ВСЁ ЗАКОНЧИТСЯ, НО ЭТО НЕ ЗНАЧИТ, ЧТО ОНО ТОГО НЕ СТОИТ
Когда он еще жил в Морионе, до Фасбрука доходили различные слухи о местных деревеньках, одна меньше другой. О жителях, работающих не покладая рук и сторонящихся приезжих. О порой слишком радикальных методах решения проблем. Но разве можно их в этом упрекнуть? Эдер не верил всяким домыслам и небылицам, а если бы в его дом заявилась банда ученых, сующих свой нос куда не следует, то не исключено, что он сам бы тоже взялся за факел. Он слегка усмехается, выпуская ароматный сгусток дыма изо рта и глядя на здание, которое с трудом можно назвать трактиром. Пока что лучше не лезть со своими собственными расспросами.
время в игре: месяц солнца — месяц охоты, 1810 год

Дагорт

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дагорт » Личные эпизоды » 10, месяц дождей, 1810 - Сделка


10, месяц дождей, 1810 - Сделка

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://sh.uploads.ru/MTrYE.png


Эдвард & КассандраСкажи мне, чего ты желаешь больше всего на свете?

Не все понимают, что связываться с запрещенными вещами опасно. Что деньги, которые можно за них получить, того стоят. Разумнее всего сдать опасный предмет кому-нибудь из инквизиции и жить спокойно, как честный человек. Но всё-таки страх оказаться в числе еретиков не так пугает, когда речь идет о личной выгоде.

Отредактировано Эдвард Беккер (2019-11-06 11:52:10)

+1

2

Эдвард Беккер – добропорядочный семьянин, строгий отец и заботливый муж, честный предприниматель (для большей части населения Дагорта, конечно) после захода солнца вышел из дома и направился в сторону борделя «Разбитое сердце». Он не таился в темных уголках улиц, не вздрагивал при встрече с соседями, которые возвращались домой, задержавшись где-то по своим делам. Нет, он шел спокойно, не переживая о том, что, если его увидят у входа в популярное у некоторых мужчин (и даже женщин), пойдут слухи. А в конце концов желающие это обсудить доберутся и до жены. Нет, это его совсем не беспокоило. Он ведь был порядочным человеком, так что предупредил жену и попросил ложиться спать без него. Кто знает, вдруг он задержится до самого утра? Все вариации слухов об интрижках Эда разбивались о то, что визит был вызван необходимостью, а не желанием найти приключение на стороне.
Пока он шел, мысли Эдварда были заняты вопросом – почему у борделя такое название? Сам он был слаб в придумывании названий чему-либо. Фэй предлагала придумать что-то броское и запоминающееся для магазина, но, потратив несколько дней на размышления, Эд оставил его безыменным. Так что, если кому-то было как-то упомянуть место работы Эд, он использовал в разговоре улицу и номер дома.
Еще он думал о том, что больше никогда не поведется на просьбу знакомого знакомого. Да, очень важный человек, конечно же, нельзя отказать, но почему-то восторга от вынужденного согласия помочь, Беккер не испытывал. Хотя внутренне он всё-таки испытывал какой-то детский восторг вперемешку с тенью страха. Да, по большей части всё равно, но с другой стороны… Странно, что всё связанное с черным рынком давно стало обыденностью, привычным делом, а тут что-то новенькое и интересное. Может действительно стоило раньше сходить в бордель?
За этими и другими не менее важными размышлениями Эд не заметил, как добрался до нужного здания. Он остановился на пороге, зачем-то поправил пиджак, разгладил складки на штанах и потянул на себя дверь.
Внутри он на секунду замер. Да, это определенно был бордель. Такое место ни с чем не перепутаешь. И всё-таки вполне приличное заведение. Никакой грязи, девушки прилично (насколько это здесь возможно) одеты. Обставлено помещение богато, со вкусом. Да, не стыдно здесь отдыхать.
Конечно же, его появление привлекло внимание. Взглядом и улыбкой Беккера поприветствовали девушки. Охранник у входа расщедрился только на взгляд. Впрочем, проявление дружелюбия с его стороны Эд не ждал. Он подошел к одной из девушек и поздоровался:
- Ночи доброй, я пришел к хозяйке вашего заведения. Эдвард Беккер, она должна мня ждать.
Или нет, а это всё просто хохма от его «коллег». Хотя, какая разница? Будет что перед сном с женой обсудить. Или завтра с утра. Вдруг решится остаться?

+1

3

Сегодня Кассандра услышала новое для себя прозвище. Это случилось абсолютно случайно. Она, кажется, выходила из своего кеба, когда услышала, как какая-то группка мальчуганов из бедноты, убегая, разразилась смехом и воплями:
    - Смотри, смотри на нее! Это же королева шлюх!
    "А, понятно," - она вскинула тогда брови и кивнула себе себе, отмечая безнадежность мерзопакостных детей. Признать, они никогда не любила детей. Ни младенцев, ни подросших - никаких. И ни в какой форме. И она решительно не понимала, почему все так над ними трусятся. Дети вызывали у леди ван Гарат отвращение, которое она благоразумно контролировала после того, что случилось с ней в пансионе. Эту историю леди ван Гарат, носившая тогда еще своб девичью фамилию Локхарт, вспоминает с неохотой, но, благо, практически все люди, знавшие о ней, сейчас либо мертвы, либо замужем, что, собственно, тождественно. В люблю случае они очень далеко и вряд ли сумеют передать события той неловкой ночи дальше. Когда кто-то в зимнюю пору подбросил младенца на порог пансиона в ночной час, а человеком, отворившим дверь, оказалась именно двенадцатилетняя Кассандра. Однако вместо того, чтобы позвать кого-то из старших чином, она просто закрыла дверь. Позже, когда ребеночка уже занесли поближе к комину, а девушка получала свои заслуженные розги, она пояснила свой поступок тем, что плач малыша вызвал у нее головную боль. Не стоит и упоминать, что младенец не выжил. Но те времена уже прошли, да и сейчас, слава богу, никто не силует Кассандру раздвигать ноги и производить на свет мелкие орущие рты, поэтому леди ван Гарат выдерживает более-менее принятый в обществе нейтралитет по отношению к этой теме. И в этот самый день, когда Вдова лишний раз убедилась в своей нелюбви к младшему поколению, ей вновь пришлось кривить душой на эту тему.
    И когда Миара, ее служанка, ввела некого Эдварда Беккера - человека, которого горячо рекомендовали ей хорошие знакомые для устранения щекотливых ситуаций - в покои леди ван Гарат, видок у хозяйки борделя соответствовал ситуации. Женщина в полупрозрачном халате поверх шелковой ночной рубашки с растрепанными золотистыми волосы, стоящая лицом к окну - это первое, что мог увидеть господин Беккер, войдя в комнату. Миара, прежде получившая инструкции, до того постаравшись провести Эдварда по самым укромным и безлюдным коридорам борделя, которыми только можно было добраться к Кассандре,  сразу же затворила дверь за вошедшим. Глубоко вздохнув, Вдова резко развернулась. Свет свеч осветил ее покрасневшие глаза и острый клинок в руке, указывающий своим острием прямо на ночного гостя. Мужчина был довольно симпатичным (Кассандра всегда отдавала предпочтение брюнетам, если у нее уже был выбор), однако в данную минуту это не играло ровно никакой роли. Слегка прищурившись, она негромко, но четко спросила:
    - Я могу вам доверять, господин Беккер?

+1

4

Эд посмотрел на кинжал в руках хозяйки борделя и усмехнулся.
- Полагаю, на этот вопрос сейчас есть только один правильный ответ.
Но он не спешил его озвучить. Беккер вошел вглубь комнаты. Направленный клинок в его сторону его почти не волновал, по крайней мере мужчина никак это не демонстрировал. Спокойный, даже хладнокровный взгляд он перевел с кинжала на лицо женщины, позволил себе рассмотреть ее пристально. И наконец-то продолжил свою мысль:
- Я могу сказать «да». Это ничего мне не стоит. Но есть вероятность, что о честности или лживости моего ответа вы узнаете слишком поздно.
Вряд ли Кассандра ожидала услышать эти слова. Однако другого ответа у Эдварда не было. Он не знал ее. Она не знала его. Их встреча результат действий общих знакомых, которым Эд не смог отказать. Или не хотел. Несмотря на то, кем он был, у него случались вечера, когда от скуки хотелось выть. И даже Фэй не могла ничем помочь. Ему не хватало остроты в жизни. Да, нарушая законы, являясь в глазах инквизиторов тем, кто не имеет права жить, ты постоянно на волоске от смерти или чего похуже. Только одна беда – к этому состоянию со временем привыкаешь. И что-то неизвестное и скорее всего опасное манит.
- Однако, если я здесь в столь поздний час имею честь видеть вас в таком… состоянии, - его взгляд против воли задержался на халате, который мало что скрывал, - то вы сами уже ответили на свой вопрос. Поэтому прошу, уберите клинок и объясните, зачем я здесь.
Еще одна причина того, что это дело могло оказаться опасным для них обоим было то, что при передаче просьбы встретиться с госпожой ван Гарат причина не была названа. Эд мог только гадать, а это он не любил. Беккер был в меру любопытен, редко лез в чужие дела, если они его не касались. За эту черту Фэй иногда называла его скучным. «Лучше быть скучным, чем мертвым», - всегда говорил он в ответ. Сейчас же его очень интересовала причина. Настолько, что он не готов был уйти, не узнав ее. Поэтому в общении с хозяйкой борделя он был аккуратен, осторожно подбирал слова и хотел продемонстрировать, что умеет при необходимости быть честным. Хотя, конечно же, его искренность в изложении собственных мыслей не могла быть гарантией того доверия, которое нужно было Кассандре. Но Эд был готов поспорить на свой магазин, что та причина, по которой он здесь почти довела женщину до отчаяния, и никто его не прогонит, пока он не поможет со всем разобраться.

+1

5

- ...имею честь видеть вас в таком… состоянии...
   Кассандра отпрянула от свечи, нырнув во тьму. Клинок плавно опустился на стол. Девушка отвернулась от вечернего посетителя и едва заметно улыбнулась сама себе. Это то, что она хотела слышать. Вытерев ладонью несуществующие слезы, Вдова вновь повернулась к Беккеру:
   - Вы совершенно правы. Я неправильно выразилась - Серена оперлась руками об стол и посмотрела на Эдварда глазами, полными надежды, - Вопрос скорее в том, умеете ли вы хранить секреты.
  Из нижних этажей доносились громкие смешки и стоны - близились золотые часы борделя. Это было как раз то, что нужно. Чем больше посетителей, тем больше суматоха. А чем больше суматоха, тем проще остаться незамеченной. Никто не должен узнать. Ни одна живая душа. Голос Кассандры снизился до мягкого шепота, отчетливо слышного гостю, но недоступному тем, кто мог бы подслушивать:
   - Мне необходима ваша помощь в одном очень щекотливом вопросе. Я бы сумела решить его с помощью собственных ресурсов, но к сожалению все слишком боятся Инквизиции. Не могу утверждать подобного о себе, но просто не хотелось бы тратить свое время на этих пренеприятных людей. Думаю, вы со мной согласитесь в этом вопросе. Ни мне, ни вам не хотелось бы, чтобы эти люди совали нос в наши дела, - леди ван Гарат прекрасно знала, чем занимается господин Беккер, ведь новости разлетаются быстро, а сплетни - еще быстрее. Особенно в женском коллективе.
   - Однако так прямо сказать, зачем вы здесь, я, уж простите, не могу, - с этими словами Кассандра плавно прошла к книжному шкафу, стоящему слева от стола, - Я лучше покажу, и вы тогда сами все поймете.
   Она достала из полки толстую запыленную книгу с зеленой обложкой (кажется, это был какой-то бесполезный справочник) и аккуратно пошарила рукой по задней стенке шкафа в образовавшейся нише. Послышался еле слышный щелчок. Шкаф съехал в сторону, а за ним оказалась дверь. Вдова поставила книгу обратно, а затем достала из кармана халата связку ключей. Быстро найдя необходимый, Касс отперла дверь и взяла канделябр со свечами:
   - Прошу за мной.
   Оба оказались на узкой лестничной площадке, освещенной светом лишь свечами в канделябре. Кассандра заперла дверь, а затем потянула за цепочку, которая висела тут же, возле дверного проёма. С той стороны двери послышался тихий скрип - шкаф встал на место. Тайный проход вел прямиком в заднее крыло, в котором проживали работницы борделя, и позволяли при необходимости быстро добраться к работницам в случае чего. О наличии двери никто, кроме Кассандры и прежнего владельца, не знал. Старик таким образом всегда гонял своих шлюх, когда те отлынивали от работы.
    Когда парочка дошла до следующей двери, ведущей в коридор к жилому отсеку, Кассандра ощутила головную боль. Эта вся ситуация несколько нервировала ее. "Быстрее бы это все закончилось," - мысленно взмолилась девушка. Они направились прямо по коридору, после чего свернули в небольшой закоулок, где снова спустились вниз по лестнице. Это был подвал. И чем дальше они шли, тем сильней гудело в ушах Вдовы.
    Наконец леди ван Гарат открыла последнюю дверь. Взору обоих предстали два грубых стола, а на них - два детских тела. В воздухе витал омерзительный сладковатых запах, от которого Кассандру ужасно тошнило, но она стойко держалась.
    - Все дело в этом, - леди ван Гарат направилась к небольшому металлическому ящику, стоящему у противоположной стены и практически не видному в темноте. Она поставила канделябр на стол рядом с одним из трупов и наклонилась, чтобы открыть замок. Теплый свет упал на лицо маленькой девочки, на вид ей было, может быть, лет десять. Мальчишка, лежавший на другом столе был покрупнее, а потому явно старше. Наконец, разобравшись с замком, Кассандра извлекла небольшой сверток - в нем была небольшая бутылочка с мутноватой жидкостью розового цвета.
    - Одна из моих девочек стащила это у кого-то из клиентов, - леди ван Гарат достала розовый пузырек. В ее голосе не звучало ни отчаяния, ни сожаления. Она внимательно посмотрела на Беккера: - Яд ваш, но вы должны помочь избавиться от трупов. Никто не должен знать.

+1

6

- …помочь избавиться от трупов.
Эд посмотрел на трупы. Затем перевел взгляд на пузырек, нахмурился. И взглянул на Кассандру так, будто решал, что лучше – придушить ее на месте или впервые в жизни обратиться к стражам порядка. Но справившись с закономерным, хоть и не логичным приступом гнева, вздохнул и отвернулся. Он не знал, ответа на ее… вопрос (предложение сделки или просьбу отчаявшегося человека?).
Всё еще сохраняя молчание, Эдвард взял из рук хозяйки борделя пузырек. Аккуратно откупорил его. Комнату заполнил приятный, но горький запах какого-то цитруса с легким ароматом лесных ягод. Цвет, запах… это ни с чем нельзя было перепутать. Но откуда? Зачем? Насколько правдивы были слова Кассандры? Так. Спокойно. Эти и другие вопросы он задаст потом. Главное сейчас было понять, что делать дальше.
Он задумчиво покрутил в руках пузырек. Подошел к трупам. Внимательно их осмотрел, отмечая только ему видные детали. И наконец-то заговорил:
- Кто еще видел их?
Наверняка кто-то был в курсе случившегося. Хотя бы та девушка, которая украла пузырек. Проклятье, зачем?! Нет, не отвлекаться. Это неважно.
Еще могли быть те, кто принес детей в эту комнату. Это было важно.
Если кто-то невольно оказался свидетелем страшного преступления, то с ним следовало разобраться. Возможно кардинально. Эду были не понаслышке известны правила выживания тех, кто в глазах законопослушного мира, был чудовищем. Так что был готов оказаться палачом для неизвестных ему людей. Не буквально, конечно. Те времена, когда он сам пачкал руки чужой кровью, давно в прошлом.
- Я помогу. – Пузырек исчез в кармане Беккера. – Но яда недостаточно. Услуга за услуга, как говорится, - сказал и неприятно оскалился. – Но не сейчас. Когда-нибудь потом. Я хочу быть уверенным, что однажды вы сможете мне помочь.
Да, он не пропустил мимо ушей фразу «Я бы сумела решить его с помощью собственных ресурсов». Заметил, запомнил, сделал нужные выводы.
- Не беспокойтесь. Трупы вам не придется прятать. – Он огляделся. – Отсюда можно выйти незамеченным на улицу? И еще. Может быть у вас есть ящики подходящего размера?
Эд задумчиво посмотрел на трупы. Было сложно абстрагироваться, забыть о том, что перед ним были мертвые дети. Но его внутренние страдания по этому поводу ни к чему не приведут. И никак уже не помогут детям.
- И топор. Не знаю, понадобится ли, но точно не помешает.
Когда Беккер вновь посмотрел на Кассандру, взгляд его был отрешенным и недобрым. Или могло так показаться из-за его слов.

+1


Вы здесь » Дагорт » Личные эпизоды » 10, месяц дождей, 1810 - Сделка