КИЛЛИАН ПЭЙТОНКЛИФФ ХОЛДЖЕРИЛАЙ БЕРРИГАН
ГРЕХ НЕ В ТЕМНОТЕ, НО В НЕЖЕЛАНИИ СВЕТА
месяц солнца, 1810 год
Тёмное фэнтези | NC-17
Месяц солнца принёс в Дагорт дурные известия: мало хорошего в новостях о том, что в Редларте начали пропадать люди. Там и раньше было не слишком спокойно: большинство жителей ушло оттуда с приходом Пустоты. Остались лишь самые смелые или самые упрямые (хотя их принято звать глупцами). Более того, остался в Редларте и весь род Пэйтонов, не пожелавших бросить родной город. Кто-то говорит, что тучи сгущаются и грядёт буря — вполне возможно, что будет так.
» сюжет и хронология » правила проекта » список ролей » календарь и праздники » география и ресурсы » власть и образование » религия » технологии и оружие » ордена и союзы » пути и пустота » бестиарий » гостевая книга » занятые внешности » нужные персонажи » квестовая

Дагорт

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дагорт » Сюжетные эпизоды » 1, месяц солнца, 1810 — лес цепей;


1, месяц солнца, 1810 — лес цепей;

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

http://ipic.su/img/img7/fs/l.1561052813.png


ч.1 «Лес цепей»wench — heart of darkness

«Ты и вправду собираешься купить эту дрянь? Она же воняет.» — вот что вы слышите в своей голове однажды и этот голос принадлежит не вам. А потом вновь наступает тишина и вам кажется — показалось, мало ли что может произойти в жизни человека, поклоняющемуся Мнимому. Мало ли. И вы успокаиваетесь, когда тишина продолжается неделю, а потом и две. Следом голос приходит снова. Сначала он оставляет короткие фразы, словно обладает жизненной потребностью комментировать происходящее вокруг вас. Но с каждым разом голос становится всё увереннее. С каждым разом вы понимаете, что начинаете чувствовать, будто это не он, а вы находитесь в чужом теле. Вас не вытесняют, но чужое присутствие в голове вызывает непривычный зуд. А потом голос наконец представляется. Он насмешливо говорит вам: «Зови меня Гарзой.» Он произносит женское имя мужским голосом и удаляется на неопределённое время. Неопределённое, потому что вы не можете предсказать его появление и перерывы становятся короче, словно ваш новый внутренний голос набирает силу. Напитывается ею из источника. Ведь источник — вы сами.

Незадолго до первого дня месяца солнца Гарза приходит. Он (или она?) говорит вам, что ему нужно попасть к Моровым пещерам, что там — его дом и он уйдёт из вашей головы, если вы исполните эту просьбу. Теперь появление Гарзы приносит вам боль и вы соглашаетесь, потому что не видите иного выхода. На все ваши мольбы Мнимому вы не получаете ответа. Ваш бог молчит, предоставляя вам самому возможность разобраться с этой проблемой.

До пещер вы не добираетесь. Когда вы минуете цепь гор и ущелья, вы натыкаетесь на цитавруса. Он не видит вас, стоит к вам спиной. Зато он прекрасно видит перед собой разбитый караван: почти все люди и лошади уже мертвы и только человек с черепом яка заместо шлема преграждает ему путь. Помочь ему или нет — решать вам. Но на черепе вы явственно различаете знак Мнимого.

Примерный вид местности.


дополнительная информациямастер игры: илай берриган

Порядок отписи: Стоун, мастер игры.

+3

2

Он слышал Его шепот. Редко. Когда делал то, что угодно Ему. И как страждущий он ждал еле различимые слова, произнесенные Им. Но в один из дней пришла тишина. Бог не отвечал на молитвы, не произнес ни слова даже когда в его честь пролилась алая кровь на алтарь. А потом пришел Другой. Голос его был необычен и не вызывал дрожи и мурашек по коже. В словах Другого не было истины, мудрости, он не указывал путь. Стоун мог привыкнуть к тому, что кто-то в его голове говорил с ним, пусть сущие глупости, но молчание Его  было словно наказанием за неизвестный поступок. Другой мешал им. И с каждым днем его присутствие все сильнее и сильнее вызывало глухое раздражение. Стоун уже не чувствовал себя хозяином своего тела, пытался огрызаться на Другого, но тот смеялся в ответ. Другой приходил тогда, когда хотел того сам и каждый приход его был словно гроза среди ясного неба. Другой раздражал, злил. Этот чужак словно блохи у бродячего пса. Гоняйся не гоняйся за своим хвостом, сколько не выкусывай, а полностью не избавиться никак. [icon]http://s8.uploads.ru/xz9s6.png[/icon]
Другой называл свое имя, но звать иначе чем Другой этот голос Стоун не собирался.
И вот в один из дней Другой сказал, что собирается уйти, но для этого ему нужно помочь. Стоун не сомневался ни минуты в своем решении. Он собрал безхитростную торбу, попросил написать послание своему господину и направился к тому месту что указывал Другой. Лишнего с собой Стоун не брал. Он знал, что выжить в лесах и горах не сложно, если знать об этих местах. Мужчина взял с собой лишь самое необходимое: ружье, порох, пули, несколько кусков тряпья, огниво, шило и веревку, немного вяленого мяса и бурдюк с водой. Большего ему не требовалось. И как обычно в подсумке нес своем соль, смешанную с перцем, а на поясе висел охотничий нож.
Без особого труда мужчина пересек цепь гор и ущелья. До пещер оставалось недолго. Стоун изнемогал от ожидания, когда голову его наконец покинет Другой. Когда мысли его отчистятся от этой скверны, и он снова сможет услышать Его  голос. Когда же цель была так близка путь преградил цитаврус. Стоун напрягся, припав к ближайшему камню. Он мог обойти этого зверя, ведь тварь не заметила мужчину. Стоуну не было дело до каравана и людей, которые могли остаться там. Не было дела до товаров и денег. Зачем ему все это? Пусть падальщик пирует на костях и давится золотом. Лишь одно задержало Стоуна на месте. Перед цитаврусом был тот, кто носил Его  метку.
Стоун колебался. Раньше он не встречал тех, кто служит Ему. Он не знал, что ожидать от этого незнакомца. Пёс сглотнул и стянул с руки беспалую перчатку. Его  дар предстал перед глазами. Все было решено. Охотник осторожно снял ружье и зарядив его выстрелил в чудовище. Если повезет, то тварь не сразу поймет откуда пришла боль. Серый плащ был неприметным. Серые штаны, заправленные в голенища добротных сапог, коричневый дублет, маска, закрывавшая нижнюю часть лица? и шляпа. Стоун знал, что на пути может встретить зверей и людей. Встречи с первыми он не желал, да и невзрачная одежда вряд ли привлечет разбойников. Он знал это, потому, что сам был одним из них когда-то.

+2

3

Ваш выстрел разрывает мягкую кожу под лопаткой цитавруса и он ревёт и бьёт лапами по скалам, сотрясая пространство. Его рёв настолько громок, что даже воздух, как вам наверняка кажется, сгущается и давит на вас. Так или иначе, ваша задумка срабатывает: зверь оставляет человека и тяжело поворачивается к вам.

Но вот что странно — человек, которому вы помогли, даже не двигается с места. Он поворачивает голову — глазницы черепа смотрят на вас чёрными провалами, а потом голос в вашей голове, тот самый, который назвался Гарзой начинает смеяться. Сначала тихо, едва слышно, где-то на границе вашего сознания. Потом — громче, резонируя с поступью цитавруса, направляющегося к вам. Глаз зверя светится алым, когда вы смотрите на него. Пластинки перестраиваются, складываются и это завораживает. И ослепляет — едва солнце попадает в углубление, образованное пластинками.

Луч света бьёт вам прямо в лицо, а смех становится невыносимо громким. Настолько, что голова разрывается от боли, как если бы вас приложили головой о церковный колокол.

«Ты невозможный идиот.» — наконец говорит вам Гарза и вы улавливаете движение чуть поодаль. Человек с черепом на голове обходит цитавруса сбоку и показывает то ли вам, то ли ему какой-то жест. Судя по тому как зверь хватает вас лапой и поднимает над землёй — всё-таки ему.

И тут до вас наконец доходит: этот человек и цитаврус — не враги друг другу.

Вы чувствуете как хватка становится крепче: так, чтобы вам даже дышать было тяжело, но покамест не настолько сильно, чтобы что-нибудь вам переломать.

Человек подходит ближе. Он хватается за разорванное мясо на спине цитавруса, карабкается по нему выше, пока наконец не устраивается на плече зверя: человек сидит на корточках, разглядывая вас. Его голова склоняется как-то совсем по-птичьи. Он молчит.

А вот голос в вашей голове — нет.

«Не слышал никогда, что нельзя помогать незнакомцам? Хотя, раз уж мы любим совершать одни и те же ошибки... Могу помочь тебе, хочешь?»

ВЫРВАТЬСЯдиапазон успеха: 16-20 при броске одного дайса с 20-ю гранями

СОГЛАСИТЬСЯвы вынужденно принимаете помощь внутреннего голоса

[icon]http://ipic.su/img/img7/fs/Garza.1561630452.png[/icon][nick]Язычник[/nick]

+4

4

Он ошибся. А за свои ошибки приходится всегда платить. Эта истина отпечаталась в разуме Стоуна и на его теле множеством шрамов. Сейчас он понял, кто стал причиной смерти каравана, кто пировал на их костях. Он испортил чужую охоту и платил за нее.
Луч света ударил прямо в лицо, заставив болезненно зажмурится. Голова разорвалась болью, оглушила. Пёс попытался рвануться в сторону, не слишком понимая куда, но не успел. Или рванул не туда. 
Другой опять говорит свои глупые ничего не значащие слова которые не приносят ничего кроме боли. В полуслепом состоянии Стоун следит то за язычником, то за его питомцем. Когда последний нападает, охотник выпускает оружие, пытаясь уйти в сторону от твари. Не хватает. Концентрации или силы. Быть может удачи. Лапа хватает. Сжимает и становится трудно дышать. Ребра с силой давят на легкие. Страшнее всего услышать их треск. Стоун видел на сто способны переломанные ребра. Они разрывают легкие, заставляют захлебываться своей кровью. Страшная смерть. Стоун отчаянно дергается, пытаясь хоть немного высвободится для очередного вздоха. Его сын уже сидит на плече твари, всматриваясь в помешавшего ему незнакомца.
Голову продолжает разрывать. Каждое слово Другого словно раскаленная игла в висках.
«Могу помочь тебе, хочешь?»
Так просто. Лишь краткий кивок, лишь позволение и расклад может перемениться.
Может ли?[icon]http://s8.uploads.ru/xz9s6.png[/icon]
Так просто сказать "да", так просто поддаться соблазну Другого. Принять его дар. Предать тем самым Его, после всего, что милостивый сделал для Стоуна. После тех дорог, с которых вывел никому ненужного мальчишку. После того как хранил это лишнюю для остального мира жизнь.
Вместо ответа Пёс тяжело, лихорадочно выдохнул и взмолился Ему.
- Мнимый, отец и хранитель, дай сил. - в этой тьме он нашел отклик. Тепло разлилось по телу иглами покалывая кожу. Тьма его души обрела форму. Тело изменилось превращаясь в тень во плоти. Черная, клубящаяся, родная. Через пару мгновений в лапах цитавруса был уже не человек.

Использовано умение Ничто в попытке вырваться.
[dice=5808-120]

Отредактировано Стоун (2019-07-04 14:13:18)

+5

5

«Ты никогда не задумывался о проблемах отцовской любви?» — между тем продолжает Гарза. Он будто бы исхаживает один уголок вашего сознания за другим, заглядывает в воспоминания так, будто имеет на это полное право и продолжает говорить несмотря на ваше пренебрежение. Голос Гарзы — голос человека, объясняющего другому, насколько сильно он ошибся, в тот самый момент, когда эта ошибка осознанием отражается в чужих глазах.

«Отцы. У Мнимого много лиц, много имён и много детей. Каждый ждёт от него ответа на мольбу. Но дети всегда ревнивы: может статься так, что один ребёнок поднимет свою руку на другого.» — Гарза веселеет пуще прежнего, останавливаясь на одном месте. Вы можете почувствовать его шёпот на своей коже, обвивающий вас целиком, проникающий в вас и выворачивающий насквозь все ваши мысли и чувства.

«Ответь себе на вопрос: станет ли он отвечать на зов одного из сыновей, когда на кону жизнь другого?»

Гарза замолкает, но движения человека с черепом словно являются продолжением его слов. Он — теперь вы ясно видите что это точно «он», а не «она» — снимает свой шлем и смотрит на вас ясными голубыми глазами. Вы видите рыжие веснушки, рассыпавшиеся по его лицу подобно звёздам, украшающим полотно неба и понимаете, что этот человек очень молод. Ему едва ли исполнилось двадцать: для того кто живёт в горах у него очень нежная кожа без признаков шрамов и опрятные рыжие волосы, в отблесках света обретающие почти что рубиновый цвет. Но взгляд у него — голодный и хищный.

Чем-то похожий на ваш.

Человек молчит: до сих пор, всё ещё. Он, кажется, вовсе не собирается говорить с вами. В маслянистых пятнах, гуляющих перед вашим взором после того, как цитаврус ослепил вас, всё размывается. В какой-то момент зрачки человека видятся вертикальными, но это всего лишь обман зрения.

Наверное жаль, что всё остальное — совсем не мираж.

Зверь злится. Он рычит на вас: этот утробный рык не предвещает вам ничего хорошего. А Гарза спустя несколько томительных минут молчания снова начинает смеяться. И незнакомец, будто слыша это, тоже улыбается.

Вы — сердце этого странного карнавала. Главный его гость. Будь вы высокородным, такое отношение впору было бы принять за оскорбление.

Вопреки любым ожиданиям зверь не бросает вас наземь, не отрывает голову. Никто не нападает на вас, но хватка усиливается: вы понимаете, что даже дышать теперь приходится с заметным трудом. Становится ясно: те, кто пленил вас сейчас не заинтересованы в вашем побеге.

Разве что цитаврус смотрит на вас плотоядно с намерениями крайне очевидными.

«Скажи ему, кому ты служишь. Скажи, как чтишь Его.» — горячо шепчет Гарза вам в затылок, наблюдая из-за плеча. — «Или умри».[nick]Язычник[/nick][status]любящий сын[/status][icon]http://ipic.su/img/img7/fs/Bezimeni-1.1562255804.png[/icon]

справочная информация

Пожалуйста, в следующий раз совершайте бросок дайса в соответствующей теме перед выкладкой поста.

+4

6

Задумывался ли он об любви? Знал ли он, что такое родительская любовь? Ошибка, тот кто не должен был появится, но несмотря на это пришел в этот мир. Нет. нельзя страдать и жалеть о потере, если ты не знаешь какого это.  Стоун никогда не знал материнской ласки, никогда не ведал любви отца. Тот относился к нему хорошо, но не боле. Пёс отвечал тем же. Он не знал, что искал этого в других. не знал, что искал в дочери купца добрую мать, не ведал, что в каждом своем господине искал тень отца. такие сложные мысли и треволнения не беспокоили Стоуна. Проблема выживания всегда стояла выше мнимых проблем, выше "меня отец любит больше".  Он был рад любой крохе любви, которую давала ему жизнь.  В отличи от многих он умел по настоящему ценить проявленную доброту.
[icon]http://s8.uploads.ru/xz9s6.png[/icon]
Другой снова говорил глупые пустые слова, что колко звенели в голове.

- Заткнись! - тихо прошипел Стоун мотнув головой. Он мог терпеть боль, мог не обращать внимания на то, что Его смешивают с грязью, но марать имя Мнимого позволить не мог. Другой не понимал, просто не мог понять всего замысла. Стоун понимал, что сам виновен в том, что произошло. Понимал, что из-за своей слабости не смог сбежать. нужен ли Ему слабый сын? Нет. Он множество раз в своей жизни видел, что слабейший идет на корм. Сегодня проиграл Пёс. Разве можно злиться за это на Него? Нет. Конечно нет. Глупости.

Лапа сжимается сильнее заставляя хватать ртом воздух, хрипя от боли. Дышать становится трудно. Зверь неистовствует. Он хочет смерти Стоуна, хочет, но не может. Незнакомец не позволяет своему зверю. Медлит. Почему? Играет? Жестоко. 
Незнакомец снимает свой шлем и Пёс видит совсем юного парня. Со звериным взглядом. Знакомым. Такой же смотрит на Стоуна из каждого зеркала или ручья.

Незнакомец был красив. Наверное. Рыжие волосы и веснушки, он чем-то напоминал близнецов из соседней с его, Стоуна, деревней. Они часто ходили в лес за грибами. Он хорошо помнил ка помогал им обходить свои ловушки. Живые они нравились больше. Но парень был слишком ухожен для того, кто привык жить в лесах со зверями. Пёс медленно перевел взгляд на руки, пытаясь проморгаться и узреть. руки всегда говорили многое о хозяине.

Пятна перед глазами, рык, смех Другого, биение собственного сердца в ушах -  все смешивается в одну сплошную какафонию. И в этом дурном состоянии остается полагаться на те фокусы, что всегда выручали, когда силы не хватало.

- П...прости - прохрипел Стоун. - Я не хотел... прервать охоту. - воздуха не хватает надолго. Говорить приходится с трудом. - Я не мог дать сожрать того кто служит Мнимому... Прости. Впервые вижу такого как я. Того кто чтит Его.  Мне не нужны твои жертвы. Я найду других. Своих. Для Мнимого. - Стоун тяжко вздохнул и попробовал шевельнуться - бесполезно. Он снова взглянул в глаза юнца. Тому не было смысла верить Псу. Ведь незнакомец выстреливший в твоего  питомца мог врать.

Мог. Но у него было доказательство.

- Не веришь? Мнимый оставил свой знак на мне. На ладони. Я могу показать, если зверь ослабит хватку. Мне нет смысла драться с тобой. Я не настолько глуп. - он не знал что сказать. Признаться, только сейчас он задумался, не принято ли у детей Мнимого резать друг друга при встрече. Было бы обидно закончить вот так.

- "Я это сделал не потому, что ТЫ сказал!" - мысленно огрызнулся Стоун. Даже если он не выйдет из этйо схватки, пусть Другой знает, что Стоун не идет по его указке!

Отредактировано Стоун (2019-07-04 20:39:48)

+6

7

Голубые глаза незнакомца светлее безоблачного неба в самую жаркую пору. Он хлопает зверя по плечу, покрытому толстым слоем грязи и делает по его вытянутой лапе шаг по направлению к вам. Вы, должно быть, ждёте что он потянется к вашей руке, чтобы найти знак, но происходит нечто иное.

«Тише, тише» — с вызовом говорит Гарза то ли вам, то ли себе, то ли незнакомцу.

А незнакомец стягивает перчатку и обнимает ладонью ваш подбородок, устраивая подушечку большого пальца на том, что теперь заменило вам губы, а остальные — на линии челюсти. Его пальцы так близко к вашему носу, что можно почувствовать запах, исходящий от них: дым, мясо и какая-то незнакомая вам трава. От запаха этой травы почему-то клонит в сон.

Незнакомец разглаживает тень своими прикосновениями — не боится укуса; он отворачивает вашу голову сначала в одну сторону, потом в другую. А после — отвлекается, нашаривая небольшую металлическую коробку. От коробки тоже пахнет странно: мандрагорой, кровью, душицей, солью и лечебной мазью. Он снимает крышку, окунает в густую субстанцию пальцы и рисует что-то на ваших губах.

Сосредоточившись вы поймёте: то метка Мнимого.

Кто бы ни был перед вами — он благословляет ваши уста волей вашего бога.

В вашу голову почему-то приходит странная уверенность в том, что обратись вы из тени обратно в человеческий облик — метка останется на коже. Она не причиняет боли, но жжётся, как те смеси, которые готовят инквизиторы и используют во время охоты. Мысль об инквизиторах не ваша — Гарзы.

Она — лазейка в чужое сознание, но стоит за неё ухватиться и приоткрытая дверь с шумным хлопком закрывается.

Незнакомец близко: теперь его можно как следует рассмотреть, даже если смотреть вам придётся снизу-вверх. Его движения плавные, аккуратные, как у человека, хорошо обученного охоте и ведению боя. На ладонях кое-где следы шрамов, почти незаметные из-за чрезвычайно светлого оттенка кожи. На шее, там где её прикрывают лохмотья, болтается медальон с символикой Церкви.

Одежда, которая издали кажется сшитой своими руками, на поверку оказывается перешитой почти полностью одеждой инквизитора: там где истёрлась алая ткань кто-то поставил добротные заплатки.

Кто знает, принадлежит ли она незнакомцу или он снял её с убитого когда-то давно.

Когда незнакомец заканчивает, то снова склоняет голову, рассматривая результаты своих трудов. Прежде чем оставить вас в покое, он склоняется, почти падая на землю и зачерпывает кровь цитавруса с его широкого бока. А потом завершает метку, проводя по вашей линии рта кровавую полосу.

«За сим, Хаос принимает тебя. Отныне ты освобождаешься от страха и боли, что была с тобой прежде — пусть теперь твои враги страшатся тебя. Отныне ты освобождаешься от молчания — да принесут слова твои смерть врагам Его. Отныне ты освобождаешься от смерти — ибо верные дети его продолжат охоту в Садах. Отныне ты обещан Хаосу, как любой из Его детей.» — с неожиданным благоговением произносит Гарза вслед за каждым движением незнакомца. Ему, вероятно, хорошо знаком этот ритуал.

Незнакомец спускается, одевая обратно перчатку и прихватывает шлем, устраивая его у себя в руках. Он даёт цитаврусу другой знак и зверь опускает и вас на землю, впрочем, не отступая далеко.

Незнакомец замирает на секунду: он открывает рот, чтобы что-то сказать вам, но оттуда не исходит и звука. Это приводит его в непродолжительное замешательство, а потом он подзывает вас простым движением руки.

Вы можете пойти за ним или уйти, пока имеете такую возможность.
[nick]Язычник[/nick][status]любящий сын[/status][icon]http://ipic.su/img/img7/fs/Bezimeni-1.1562255804.png[/icon]

+4

8

Стоун напряженно всматривался в незнакомца. Тот сейчас мог сделать что угодно. Разве что кровь не вышло бы пустить. Сейчас, когда рыжий подходил ближе, Пёс чувствовал как внутри нарастает чувство страха. Он боялся смерти. Глупо было отрицать, а еще глупее не бояться. Зверь, который не боится смерти погибает первым. Да и отчего наемнику искать смерти? Не считая голоса в голове, Стоун был доволен всем. Мнимый баловал, до сего момента.
[icon]http://s8.uploads.ru/xz9s6.png[/icon]
Стоун дернулся, когда незнакомец потянулся к его лицу. Он не любил, когда к нему прикасались незнакомые люди. Попытался отвернуть голову, но зверь чуть сильнее сдавил лапу. Незнакомец сейчас не проявлял вражды, скорее изучал непонятное для него существо, но приятнее от этого прикосновения не становились. Он не доверял "собрату", боялся, что в следующий момент любое из прикосновений болью разольется по телу, а может и вовсе окончит жизнь.

В нос бьет запах странной мази, Стоун морщится от резкого запаха, а потом замирает с удивлением. Пальцы водят странный символ, смутно напоминающий что-то знакомое. Мужчина задумывается, пытаясь сопоставить в голове ощущения то, что видел раньше. И чем больше размышляет, тем сильнее убеждается, что это знак их Бога. Все это странно и непонятно для Стоуна. Весь этот ритуал, который что-то должен значить, но что?

Чужие воспоминания лезут в голову. О инквизиторах. Их составах. Другой знал их? был одним из них? Только новые вопросы в горах, вместо избавления. Слишком сложные для Пса.

Но все складывается в картину, когда зрение становится четче и получается различить знаки инквизиции. Был одним из них, но свернул с пути? Снял с чужого плеча? Пытался этими обносками скрыть свою суть? Глупо. Во что зверя не ряди, его выдадут глаза голодные, хищные, злые. Даже в башне среди богатой мебели на привязи и у высокородного господина тварь останется тварью. Прятаться нужно среди подобных себе. Так легче на других перевести взгляд того,к то придет по твою душу.

Голос Другого снова раскаленными иглами впился в голову. Впервые в его голосе Стоун услышал такие интонации. Так говорят о чем-то важном, так говорят о том, что не впервой видят. В голове рождается подозрение.

«Ты знал о мнимом. Об инквизиции. Ты знал о том, что они используют в охоте. Они охотились на тебя. Ты был одним из его детей?» - мысленно он спросил у Другого. Спокойно, не огрызаясь как прежде. Стоун не знал насколько прав в своих выводах, но это то,ч то он видел сейчас.

Когда его опустили на землю, Стоун вернул себе человеческое обличья и натянул на лицо съехавшую маску. Он не забывал, что носит в себе дурную кровь, что уродство неприятно людям. Наклонившись он подобрал свое ружье и убрал его за спину. На цитавруса Стоун поглядывал искоса. В душе мужчины боролось недоверие и осознание того, что он жив и что рыжий явно понял, что они из одной братии.

На всякий случай, наёмник стащил с руки перчатку и посмотрел на знак мнимого на ладони. Это его всегда успокаивало. Рыжий манил к себе, а чувство самосохранения приказывало бросить все это и идти к пещерам. Стоун чуть клонил голову, взглянул на животное, потом на незнакомца и сделав пару шагов от цитавруса приблизился к незнакомцу. Наёмник был напряжен, следил взглядом за обоими, готовый в любой момент использовать силы Мнимого, чтобы перенестись в сторону.

Любопытство пока перевешивало страх смерти.

- Кто ты вообще такой? - настороженно уточнил Стоун. Быть может рыжий и не мог говорить, но мог попытаться объяснить иначе.

Отредактировано Стоун (2019-07-05 17:42:15)

+4

9

Над вами, должно быть, издеваются. А как же иначе объяснить то, что ещё с десяток минут назад Гарзу невозможно было заткнуть, а теперь он молчит как рыба, набравшая в рот воды?

Так продолжается до тех пор, пока вы не шагаете к незнакомцу. Тогда Гарза громко фыркает, словно выказывая пренебрежение вашим выбором или всё-таки вашим вопросом, а потом отвечает. Ответ Гарзы — скрипучий, старческий. И вы чувствуете, что Гарза вашими глазами пристально наблюдает за незнакомцем.

«Почему ты списываешь меня со счетов?» — спрашивает вас Гарза. Ассоциативно — он ёжится, но вряд ли в вашем сознании так холодно, чтобы кто-либо мог там замёрзнуть. Простой вывод напрашивается сам собой: если есть жесты, то где же тело?

«Если я сижу в твоей непутёвой голове, это ещё не значит, что я мёртв. Так что в чём-то ты прав: я один из Его детей. Хотя честно говоря, я не думал что Мнимый одаряет вниманием таких молодых и наивных как ты.» — Гарза кусает вас, но делает это как-то беззлобно. Это очень похоже на ворчание: в любом случае, настроение у Гарзы почему-то портится.

«Я бы на твоём месте с ним бы не разговаривал. Ну, знаешь, подозрительные красивые юноши в такой глуши, да ещё и с цитаврусом на поводке. Ты, конечно, тоже не самый безопасный слуга, но не кажется ли тебе что ты совершаешь глупость?»

Совет разумный, но несвоевременный. Гарза говорит вам о глупости уже тогда, когда цитаврус шагает за вами, а незнакомец оборачивает на вас свои голубые глаза. Хищность из них пропадает: вы встречаете ровный, очень спокойный взгляд. В нём даже отчасти читается доброжелательность.

Незнакомец поднимает ладонь ко рту, ведёт пальцами по губам, показывая вам что не может ответить вам голосом, а потом озадаченно охватывает своё горло. Он гладит себя по коже, задумчиво глядя куда-то вперёд и издаёт звук, очень похожий на хрип. Кроме хрипа из его горла ничего не выходит.

У незнакомца — ровные зубы, относительно чистые с учётом жизни в горах. Заметно что он следит за собой настолько, насколько это вообще возможно. На его одежде повсюду какие-то знаки. Большая часть знаков вам явно незнакома.

Незнакомец, похоже, долго думает о том как рассказать вам что-нибудь о себе. Он дожидается пока вы нагоните его и идя с вами бок о бок вытаскивает наружу церковный медальон. Он крутит его в пальцах, показывая вам и крепко сжимает в кулаке, прежде чем вернуть его на своё место, за складки одежды.

Незнакомец размазывает подсыхающую кровь по рукам, проводя довольно простую ассоциацию, а потом показывает на окружающие вас горы и на свою голову. Он качает ею, словно бы пытаясь сказать что точно не помнит как здесь оказался. Но, по крайней мере, он смутно помнит кем был раньше.

Гарза в вашей голове хмыкает снова и шепчет вам на ухо: «Жалкий мальчик, не так ли?»

Вы наверняка чувствуете, как от Гарзы по отношению к незнакомцу исходит неприязнь. Даже ненависть, пожалуй — но для бесплотного голоса это всё же слишком яркая эмоция.

В конечном счёте вы приходите в тупик. Над вашей головой отвесная скала и едва ли по ней можно так просто взобраться. Незнакомец и не взбирается. Он дожидается пока цитаврус подойдёт и взбирается на него: на толстой шее зверя, прямо позади незнакомца для вас остаётся место.

Он протягивает вам руку снова, а Гарза мстительно шипит: «Покажи ему, что тебе не нужны подачки. Одно дело, когда речь идёт о выживании, а другое — когда тебя недооценивают.»

Ещё с тех пор как вы принимаете первое предложение, вы чувствуете как Мнимый обращает на вас свой пристальный взор.[nick]Язычник[/nick][status]любящий сын[/status][icon]http://ipic.su/img/img7/fs/Bezimeni-1.1562255804.png[/icon]

+5

10

Стоуна ни сколь не оскорбляет отношение Другого. Наемнику всегда было в общем-то плевать, как его называют и как на него фыркают. Чуток он был лишь к проявленной доброте. Слишком большую мозоль набил на плохое отношение. Важнее было то, что после сказанного Стоун перестал игнорировать Гарзу. Если это и правда дитя  Мнимого, а судя по трепету в голосе так и было, то голос может быть не врагом.

- «Потому что ты в моей голове. Если ты жив, что забыл у меня?» - этот вопрос давно не давал покоя Стоуну. Второй был - как ты туда попал. Однако задавать его пёс не стал, сомневаясь, что Гарза ответит. Он не шибко любил говорить на подобные темы, да и не отличался покладистым мирным характером.
[icon]http://s8.uploads.ru/xz9s6.png[/icon]
- «Возможно он обратил на меня внимание потому, что я его чту почти два десятка лет» - беззлобно ответил Стоун. Он никогда не считал, что он самый лучший из его детей. Быть может Гарза был прав и Пёс был маленьким глупым сыном Снимого, но разве есть разница для ребенка, если он просто люби отца и редкие знаки внимания радуют его больше чем что либо еще.

Рыжий ничего не ответил на вопрос Стоуна, показав что не в силах. Говорить. Незнакомец странный. Немой, в одежде инквизитора, с его знаками и огромным зверем в защитниках. Он поражает вопросов больше, чем ответов. И эта неопределенность настораживает Стоуна. Все происходящее выходит за рамки логики, пусть она, быть может, не применима в делах связанных с богами. Стоун чувствует как пристально за ним кто-то следит. он знает, чей это взгляд. он чувствовал его на себе раньше.

- «Похож на птенца. Отчего ты так его не любишь? Он охотился на тебя? Знал его раньше? Или у детей  Мнимого ненавидеть друг-дура принято? Ты чувствуешь присутствие Его? Он смотрит» -  пусть слова Гарзы вызывают раскаты боли в голове, но сейчас это единственный источник знаний о детях  Мнимого. О других детях. Нужно знать больше, чтобы иметь возможность понять - почему.

Их с Рыжим путь оканчивается у отвесной скалы. Стоун напрягается, чувствуя что тут его можно загнать в угол, животные инстинкты заставляют быстро оглядеться, ища преимущество в схватке или способа уйти. Но вместо агрессии рыжий взбирается на своего питомца и протягивает руку. Гарза зло шипит.

- «Вы меня делите что ли? Ты как подколодная шипишь на каждый его жест. Он просто странный»

Стоун делает шаг назад, осматривая отвесную скалу, скользя по ней взглядом, считая и прикидывая в уме, а затем качает головой.
- Благодарю за предложение. Не стоит утомлять зверя. Я могу сам. - сделав еще пару шагов назад, наемник берет разгон, чтобы использовать его силы. Подняться выше, схватиться за уступ, а затем снова и снова. Выше, чуть в сторону. Пальцы царапает неприветливый камень, ветер свистит в ушах, но вскоре вершина оказывается взята. Пёс поворачивается туда, где был рыжий и протягивает ему руку. «Открытая ладонь - знак добрых намерений» - говорил ему как-то господин. неважно, что он испытывает сейчас, неважно насколько напряжен внутри. Нельзя дать незнакомцу про это прознать. Хэмиш называл это - сохранить лицо.

- Куда ты ведешь? Мне нужно к Моровым пещерам. Я обещал там быть. - Сейчас, оказавшись на возвышенность, способный взглянуть на проделанный путь, Пёс задумывается, а зачем вообще следует за незнакомцем. И раз уж выяснилось, что Гарза тоже сын  Мнимого, то обещание данное ему становится тяжелее в десятки раз.

Отредактировано Стоун (2019-07-10 11:20:19)

+3

11

Гарза не даёт вам ответа: ни того, которого вы ждёте, ни какого-либо другого. Он умело делает вид, словно его никогда и не было в вашей голове и все ваши вопросы встречают на своём пути тишину.

Незнакомец долго тянет к вам ладонь. Он не меняет своего доброжелательного отношения к вам пока вы раздумываете, пока прицениваетесь. Он смиренно ждёт и рука его не дрожит от усталости, когда вы наконец поворачиваетесь к нему. Решение ваше, кажется, его расстраивает.

Незнакомец поджимает губы и устраивает ладони на складках панциря зверя. Пока вы забираетесь наверх, зверь карабкается, цепляясь толстыми когтями за камни. Скала крошится под его весом и пыль осыпается вниз, накрывая сырую землю.

Гарза застаёт вас врасплох на середине пути, когда вы концентрируетесь, чтобы правильно выбрать траекторию очередного прыжка:
«Мнимый не любит ссор между детьми.» — нехотя говорит он вам, снова начиная измерять ваше сознание шагами. Гарза месит ваши мысли как глину и восприятие ваше, должно быть, заметно путается. — «По окончании драки он наказывает обоих. Или того кто выжил. Он тешится этой жестокостью как ребёнок.»

Гарза богохульствует, но сверху на вас не сыпятся молнии с громом. Когда вы добираетесь до самого верха, у вас остаётся небольшая фора: самое то, чтобы осмотреться.

На вершине скалы вас встречают входы в пещеры. Их много — глубокими норами они вгрызаются в тело гор и уходят туда, где земля не знала человеческих шагов. У входа одной из пещер в выдолбленном вручную углублении вставлен факел — он призывно горит, привлекая внимание.

«Да, можно сказать что мы были знакомы» — наконец отвечает вам Гарза и вашими глазами пытается заглянуть за край пропасти, чтобы увидеть рыжую макушку.

Когда он снова начинает говорить, вы чувствуете, что Гарза не рассказывает вам и половины того что знает:
«Его ведь до сих пор ищут. День за днём, день за днём. Только поистине тупые родственнички могут продолжать топтать землю спустя столько лет. Знали бы они, что из гордого инквизитора он превратился в отсталого дурачка, думаю, они бы расстроились.»

Незнакомец забирается на скалу и покидает спину зверя. Рядом с вами он не останавливается, сразу продолжая свой путь. Он не отзывается, исчезая во тьме пещеры, а зверь рычит на вас, призывая шагать следом.

В каменной тьме вы слышите отзвук собственных шагов.

За всё время пути Гарза игнорирует другие ваши вопросы и Незнакомец тоже не проявляет к вам внимания больше. Так продолжается долго и темнота кажется бесконечной. Но в конце концов она расступается, выпуская вас с другой стороны каменной кишки.

Когда вы покидаете пещеры, солнце уже клонится к горизонту и долина утопает в мазках розовых и оранжевых лучей. Зверь остаётся здесь, а Незнакомец уводит вас дальше, к шатрам, сооружённым из камня и шкур диких животных.

Ваш путь кончается у самого крупного шатра, обвешанного черепами животных. Один из таких черепов служит Незнакомцу шлемом — не так уж и трудно об этом догадаться.

Доставив вас, Незнакомец растворяется среди дыма разожжённых костров. Среди стрекота кузнечиков до вас доносится пение и смех, а из шатра появляется женщина.

Она стара, ей явно давно перевалило за пятьдесят и высушенные кисти рук служат ей поясом. На губах женщины начертан тот же знак, которым вас одарил Незнакомец.

— Кто ты, дитя? — спрашивает она вас, помешивая в чаше жидкость болотного цвета.
[nick]Знающая[/nick][icon]http://ipic.su/img/img7/fs/877eeaa2c88ccb46838fc4b7873dc18b(koeipiya)3.1562690885.png[/icon]

+4

12

Гарза не любит отвечать. Молчание звучит на важные вопросы. Легкая тень доверие к голосу внутри головы исчезает словно ее и не было. Если он не хочет говорить, значит боится, что не добьется своего. По сути своей Гарза не принес Псу ничего хорошего, только едкие слова и боль пронзающую виски. Говоря одно, зная это, Гарза делает иначе, против своих слов.

«Ты знаешь, что ОН не любит ссор, но меж тем хочешь рассорить меня с Рыжим. Странно» - в голосе Стоуна не было обвинения, претензий или недовольства. Сейчас он не огрызался, лишь делал вывод из того, что видел перед собой. Стоуну не нравилось, как Гарза говорил о Мнимом, он тихо хмурился, но своему соседу по телу не сказал ничего. До того момента как речь вновь зашла о их немом спутнике.

«Много говоришь про него. Он на тебя охотился. или быть может ты был за ссору с ним наказан. Вот только если так, то не понимаю, за что наказали меня тобой» - удивительно, но в последних словах слышалась легкая насмешка. Такого со стороны Стоуна Гарза точно  не слышал. Удивительно даже, что этот тихий нелюдимый мужчина был способен на насмешки.

Пока зверь карабкается по скале, Стоун осматривается. Сейчас он не слишком осознает где именно находится. Стоит достать карту и прикинуть, но ни того не другого сделать не успевает. Его протянутая рука так и остается одна. Рыжий явно был огорчен тем, что наемник не ответил на его жест. Он исчезает во тьме пещеры, а тварь явно намекает на то, что следовать за незнакомцем лучше по хорошему. прыгнуть в сторону, снова выстрелить и снова в сторону прыгнуть. Были шансы победить это чудовище, сбжать. Но ради чего? Гарза не отвечал что ждет в тех пещерах. Так есть ли разница какую неизвестность выбирать? немой, хотя бы, был добр к Псу.

«Люди цепляются за свою кровь. Это странно. Но я могу понять. Я тоже ищу, хоть времени много ушло» - Стоун не замечал, как вступился за рыжего. Мужчину немного расстраивало, что Немой понял его не так, придав значение такой мелочи. Плохо разбираясь в чужих мотивах, Стойн всех мерил по себе, оттого все чаще поведение окружающих казалось ему странным. Словно это они, а не он, прожили  треть жизни в лесах.

Темные пещеры петляют, переплетаются словно змеи. Постепенно начинает казаться, что в мире больше нет ничего кроме этой тьмы пещер и бесконечных коридоров. Пёс начинает путаться и оттого волноваться. Чувство направления во тьме терялось и случись сейчас что либо с провожатым, наёмник сомневался, что смог бы быстро выбраться отсюда. Но как после дня наступает ночь, так после тьмы наконец показался свет. Небо окрашивается алым, сменяя день на ночь. Время хищников.

Впереди открывается вид шатров из шкур, камней костей. Судя по всему это дом Немого. Но для чего в свой дом он привел незнакомца, который с ним был не добр? Стоун тушуется, чувствуя себя лесным зверем случайно выскочившим на деревенскую площадь. Он слышит пение и смех и знает, что за чужим весельем может скрываться его погибель. Он чует запах костров и знает, что факел может обжечь и его шерсть. Лесной зверь обходит стороной деревни  и Стоун предпочитает делать так же.

Из самого большого шатра выходит старуха. На поясе ее висят человеческие руки высушенные и похожие на цепкие лапы мертвых деревьев. На губах ее застыл знак Мнимого. Она вопрошает и мужчина теряется. Что сказать ей? Стоун, Пес, Крыса, Ублюдок, Отродье, Роу,  Друг, Дорогой приятель, Любимый - слова эти как шум песка,  треск костра, шелест трав. Они звучат разбиваясь в воздухе, но не отражают суть. У него нет имени и никогда не было. Он пришел в этот мир без него и без него уйдет. И лишь одно будет незыблемо всегда, одна суть, которую не изменят ни когда ни шрамы, ни горящий в доме очаг.
[icon]http://s8.uploads.ru/xz9s6.png[/icon]
Одна правда.

- Его заплутавший Сын. - Стоун не сводит взгляда с губ старухи, на котором начертан знак. Он словно притягивает взгляд к себе. Опустив взгляд ниже, мужчина протягивает ладонь, на которой отпечаталась метка Мнимого. Затем чуть безбоязненно оглядывается.

- Где я? Мне нужно в моровые пещеры. - обещание Гарзе стало камнем давить на плечи. Хотелось быстрее избавиться от его голоса. Вернуть себе свое по праву.

+4

13

Она тихо смеётся, обнажая относительно ровные зубы — обыкновенные, человеческие. В её смехе нет угрозы, только искреннее веселье, граничащее с тем же искренним удовольствием: тем, что так всё оборачивается. Она подходит ближе.

— Зови меня Тумэй.

Чаша застывает в одной её руке, когда она кладёт вторую вам на плечо и ободряюще сжимает, будто мать, дождавшаяся наконец возвращения сына.

— Городской, так? — спрашивает она, хитро щурясь. Тумэй не нужен ответ. Она отрывает от вас взгляд, смотрит поверх вашего плеча, выискивая кого-то.

Если вы обернётесь, то увидите как женщины и мужчины танцуют под звуки флейты и барабанов и по воздуху разливается запах пота и возбуждения. Они готовятся к наступлению ночи и закат ласкает их кожу, окрашивая её в кровавые оттенки.

— Сам Мнимый привёл тебя сюда. — с непоколебимой уверенностью подмечает Тумэй, отпуская вас и возвращается к чаше. От жидкости в ней исходит аромат, смутно напоминающий запах мази, которую неизвестный нанёс на ваши губы. Аромат сонливости — мысли от него путаются, хотя Тумэй, кажется, это не доставляет никаких неудобств.

— Сегодня мы чтим Его. Ночь первого дня месяца солнца — особенная, мой дорогой. — ласково замечает она и машет вам ладонью, призывая следовать за ней. — Я бы с большим удовольствием и сама проводила тебя туда, куда тебе нужно. Его дети должны помогать друг другу, ведь нас так мало. Но приготовления к празднованию сейчас важнее всего.

Она добавляет уже немного ворчливо, даже с нотками осуждения в голосе: — И уж такие как ты, одарённые Им, должны присутствовать на празднике. Хотя я знаю вас, молодёжь, вам вечно не сидится на месте и именно потому я не стану тебя принуждать.

Вы идёте мимо шатров и мимо людей. Навстречу вам попадается несколько детей и становится заметно, что большая часть жителей этого поселения — женщины. Почти все раздеты частично или полностью, хотя и интимные места их прикрыты волосами, татуировками или мехом.

Тумэй останавливается перед двумя молодыми девушками, рисующими знаки на лицах друг друга и отдаёт им чашу, наконец возвращая вам всё своё внимание. Она обхватывает руками ваше лицо, стягивая ткань маски, разглядывая и в конце концов довольно фыркает.

— Такой юный мальчик, а всё-таки одарённый. — она разглаживает пальцами ваши щёки, прежде чем покинуть ваше личное пространство и подмечает с любовью в голосе: — Совсем как Гиацинт.

— Вы ведь успели познакомиться в пути? — Тумэй кивает в его сторону: туда, где сидит ваш неизвестный, играя на флейте.
[nick]Знающая[/nick][icon]http://ipic.su/img/img7/fs/877eeaa2c88ccb46838fc4b7873dc18b(koeipiya)3.1562690885.png[/icon]

+2

14

Городской ли он? Стоун задумался, хоть ответа от него не ждали. Его породил лес и лесом он был воспитан, но жил среди городским улиц уже давно. Он не принадлежал не к одной из этих стихий чуждый, что первой, что второй. Он всегда был лишним к мысли этой привык. Она не била болью в сердце, не отдавалась моросью на глазах. Она развязывала руки.

Мужчина огляделся, осматривая живущих тут. Поселение это мало чем отличалось от деревень в дни подготовки к праздникам. Люди были на взводе, люди ждали захода солнца года воспылают костры и ночь скроет грехи, которые они вздумают творить в эту ночь. Люди, по мнению пса, вообще мало чем отличались в своих низменных желаниях. Будь то аристократ или последний выпивоха, пьяница или девица на выданье - у всех кровь красная, все жрут, ходят в отхожее место и могут умереть от болезни.
[icon]http://s8.uploads.ru/xz9s6.png[/icon]
Он молча шел за женщиной слушая ее слова, время от времени смотря на окружающих. Тумэй была к нему добра,  но доверять ей пес не спешил. не каждая рука, что гладит, через мгновение не ударит. Ему не нравился странный состав, что в руках женщины был, дурманил путая мысли. Более всего Стоун не любил друманы разного толка, отчего пил редко и мало. Но больше дурманов терпеть он не мог, когда кто-то касается его лица. Мужчина отстранился поправляя на лице повязку.

- Не нужно. -  говорит Стоун коротко, но твердо. - Он не называл своего имени. Говорить не может, лишь хрипит - Стоун невольно перевел взгляд в сторону, где сидел рыжий. Сейчас он выглядел довольно спокойным. Наверное привык жить здесь, в это деревушки. Но зачем привел чужака на порог? Оттого что увидел метку или для иного?

- Скажи, мудрая женщина, ты слышала хоть раз про того, кто зовет себя Гарзой? Знаешь ли о нем? Он назвался Его сыном. - Пёс перевел взгляд в сторону алого неба. Идти сейчас в горы, в ночь, глупым занятием было. Сорвется или заплутает так, что ни человек ни бог его не отыщут среди поломанного каменного хребта. Здесь же было много людей, людей, чей взгляд он на себе ловил. Людей, которым было не все равно. Это внимание, пусть и мимолетное, беспокоило пса, заставляя нервничать.

- И коль зашла речь о Нем, то расскажи мне, Тумэй, что за праздник в честь него, как вы славите его, что произойдет ночью? - взгляд темных глаз внимательно скользил по лицу пожилой женщины.  Стоун пытался уловить в лице этом хотя бы легкий намек на ложь, на злость, он ждал, что к нему будут относиться плохо. Боясь соблазна остаться тут.

Отредактировано Стоун (2019-08-05 16:37:29)

+3

15

Вы ощущаете как сила наполняет вас. Священное место — они не лгут. И Гиацинт, вестимо, точно знал куда стоит вас отвести.

Тень пробегает по лицу Тумэй, когда она слышит от вас о Гарзе. Но для неё не секрет, что и вы это заметили: потому она нервно поджимает губы и морщинки на её лице становятся глубже обычного.

— Знала я такого давным-давно. — говорить о Гарзе ей не хочется, точно не в преддверии праздника, но ей кажется, что вы всё-таки заслуживаете немного честности. Хотя бы немного, потому что о Гарзе никто не спрашивает просто так.

— Когда-то он был частью нашей общины. Пришёл к нам откуда-то из-за моря, задолго до того как явилась Пустота.

Когда она говорит, то погружается глубоко в воспоминания. Вам не нужно хорошо разбираться в людях, чтобы мгновенно понять: когда-то Тумэй любила человека, носящего названное вами имя. Может, любит и теперь.

А потом вы понимаете, что за спиной женщины появляется чёрный сгуток. Он становится больше и плотнее, пока наконец не достигает человеческих размеров. Оглянувшись, чтобы убедиться что никто кроме вас не видит его, вы можете заметить, что Гиацинт смотрит в вашу сторону. Настороженно и хищно, как зверь, который не знает: спрятаться или укусить.

Хотя, спустя мгновение вы понимаете, он смотрит не на вас. А на то, что вышло из неплотной темноты прямо за спиной Тумэй.

Никто не видит. Никто не слышит. Да, сила наполняет вас, но ведь не вы один занимаете это тело.

У человека, материализовавшегося на пустом месте — ваше лицо. Он отвлекает вас от чужого рассказа, обходит Тумэй кругом и шепчет, придвинувшись к вам ближе:

— Давай её убьём. Правда, Пёс, ты чего уши развесил как глупый пудель? — вы, то есть второй вы говорите голосом Гарзы. Гарза усмехается, когда понимает что вы заметили это.

— В этой деревне ты не найдёшь никаких ответов. И о себе я, вообще-то, могу сам всё рассказать.

Он говорит заветное «всё», но вы понимаете, что это ложь.

А ещё вы понимаете, что Тумэй молчит. Она прерывает рассказ, когда вы перестаёте её слушать и беззлобно машет рукой:

— Ну-ну, я понимаю, это дело давнее. Молодёжь нынче не любит слушать россказни старух.

Она задумчиво смотрит на вас и улыбается.

— Бедное дитя. — и продолжает, вдруг став серьёзнее, — Сегодня мы славим его рождение.
[nick]Знающая[/nick][icon]http://ipic.su/img/img7/fs/877eeaa2c88ccb46838fc4b7873dc18b(koeipiya)3.1562690885.png[/icon]

+3

16

Пес смотрел на Тумэй цепко, ловя каждое слово, что касалось его беды и проблемы. Еще недавно он почти проникся к Гарзе, но сейчас недоверие вновь вернулось. Он видел, как реагирует на него старушка, но не смог расслышать и трети истории. За спиной ее появилась тень от его тени. В этих уродливых чертах он узнавал того, кто не должен был прийти в мир. Чужого, жуткого, иного. Узнавал себя. Явление это не осталось незамеченным. Стоун буквально почувствовал взгляд и обернулся. Взгляд Рыжего был направлен на это существо. В нем не было благоговения или почитания, лишь ужас и страх. Животный, словно у волка в опале, Стоуну нравилось, когда так смотрели на него. Но не на эту Тень.

Чужак шепчет крамольные предложения, искушает на вещи глупые, безрассудные. Разве не видит этот глупец - подними руку он на Тумэй и вся община обернется против Стоуна. В этой битве ему не выстоять. Да и нет желания пускать здесь кровь, нет желания плохо обращаться с той, что приютила и попыталась обогреть, к той, что смогла рассказать ему о своем прошлом. Стоун не каждому мог доверить такую тайну. 
[icon]http://s8.uploads.ru/xz9s6.png[/icon]
- «Ты не мой хозяин. Мой хозяин не любит, когда обижают его детей» - с рычанием ответил пёс. На злость отвечай злостью, сильный понимает лишь силу, можешь убить - убей, ласки опасайся. Все это он выучил с малолетства, и пусть некоторые его суждения дали трещину, но плохого отношения к себе он не терпел. Гарза что-то скрывал, раз отвлекал от рассказа, что-то страшное, предлагал убить ту, кто может о не поведать. Нет, это существо не было ему другом или товарищем.

- Тумэй, подожди. - Пёс нагоняет старуху и кладет ладонь ей на плечо, затем быстро одергивает. - Этот Гарза. Мне нужна помощь с ним. Этот послал меня к пещерам. Он говорит своим голосом в моей голове. Я хочу избавиться от него - внутри все протестовало против того, чтобы доверить  тайну незнакомке, но выбор был велик. Меж двух зол выбирать всегда нужно малое.

Отредактировано Стоун (2019-08-12 10:06:52)

+1

17

Гарза смеётся вам в ответ, но смех выходит каким-то неестественным. Напряжённым. Он отворачивает голову и облизывает губы, встречаясь с Гиацинтом глазами.

Вы, должно быть, понимаете когда произносите эти слова: Гарза ещё не боится, но уже обеспокоен. Он хлопает вас по плечу и растворяется, чтобы вернуться позже.

Тумэй не злится на ваши прикосновения. Она окидывает вас задумчивым взглядом, одновременно скептическим и пронзительным, а потом тянет:
— Любопытно.

Она добавляет, обнимая себя за плечи:
— Я думала, что после него Гарза сгинул, но... — она погружается в себя, явно что-то решая, — Кажется, я ошибалась.

Тумэй больше не берёт вас за руку, но ведёт к самому большому костру, пока сумерки постепенно сгущаются. Пока вы идёте, она не позволяет себе замолкнуть и на минуту.

— Когда я впервые встретила Гарзу, он уже не был собой. Он... Необычный человек, как ты мог заметить. — неловко кашляет Тумэй, стараясь избегать интимных подробностей, — Он обладал способностью переселяться из одного тела в другое, постепенно завоёвывая его и отнимая у хозяина. Он рассказывал мне, что в этом его сила, но я думаю, что в том — его слабость.

Тумэй останавливает вас своими словами и жар пламени опаляет её морщинистую кожу. Девушки помоложе танцуют — две из них замечают вас и приникают к вам телами. Вы — новенький. А к новеньким всегда испытывают огромный интерес.

Тела девушек — обнажённые, покрытые кровавыми знаками. Волосы прикрывают их наготу лишь немного, но они не стесняются её, наоборот.

Они гордятся собой.

Единственный, кто не раздевается полностью, позволяя рисовать знаки лишь на своей спине — Гиацинт. Он сидит на камне в десятке шагов от вас, обратив свой взор к пламени.

Это поселение дышит жизнью, кровью и животной страстью. И дыхание это становится громче по мере того как приближается ночь.

— Он не задерживается внутри тел, которые забирает. А потом... — говорит Тумэй с горечью, показывая на Гиацинта, — Оставляет их такими.

Она позволяет себе подумать ещё немного, а потом кивает, поджав губы:

— Гиацинт должен был стать сердцем ритуала, но твоё положение гораздо сложнее. Мы поможем тебе, бедное дитя. — Тумэй поднимает лицо к небу, — Ритуал начнётся нескоро, а пока — выбери того, кому позволишь любить себя до назначенного часа.

Она мягко улыбается:
— Не бойся, почти все они все будут рады стать с тобой единым целым хотя бы на эту ночь.

[nick]Знающая[/nick][icon]http://ipic.su/img/img7/fs/877eeaa2c88ccb46838fc4b7873dc18b(koeipiya)3.1562690885.png[/icon]

0


Вы здесь » Дагорт » Сюжетные эпизоды » 1, месяц солнца, 1810 — лес цепей;