ВСЁ ЗАКОНЧИТСЯ, НО ЭТО НЕ ЗНАЧИТ, ЧТО ОНО ТОГО НЕ СТОИТ
Когда он еще жил в Морионе, до Фасбрука доходили различные слухи о местных деревеньках, одна меньше другой. О жителях, работающих не покладая рук и сторонящихся приезжих. О порой слишком радикальных методах решения проблем. Но разве можно их в этом упрекнуть? Эдер не верил всяким домыслам и небылицам, а если бы в его дом заявилась банда ученых, сующих свой нос куда не следует, то не исключено, что он сам бы тоже взялся за факел. Он слегка усмехается, выпуская ароматный сгусток дыма изо рта и глядя на здание, которое с трудом можно назвать трактиром. Пока что лучше не лезть со своими собственными расспросами.
время в игре: месяц солнца — месяц охоты, 1810 год

Дагорт

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дагорт » Игровой архив » 10, месяц ветров, 1807 - run for your life


10, месяц ветров, 1807 - run for your life

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://ipic.su/img/img7/fs/Epizod.1560258792.png


Андреас Тан & Дана ТанКаждый получает по заслугам. Рано или поздно все платят, все страдают.

Сегодня узнали, что обречены на смерть. Или должны бежать. Выбор ограничен.

0

2

Рикари Мо был не то, чтобы близким другом, но хорошим приятелем. Когда-то ему вырезали большую опухоль на шее, которая мешала говорить, а со временем  грозила разрастись и удушить. Дана еще придумала устройство, которое защищало   уязвимое после операции место от грязи и  пыли, поэтому все зажило чисто, остался только едва заметный шрам. С тех пор причастный Сфере торговли Рикари Мо приносил близнецам лучшее мясо, рыбу, зелень и даже сладкие медовые шарики с кунжутом, которые определенно были слабостью алхимика и медика, причастного Нижней Сферы Андреаса Тана, а для сестры —  маринованных в кислом соусе креветок, самых лучших.
Увы, на сей раз, гость пришел не с морепродуктами и не с корзиной сластей.
Рикари постучался поздно вечером, когда большой дом Танов уже погрузился во тьму, горел только один масляный светильник. Дана не спала, конечно, они оба работали в «тайной лаборатории», по сути, представлявшей собой небольшое помещение в подполе.
Визитер не произнес ни слова. Только быстро вложил в ладонь Андреаса записку, и исчез в рассеиваемой фонарным светом мгле. Записка  была обрывком рисовой бумаги, тонкой, в такую заворачивают сыр.
«Донос. За вами   придут утром. Есть друзья в Рыбацком квартале. Идите туда».
Андреас не смог сразу отойти от порога.
Несколько слов превращали мир в руины, вот что случилось. Андреас прислонился к стене, его взгляд сам собой оказался прикован к механической клепсидре с магнитным песком, что отмеряла час за часом. Надо сказать сестре, надо… бежать? А мама с папой? Они точно не одобрят, хотя нет, лучше их оставить, Рикари Мо предупредил только Андреаса и Дану; значит, кто-то хотел добраться именно до них, значит…
Благословенная Республика Индар жила принципом Коллектива. Все работают сообща, семья не так уж важна, главное —  быть частью целого. Коллектив может возвысить тебя, если ты достоин, и растоптать, если провинился.
Андреас знал, что делают с провинившимися. Иногда и он, и Дана выступали в роли коронеров.
Снаружи пахло  сыростью —  месяц ветров в Лан-Ши мокрый, не слишком холодный, но промозглый и волглый. Столица —  портовый город, теоретически и впрямь можно убежать,  если дать нужную мзду, если…
«Не хочу».
Андреас все еще не мог заставить себя оторваться от стены, просто сделать хотя бы шаг.
Не хочу никуда убегать. Пускай забирают, пусть делают, что хотят. Говорят, пытки в застенках Тайной канцелярии невыносимы. Говорят, они сводят с ума гораздо раньше, чем убивают.
Он подумал о Дане: сам-то умрет быстро, скорее всего, сердце не выдержит и двух-трех суток непрерывной боли. Но сестра продержится гораздо дольше… и смерть не станет для нее быстрым избавлением.
Ноги подгибались, когда он спустился вниз.
- Дана.
Андреас избегал смотреть на сестру. Та сейчас спросит —  что, кого там принесло на ночь глядя, что-то вроде того, но он опередил все вопросы и повторил жест недоброго гонца,  вложил в ее ладонь, такую маленькую по сравнению с собственной,  проклятую записку.
- Я… соберу вещи. Черт. Инструменты. Бери все наработки по изолированному току, инструменты…
Он устремил на сестру беспомощный взгляд.
- Так будет правильно, да?

+1

3

Дана медленно отложила отвертку, которой копалась во внутренностях конструкции, напоминающей руку - вывернутую наизнанку, начиненную механическими потрохами руку. Вгляделась в написанное. Потом сильно сжала бумагу, смяла и кинула в огонь - в полуподвале было сыровато, а дождливый месяц располагал к тому, чтобы разжечь камин.
- Правильно. - она как будто окаменела, эмоции выражали только участившееся дыхание и расширенные зрачки: она мельком глянула в собственное отражение в небольшом простенном зеркале, и самой себе показалось похожей на человека, увидевшего призрака. Призраков не существует, а вот угроза того, о чем написано было в письме - вполне реальна.
- Я... соберу.
Она прикусила губу, обвела взглядом мастерскую. В последние годы они проводили здесь куда больше времени, чем в собственных комнатах. Те, кто придет... найдут. Останки, которые они с Энди не успели уничтожить. Разработки, которыми не спешили делиться. 
- Надо собрать вещи, - повторила Дана. - Сожги все, что мы не унесем с собой. Вылей реагенты. - она посмотрела на макет конечности, с которым возилась. Сколько придется оставить, сколько труда будет потеряно?! - Как же... так.
Дана быстро провела ладонью по лицу. Враньем было бы сказать, что они не ожидали такого исхода. Не исключали. Были готовы к тому, что однажды за ними придут.
Но одно дело - быть готовым, продумать план отступления (в таком Энди был мастер), а другое - столкнуться лицом к лицу с необходимостью бежать немедленно. Она-то думала что еще год... два...
Дана приказала себе встряхнуться и взяла брата за руку.
- Все будет хорошо, Энди, - она поднялась на цыпочки и быстро поцеловала его в щеку. - Мы ведь знали, что так однажды будет. - Дана выпустила кисть и снова огляделась, на сей раз пытаясь понять, что сможет взять с собой в довесок к необходимому минимуму: деньги, дневники, чертежи, любимый гребешок. Панику она затолкает поглубже - сейчас не время и не место для эмоций.
- Все будет, - повторила она задумчиво.
Письмо в камине уже превратилось в пепел. Дана взяла каминные щипцы и вытащила горящую головешку, повертела ее перед глазами и перевела взгляд на брата.
- Они успеют убежать, - сказала она вслух, имея ввиду родителей. - А нам это даст время.

+2

4

Дана  действовала быстрее, но решения принимали они примерно одинаково. Правда, если сестра делала выбор на основе имеющейся информации, мгновенно просчитывая десятки или сотни вариантов, то Андреас предпочитал готовые схемы. То, что сработало однажды, с высокой вероятностью, получится повторить. Иногда ему приходилось рисковать: когда перед тобой пациент со вскрытой брюшиной, не до размышлений,  тот может просто истечь кровью. И все же…
Записка вспыхнула и сгорела.
Дана напомнила: они ждали этого, и Андреас кивнул: да, ждали. Он сам же и проговаривал как-то такую вероятность, и заблаговременно стал приплачивать нужным людям, чтобы вот так бежать в случае необходимости, а еще они оба оказывали разные услуги —  от принятия родов до винта-ветряка, который предложила Дана рыбакам. Не от себя лично, конечно, такие вещи сначала представляли Сфере нижней, потом проходили тесты, потом еще несколько лет бюрократии… но некоторые рыбаки уже обзавелись новинкой. Не слишком-то официально.
Короче, им помогут выбраться, нужно только торопиться.
«Придут утром» вовсе не означало, что не придут пораньше.
- «Они» не будут убегать, —  внезапно фыркнул Андреас. Мягкое «Энди», которым называла его Дана плохо соответствовало его почти жгучей ярости. Человек иного темперамента сейчас что-нибудь разбил бы об стену. —  Они, скорее всего, сами и сдали нас, Дана.
Он скривился.
- Возможно, я ошибаюсь. Я бы хотел ошибаться.
Вздохнул, отвернулся. Реагенты выливать было жаль, два экспериментальных —  в огне магниевый раствор ярко вспыхнул, заполнив весь камин жаром. Ничего, они потом все восстановят, главное —  уничтожить без следов.
- Не хочу им ничего оставлять.
«Им» —  он не стал уточнять, кому именно.
Потом стал собирать инструменты, записи, все наработки. Оно все хранилось здесь, в подвале, Дана права —  ее предусмотрительный брат как будто уже несколько месяцев готовился к подобному побегу, и даже приступ паники скорее касался «как, уже?», чем самого факта «за вами идут».
Небольшой кожаный саквояж.  Андреас задумался.
- Я переоденусь.
Дана скептически на него посмотрела.
- И ты переоденься. Даже если мы убегаем, даже если нас поймают, мы должны выглядеть достойными людьми.

+1

5

Процесс сборов, хоть и был недолог, помог взять себя в руки.
Действовать по заранее намеченному плану, что может быть эффективней?
Сложить в дорожный саквояж необходимые инструменты. В широкий пояс на брюках сложить наличность. Под просторную накидку-плащ приладить портупею с небольшим арбалетом - усовершенствованный ею и очень неофициальный самострел, кожаный "карман" с болтами. Дана практиковалась в стрельбе с тех пор, как ей пришло в голову, что связи с преступным-миром-которого-не существует - опасная сфера.
Они оба ходили по тонкому льду очень давно.
От реагентов, вылитых в огонь, лабораторию наполнял удушливый дым, Андреас ушел и вернулся, переодетый в дорожный костюм, и выглядел собранным и спокойным. Дана молча кивнула ему и схватила каминные щипцы. Андреас плеснул на пол и лабораторный стол из последней склянки.
Огонь выметнулся из камина жадными языками, пытающимися слизнуть все на своем пути.
- Уходим, - одними губами проговорила Дана, крепко сжав ручку своего саквояжа.
Когда они проходили через калитку заднего двора, в подвале что-то взорвалось с оглушительным грохотом. Дана чуть вздрогнула, подняв плечи. Было чудовищно жаль своих и брата разработок, но жизнь важнее. Что-то метнулось на верхнем этаже. Хорошо.
Родители, может быть, и причастны к этому, но Дана не хотела быть причиной их гибели.
"Я подумаю об этом потом", - сказала она себе и крепко сжала ладонь Андреаса. Может быть, когда они будут на борту лодки, уносящей их прочь от берега.
Они без слов знали, куда теперь - и быстро шагали по направлению к порту, там, где ютились лодочки принадлежных к сфере добычи. Уличные фонари не горели, и Дане хотелось бы верить, что это добрый знак. Проскользнуть как тени, туда, где в окне одного из небольших домов едва теплится свет.

+2

6

Двигались быстро, но не слишком, чтобы не привлечь к себе внимание зевак —  а то и Наблюдателей. Приказ, насколько понимал Андреас, еще пока тайный, их не объявили в розыск, они вообще должны быть у себя дома, ничего не подозревать, работать, делать записи, или там, дремать после ужина перед камином —  здесь Андреас вздохнул, внезапно преисполнившись тоски даже не по тому разработкам, не по людям, скорее по прошлому вообще,  которое они так бросали, по каким-то приятным моментам, всем вместе.
Наблюдатели все равно могли их остановить. Поздняя ночь, кто и куда, какие секреты еще от Коллектива —  комендантского часа не объявляли, конечно, они с Даной слишком мелкие сошки, но порой просто не везет.
Город, столица Республики Индар, Лан-Ши, мокрыми серыми стенами стискивал и неодобрительно наблюдал светильниками из окон.
Чтобы добраться до порта надо пересечь Площадь Трех Вождей, историческое место, где когда-то повстанцы свергли монархию, Три Вождя объявили свободу, ну и началось всеобщее благоденствие, как принято повторять на уроках истории. На площади мок одинокий Наблюдатель, его можно было узнать по плащу-униформе с опознавательными нашивками.
Андреас сжал руку сестры и закрыл своим  телом, этот жест был почти неосознанный, он еще в детстве осознал, что хотя они родились в один день, точнее —  вечер, с разницей всего-то два часа, но она маленькая, он —  большой, значит, должен защищать. Как именно —  хороший вопрос. Учитывая, что Дана умела обращаться с оружием, со своей этой модификацией арбалета, Андреас в лучшем случае мог рассчитывать на удар скальпелем (один из скальпелей не убрал в чемоданчик) и преимущество за счет массы.
- Эй, вы еще кто?
Наблюдателю было лень покидать свой пост, гаркнул он с расстояния примерно трех вытянутых рук.
- Причастные Высшей Сферы по особому поручению, —  мерзким голосом ответил Андреас, маскируя страх презрением. Всеобщее равенство, оно такое. Он знал, как ведут себя «те, кто наверху». —  Что, документы будешь требовать?
В Наблюдателе явно боролось чувство долга и нежелание связываться.
Победило второе.
За поворотом Андреас прижался спиной к стене очередного дома. Теперь путь в порт был почти открыт, всего несколько маленьких улочек, пропахших рыбой, жареными креветками в кисло-сладком соусе, специями, гнилыми водорослями и кошками, которые неизменно собирали свою рыбную дань, но местные их не гоняли: кошки ловили крыс, а крысы портили снасти.
- Все. Все, теперь немного осталось.
Дана беспокоилась, похоже, меньше него. Может быть, уже решила прикончить Наблюдателя, если тот попытается остановить: терять-то им нечего, верно?
Андреас стер воду с лица. Не только дождевую, холодный пот —  тоже.

+2

7

Когда их окликнул Наблюдатель, Дана почувствовала яркую злость - они были почти у цели, уже был виден рядок тусклых дрожащих огоньков в окнах рыбацких домиков, не может же... не может...
Андреас закрыл ее собой, сжав запястье правой руки. В ней она держала саквояж, поэтому в полу плаща нырнула свободной - Дана одинаково хорошо владела и правой и левой рукой, - с стиснула спусковой крючок. С такого расстояния болт пробил бы ее накидку и, пройдя сбоку от Андреаса, вонзился бы в горло Наблюдателя. Дана была уверена, что рука не дрогнет. Братец мог сколько угодно считать ее "младшей сестренкой", которую надо защищать и оберегать, но сейчас она защитила бы их обоих.
- Валяйте, - решил, наконец, соглядатай, невольно спася себе жизнь, и махнул рукой, отворачиваясь.
Пальцы на спусковом крючке Дана разжала только когда они нырнули в узкий проулок, пропахший рыбьими потрохами и отхожим местом. Здесь шла впереди уже Дана, в темноте она ориентировалась лучше Андреаса, и бывала здесь даже чаще брата. В свой период увлечения рыболовным промыслом, а точнее, его технической частью, она покидала доки только на ночь.
В крайнее окно она постучала трижды, коротко и резко.
Те две минуты, прошедшие с того момента, как Дана с братом встали у двери, показались им вечностью. А потом внутри дома что-то грохнуло, занавесь приоткрылась, и в окне появилась небритая помятая физиономия. Михай, пожилой и почти всегда полупьяный Добытчик (официально пьянство порицалось, неофициально - на степень трезвости закрывали глаза до тех пор, пока ты привозишь норму), сощурил глаза, пытаясь разобрать что-то в почти полной темноте.
- Кого эт-та там принесло? - вопросил он, поднося к стеклу масляный фонарь. Дана выступила вперед, чтобы ее лицо оказалось в круге света.
- Это я, - тихо сказала она. - Я и Энди. Нам нужна твоя лодка.
Рыбак несколько секунд смотрел на нее, затем отступил назад и исчез в полутьме дома. Спустя полминуты грохнул засов, на пороге показалась его некогда рослая и широкоплечая, а сейчас согнутая фигура с длинными жилистыми руками. Впрочем, если бы не близнецы Тан, он бы и вовсе остался прикованным к постели, нарост на позвоночнике мешал ему передвигаться - а после операции он мог снова выходить в море.
Михай пожевал бороду, оглядывая Танов.
- Лодка, значит, - это прозвучало утвердительно. Дана нашарила в поясе монеты и кивнула. Кивнул и рыбак. - За мной.

Отредактировано Дана Тан (2019-06-21 21:48:28)

+2

8

Михай не задавал вопросов.
И все  же Андреас не мог не думать: он рискует не меньше, чем мы. Может, даже больше —  их могли и не убить, практичность —  одна из важных ценностей Коллектива, а создавать полезные вещи можно и, скажем, без  ног. Или, что практиковалось чаще, без языка, лишенным  имени, в каменных мешках тюрем.
Рыбака, к тому же любителя прикладываться к бутыли с дешевым самогоном из риса и перебродивших рыбьих очисток, скорее всего, убьют.
И все же люди помогали друг другу, и Михай вел их с Даной к своей лодке.
- Вдоль берега поплывем. Вы ложитесь-то на дно, если под маяк попадем —  скажу, что норму решил пораньше выполнять…
Лодка была старая, но прочная, с ветряком. Андреас попытался сделать то, что ему сказали. На дне прела мокрая грязь, пахло рыбой. Одежда будет испорчена, но это они с Даной переживут.
Почему-то, стоило тронуться лодке, в ушах застучала кровь, и накатил какой-то совершенно иррациональный ужас, нелогичный, неправильный. Они с сестрой не были трусами. Никогда не были, и давно ждали, что придется бежать, и даже готовились.
А теперь —  руки дрожат, темная гладь воды тянет выпрыгнуть  —  пусть лучше так, чем неизвестность.
Что там может быть, в других землях? Рассказывали всякое, и что людей сжигают на кострах за глупые верования —  инквизиция орудует, и что едва ли каждый сотый умеет читать. Дикари, суеверные, грязные и вонючие. Везде, кроме благословенной Индарской Республики —  тупые, невежественные недолюди.  Это еще их учитель Общего языка рассказывал. 
Сестра словно почувствовала, сжала руку. Андреасу стало немного стыдно за приступ паники.
Михай тихо рассуждал —  мол, по береговой линии, довезет до границы, а там  —  уже чужие земли, и можно сесть на настоящий корабль, только дальше вы сами.
- Дагорт, —  шепнул Андреас сестре. Выражение лица Даны в кромешной, ни зги не видно, тьме было нечитаемо. И еще он снова рисковал, одно упоминание вражеского островного королевства могло навлечь неприятности… ах да, уже все равно.
Маяк с его злым желтым светом миновали благополучно. Андреас приготовил несколько составов для спины, от простуды, ничего особенного, но это лучшее, что он мог предложить Михаю на память о них.
Возможно, тот даже искренне пожелает удачи.

+1


Вы здесь » Дагорт » Игровой архив » 10, месяц ветров, 1807 - run for your life