легло на плечи старшего инспектора, чтобы сразу нанести невестке визит вежливости, который обещал быть вовсе не вежливым. В преддверие праздника урожая люди осаждали торговую палату от рассвета до заката, и лишь спустя пару дней после последних скачек, вернувшись из Редларта, барон нашел в себе силы наведаться в публичный дом.

Честно сказать, «Разбитое сердце» оправдывало свое название уже издалека. Похоже, разбивали тут не только сердца, но и ставни, и пороги, и все, что только подвернется под руку. Заведение явно видывало лучшие времена, и Альрик не без ехидства отметил про себя покосившийся вид здания на окраине столицы. В его силах было сделать так, чтобы бордель Кассандры разорился, а сама она посыпала голову пеплом, как это принято у некоторых континентальных народов.

Судя по всему, здесь вовсю кипела работа. Вблизи ван Гарат увидел снующих туда-сюда детей, непривычно одетых шлюх, а из главных дверей только что вышли туповатого вида наемные рабочие, все еще пуская слюни от увиденного внутри и пихая друг друга в бока с глупыми ухмылками на немытых лицах. Барон отшатнулся от них, как от чумы, и подобрал полы своей серой шелковой мантии, ступая на порог «Разбитого Сердца».

Он не стал стучаться в дверь или давать знать о своем прибытии другими способами. С важным видом, будто это заведение на самом деле принадлежало ему самому, он распахнул входную дверь, которая со скрипом отворилась внутрь, и с хмурым видом ступил в главный зал.

Изнутри бордель выглядел ничуть не лучше, чем снаружи, а ночные бабочки, явно непривыкшие к дневному труду, занимались различной мелкой работой – кто красил стены, кто драил пол. Посреди зала стояло внушительного вида кресло, на котором восседала хрупкого вида молодая женщина, на удивление ухоженная для царившего здесь бардака.

Уже зная, какой ответ он получит, Альрик произнес так, чтобы его слышали все здесь присутствующие:

- Я барон Альрик ван Гарат, и я желаю немедленно поговорить с леди ван Гарат.

Последние три слова он произнес с едва скрываемой издевкой, сверху вниз взирая на молодую женщину, которая, похоже, и была той самой Кассандрой.

+1

4

Скрип входной двери заставил Кассандру нахмуриться: кого это еще нечистая принесла? Неужели не видно таблички, которую девочки специально выставили по приказу Кассандры? Наверняка это один из тех бедных оборванцев, которые на последние деньги решил поразвлечься, таких уж довольно много ходило в "Разбитое Сердце". Ведь кто еще может не прочесть элементарной надписи "Закрыто"? Там же черным по белому, вроде бы понятно все... Именно таких клиентов Кассандре самолично хотелось гнать ссаными тряпками из борделя, потому что даже девочек для такого отребья жалко. Даже для дома терпимости подобные особы нетерпимы! Они особо деньгами не разбрасываются, никакой важной информации не имеют, подарков не делают, а после них еще и прибираться лишний раз приходится. Леди ван Гарат видела посетителями своего борделя элиты или же хотя бы важных персонажей, способных принести пользу. Но чтобы достичь того, чего желаешь, обычно нужно хорошенько поработать, а Кассандра как раз была из той породы людей, которые не боятся работы.
   Девушка готова была раздраженно рявкнуть на непрошеного гостя и уже нахмурила брови, однако вместо грязного оборванца вдруг увидела перед собой довольно зрелого мужчину с мягеньким животиком, чья гладкая лысина отбивала мягкие лучи утреннего солнца. Кассандра сразу же отметила необычный вкус в одежде незнакомца. Мало того, что ткань сама по себе была дорогой, так еще и сам фасон одеяния был крайне интересным. Ничего такого Кассандра прежде не видела ни у знати, ни у толстосумов, хозяйничающих на континенте, однако и в Дагорте подобных фактур Вдова тоже не видела, хоть и пребывала в городе не так уж и долго. Кем бы не был этот мужчина, одно можно сказать наверняка: деньжата у него водятся. "Уже интересно."
   Незнакомец приблизился уж слишком близко как на вкус леди ван Гарат и, высокомерно глядя на нее сверху вниз, громко отрекомендовался. Касс тут же уловила дурное расположение духа посетителя вместе со смесью высокомерия и неприкрытой издевки. Альрик, значит.
    - Ах, это же мой деверь. Очень рада наконец-то с вами познакомиться, барон - Кассандра мягко улыбнулась мужчине - ей хватило ума не дерзить. Она была наслышана о как о самом бароне ван Гарате, так и о его влиянии в городе. Девушка легонько взмахнула рукой своим подчиненным, не глядя на них:
    - Оставьте нас.
    Девочки коротко откланялись, явно смущенные гостем такого важного чина в стенах их обители, и быстро разлетелись словно напуганные бабочки. Последняя девушка наспех закрыла за собой дверь, оставив Кассандру и ее новоиспеченного родственника наедине. Часто братья и сестры выглядят как две капли воды, но это не был случай братьев ван Гарат. Быть может, все дело в разнице в возрасте, а может - в стиле жизни. Леди ван Гарат встала из кресла и неторопливо направилась к распахнутому окну :
    - Очень любезно с вашей стороны лично нанести мне визит, - девушка выглянула из окна и, убедившись, что во внутреннем дворе никого нет, прикрыла окно и повернулась к Альрику, - Я и сама хотела зайти к вам, однако вы наверняка знаете, как сильно можно потеряться в дневной рутине, забитой делами. В любом случае, я надеюсь, вы насладились утренней прогулкой к моей скромной обители, - Касс скрестила руки и задумчиво уставилась в угол, - Конечно, район мог бы быть получше, однако я больше люблю тишину. В центре слишком шумно как на мой вкус, - девушка вдруг заметно помрачнела, - Альгерд тоже любил тишину... Вы не были на похоронах, не так ли? Я вас не видела. Неужели вы не получили мое письмо?

Отредактировано Кассандра ван Гарат (2019-10-28 18:24:55)

+1

5

Его лицо – непроницаемый фасад, его эмоции прячутся в складках рта; это то, что он умеет лучше всего.

Альрик проводил равнодушным взглядом горстку девиц, которые поспешили ретироваться с глаз долой. Не стоило обманывать себя лишним ожиданиями в отношении их хозяйки, но по крайней мере ей хватило смекалки поговорить с глазу на глаз и не поддаваться на первую брошенную провокацию, подобно дворняжке, кидающейся на кость. Это уже что-то да говорило о самообладании Кассандры. Барон наблюдал за ней, встающей с кресла и направляющейся к окну.

Фигура – настороженная изящность кошки, волосы – ржаное поле перед сбором урожая, одежда – неброская элегантность вельминта. Неудивительно, что она смогла открыть свое собственное дело, едва прибыв в Дагорт. В ней был определенный шарм, с этим не поспоришь, и ван Гарат даже мог представить себе, как Кассандра соблазнила его брата перед их женитьбой. Братец всегда был слегка наивен и безоговорочно верил комплиментам касательно своей персоны. Возможно, это и погубило его.

- Признаться, я с трудом нашел вашу, с позволения сказать, уютную обитель, - произнес старший инспектор. – Если бы не подробные указания леди Бекенбури, я бы и вовсе заплутал по пути сюда. Не представляю, как ваши клиенты добираются в такую даль! Но главное то, что вот я здесь, в это чудесное утро.

Теперь его голос – липкий мед, а глаза – хитрые замочные скважины; это то, что он умеет лучше всего.

Альрик пропустил колкость собеседницы мимо ушей. Разумеется, он не смог присутствовать на похоронах: как он узнал впоследствии, все было организовано на скорую руку. Было ли это обусловлено царившем на континенте беспокойством касательно нашествия Пустоты? Или леди ван Гарат лично приложила к этому руку?

- Мне было несказанно горестно узнать о кончине моего брата, - все так же вкрадчиво продолжил он. – Но еще горестнее было получить приглашение на похороны в день самих похорон. Но вы, разумеется, не могли знать об этом, когда отправляли письмо. В наши времена почтовые дилижансы никуда не годятся!

Он смахнул с правого глаза несуществующую слезинку. Знала ли Кассандра о сроках доставки почты, посылая весточку?

- А потом пришла Пустота, и путь наружу оказался отрезан. Но, полагаю, вам известно об этом не хуже меня. Если не ошибаюсь, вы были в числе последних, кто успел прибыть на остров прежде, чем купол закрылся?

Барон был полон подозрений. Что-то в этой истории не сходилось, но он был не уверен, что именно. Возможно, его опасения безосновательны; возможно, Кассандра действительно всего лишь молодая вдова. Ее прошлое покрыто мраком, ведь почти все его свидетели остались по ту сторону Пустоты. И неизвестно, сколько времени пройдет, прежде чем дармоеды из Коллегии найдут способ побороть этот странный феномен.

+1


Вы здесь » Дагорт » Личные эпизоды » 4, месяц жатвы, 1808 — извинения не принимаются