ВСЁ ЗАКОНЧИТСЯ, НО ЭТО НЕ ЗНАЧИТ, ЧТО ОНО ТОГО НЕ СТОИТ
Когда он еще жил в Морионе, до Фасбрука доходили различные слухи о местных деревеньках, одна меньше другой. О жителях, работающих не покладая рук и сторонящихся приезжих. О порой слишком радикальных методах решения проблем. Но разве можно их в этом упрекнуть? Эдер не верил всяким домыслам и небылицам, а если бы в его дом заявилась банда ученых, сующих свой нос куда не следует, то не исключено, что он сам бы тоже взялся за факел. Он слегка усмехается, выпуская ароматный сгусток дыма изо рта и глядя на здание, которое с трудом можно назвать трактиром. Пока что лучше не лезть со своими собственными расспросами.
время в игре: месяц солнца — месяц охоты, 1810 год

Дагорт

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дагорт » Игровой архив » 9, месяц дождей, 1808 — ученые умы как драгоценные металлы


9, месяц дождей, 1808 — ученые умы как драгоценные металлы

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://ipic.su/img/img7/fs/Epizod.1560258792.png


Клифф Холджер & Андреас Тан & Дана Танвороны любопытные птицы

Непрошенные гости хуже недовольных клиентов.

+1

2

Беспощадное солнце прожигало сквозь легкие доспехи, малодушное желание снять их разбивалось об простое «не поможет» — прежде всего об него, а уже потом, потому что это было бы неправильно. За время своего отсутствия Клифф привык к более прохладному климату, да и забыл многое, приходилось блуждать между выбеленных стен домов, пытаясь вспомнить места, где он когда-то бывал. Какие-то из них изменились до неузнаваемости, какие-то исчезли вовсе. Города всегда жили своей жизнью, не успеешь за ним — потеряешься навсегда, как говорили на материке. Но Клифф был больше не на материке.

Именно поэтому на этот раз он сделал исключение и решил воспользоваться каретой, положившись на возницу. Несколько наводящих примет, которые для самого Клиффа звучали как головоломка, — и вот, карета уже уверенно двигалась по улицам.

— Посмотрим, что из этого выйдет, — сказал Клифф своим спутникам. — Индарцы обычно закрытые, не любят выдавать своих секретов, а они, меж тем, у них есть.

Напротив него понимающе хмыкнули. Да, и у них тоже были свои секреты.

Впрочем, в отличие от индарцев далеко не научные.

Он заинтересовался ими — Танами, кажется? — из-за их происхождения. Они попали в Дагорт до создания купола, искали политического убежища в королевстве, с которым их республика сохраняла не самые дружественные отношения. Не вступили в Коллегию Исследователей, хотя, казалось бы, для ученых там все условия, зато получили лицензию на частную деятельность в канцелярии. А еще были слухи разного толка — все вместе это делало Танов довольно любопытными.

Клифф знал, что за ними старались приглядывать, так же, как и знал, что это все больше на словах — хватало того, за чем нужно было следить пристальнее. Ну, что же, тогда он сам их навестит.

Когда они подъехали к нужному дому, он рассчитался с возницей и направился внутрь. Внизу расположилась небольшая забегаловка. Клифф узнал в ней бывший постоялый двор, теперь хозяин, видимо, посчитал разумным сдавать жилые комнаты в аренду — в отсутствие-то приезжих из-за моря. Хорошо чувствовал, откуда дул ветер, молодец. Клифф кивнул спутникам, чтобы те заняли стол и ждали его здесь, оставил им несколько монет — показательно, на стол, чтобы хозяин заметил. Поднявшись наверх, он увидел парочку вывесок, одна из них изображала шестеренку и алхимическую колбу, Клифф хмыкнул — наглядно, не перепутаешь, тоже молодцы. Вывеска вела на мансарду.

Не рискуя, открыв дверь, нарваться на осмотр какого-нибудь бедолаги в неглиже, Клифф все-таки сначала постучался.

+6

3

В целом, Дагорт Андреасу нравился. Они с Даной не стали мудрить, остались в порту-столице, крупный город, люди небедные, опять же —  Коллегия исследователей приняла их достаточно благосклонно.
Не все было радужно, деньги в первые месяцы только уплывали из кармана, словно уносимые приливом, а местные не торопились ни лечиться, ни заказывать новинки техники у чужаков. Зато никто их не водил по тайным канцеляриям, не допрашивал с пристрастием. Говорили, в Дагорте сильны религиозные организации —  инквизиция, например, но Таны знать ничего не знали обо всяких темных культах, так что —  тут им предъявить было нечего.
Об остальном благоразумно молчали.
Андреас боялся наемных убийц, и когда появились эти то ли новости, то ли сплетни о некой Пустоте, когда закрыли границы, растерялся: радоваться или опасаться чего-то еще? К понятным опасностям можно подготовиться, Дана спроектировала пару удачных ловушек, а Андреас сделал состав сонного зелья —  незваных гостей можно было не убить, а просто усыпить.
Вся эта подготовка неизвестно к чему не потребовалась. Они оказались заперты, порт опустел —  в лучшем случае, там покупали рыбу и морепродукты к обеду, да и то рыбаки рассказывали страшные истории про «дыры в море и воздухе».
«Что ж, полагаю, самое время заняться делом», —  предложил Андреас сестре, и они сосредоточились на работе. Сделали вывеску (Дана ворчала, что шестеренку нарисовали криво, но маляр был маляром, а не знатоком шестеренок),  потихоньку появились клиенты. Все те же мини-ветряки для рыбачьих лодок, все те же микстуры от лихорадки, несварения желудка; недавно даже позвали к одному местному аристократу —  сын упал с лошади и разбил череп, пришлось делать операцию и вставлять вместо фрагмента   кости металлическую пластину. Бронзовый череп не хуже родного, заверила Дана.
Они снимали несколько комнат  там, где раньше был постоялый двор, а теперь чужаков осталось всего ничего, и хозяину приходилось искать другой способ заработать. Близнецы приносили ему дополнительную выгоду: клиенты заглядывали заодно пропустить стакан-другой вина.
В общем, все были более или менее довольны друг другом, но Дана все равно начинала злиться, мол, и долго они будут варить микстуры от несварения и чинить снасти? А как же их «живой ток», а как же то, чем они занимались дома?
Погоди, отвечал Андреас. Для такого нужен собственный дом. Без любопытных глаз и носов.
Они все же продолжали —  не с людьми, с крысами. Некоторые твари жили с искусственными лапами, но магниевое электричество по-прежнему либо убивало, либо не работало. По соседству жил вивисектор, порой выгуливал какую-то неприятного вида тварь, похожую то ли на собаку, то ли ящерицу, то ли на летучую мышь —  и Андреас все приглядывался, может, что-то позаимствовать? Так, в теории. На самом деле, местные твари не внушали ну никакого желания с ними познакомиться поближе.
- Предположим, я воссоздам состав «жидкого тока», в очередной раз, —  записи сохранились. Андреас сидел в кресле-качалке,  одном из первых приобретений на новом месте. Ему по-прежнему немного не хватало собственного большого камина, но нельзя же желать всего и сразу. —  Оно не заработает.  Мы уже пытались. Не знаю, дело ли в составе или твоих чертежах.
Ответить сестра не успела.
В дверь постучали. Клиентов они не ждали, но те приходили иногда сами, и в общем-то, ничего особенного. Андреас почти перестал последние недели бояться наемных убийц, ну и в любом случае —  убийцы вряд ли бы предупредили о себе вежливым стуком.
-   Я открою.

+3

4

- С моими чертежами все в порядке! - окрысилась Дана. Она внезапно так разозлилась, что почти не услышала стука. - Должно быть, что-то в составе... местных материалов! - Она сдвинула на лоб сложную конструкцию из линз, с помощью которых ковырялась в механизме, закрепленном на станке. Стороннему наблюдателю, должно быть, он показался бы похожим на механического паука.
И конечно, не время было продолжать перепалку при посторонних. Первое время они оба вздрагивали, когда кто-то заявлялся нежданно-негаданно (это была идея Андреаса, остаться "на виду" - если бы их искали в Дагорте, то скорее в центре страны... скорее всего), теперь, после появления Пустоты, почти позабыли о причинах, заставлявших их бежать, и все же...
- Спроси кто, - буркнула Дана.
Явление в неурочное время означало либо что-то срочное; обычно близнецы принимали посетителей с утра до обеда, после обеда и до вечера занимались исследованиями - но при срочном деле так не стучат, колотят взахлеб, через дверь озвучивая причину своего появления. Начались роды, малец упал с забора и проткнул бок, супруг вернулся из питейного заведения со свернутым набок носом... Стук был вежливым и негромким, тот, кто стучал, никуда не торопился, и точно знал, что нужные ему люди на месте, и обязательно откроют, а значит, и спешить смысла нет...
И все же на всякий случай Дана всегда держала поблизости заряженный арбалет.
Андреас распахнул дверь, и Дана вгляделась в тот промежуток, что широкий братец оставлял от косяка двери до собственного бока. Мужчина, средних лет, не из портовых. Ну-с, господин хороший, что вас привело?

+3

5

Всегда и везде инквизиторов встречали одинаково — настороженно, даже те, кто сам давал на кого-то наводку. Хотя и немногие понимали, что Инквизиция была прежде всего инструментом власти, инструментом контроля, чем способом борьбы с ложными богами, которые изувечивали мир своей паршивой магией. Любой мог попасть под пристальное внимание — неугодный, провинившийся, случайный. Обычных же людей сковывал страх, навеянный Церковью: каждый человек грешен, он может и не осознавать этого, путая предательские помыслы с голосом разума, совести или умерших, вернувшихся, чтобы дать совет. Но инквизитор распознает, поймет, выведет на чистую воду.

В своей настороженности Таны не стали исключением, по крайней мере, тот из них, кто открыл дверь. Грузный мужчина, Андреас Тан занимал собой почти весь проход, оставляя лишь небольшой засвет, сквозь который просматривалось внутреннее убранство. Впрочем, Клиффа пока больше интересовало, кто перед ним. Он задержал на нем взгляд: настороженность имела разные оттенки — от этой тревоги тянуло повседневностью, обыденностью, такая же его часть, как и одежда, они привыкли держать ухо востро. Бегство с родины, видимо, все еще имело огромный вес, страх быть пойманными преследователями не отпускал, несмотря на то, что появилась Пустота, появился купол — но кто его знает, на самом деле, сколько он продержится, осталось ли что-то по его сторону. Чудеса никогда не бывали долговечными.

— Клифф Холджер, инквизитор, — коротко представился Клифф, без протянутой для рукопожатия ладони или какого-то наклона головы.

Скорее всего они уже слышали его имя. Газетчики быстро подхватили «историю чести и отваги» и разнесли ее как чуму — сделали из него героя. После того, как массовая истерия о чуде короля поутихла, возвращение Клиффа с сотней спасшихся беженцев пришлась им весьма кстати. Самому Клиффу, в общем-то, тоже.

— Чем мы можем быть полезны? — спросил Андреас, делая шаг назад, освобождая проход. Слышали они или нет, он никак этого не показывал. И не то чтобы это как-то уязвляло самолюбие Клиффа — ему нравилось, если удавалось сразу переходить к делу.

Прежде чем ответить, он осмотрелся. Ничего необычного, жилая комната, одновременно используемая как приемная: привычная мебель, уж точно не те стулья, которые использовали доктора, напоминающие пыточные, инструменты, необходимые для первичного осмотра. Некоторые были в новинку для Дагорта, однако это не отменяло того, что они имели широкое распространение на материке.

Еще один столп настороженности он тоже заметил, но не стал говорить о нем. Пусть арбалет лежит там, где лежит. Он пришел сюда не за этим.

— Меня интересуете вы, — ответил Клифф, останавливаясь посредине комнаты. — Как ученые. Что умеете, что практикуете, чего хотите,  — он перечислял методично, переводя взгляд с Даны на Андреаса. — Большую часть жизни я провел не здесь, мне есть с чем сравнивать уровни развития. Дагорт кажется очаровательной сельской посредственностью на фоне многих других королевств. И мне бы хотелось это исправить, пусть даже никакого фона уже нет.

+6

6

Cовместно с Даной

Меры предосторожности   были аккуратными, ненавязчивыми —  не годилось же пугать пациентов и людей, которым просто надо починить ветряк в саду, ну или сделать его мощнее.
Дана держала арбалет наготове, но старалась делать это незаметно. Конечно же, они не распространялись и о том, что Андреас время от времени покупал фиолетовые соцветия аконита, якобы для лекарств, но не только —  яд этого растения мог убить даже через кожу, а попав в кровь —  довольно быстро. Аконитовую вытяжку он наносил на зазубренные болты.
Однажды кто-то из пациентов заметил арбалет, спросил —  мол, а это что за штука, зачем она вам нужна —  и, конечно же, полез трогать, едва не активировав механизм. Удалось вовремя забрать, но тогда, пожалуй, был самый страшный момент, связанный с оружием, за всю дагортскую практику.
И на сей раз смертоносный механизм не пригодился. Местные побаивались Инквизиции,  но Таны, плохо разбираясь в местных верованиях, справедливо полагали, что боги и ревнители сфер духовных на бренной земле ими не должны интересоваться.  Они приходили в храм Старателя, который якобы должен покровительствовать их занятиям, но это делалось скорее для людей. Все верования, будь то учение о мудрости Вождей или боги —  все это о людях, считал Андреас, а все «чудеса» и «магию» относил к проявлениям сил природы, принцип которых просто еще не понят смертным разумом.
Дана, конечно же,   интересовалась оккультными верованиями, но тут первым цензором выступал ее же брат. Не запрещал, просто фыркал на «дурацкие суеверия». Метки какие-то, Мнимые, Сущности… Лучше бы чертежи свои еще разок проверила. Высказывал Андреас эти соображения в обычной манере «есть два мнения, мое и неправильное», однажды они из-за этого не разговаривали целую неделю.
  Андреас окинул взглядом мужчину, назвавшегося Клиффом Холджером. Эту историю о Пустоте, о куполе, о том, что инквизитор столкнулся с чем-то необъяснимым в прямом смысле лицом к лицу, знали все —   читали в газетах, пересказывали, шептались, посетители внизу обсуждали после энной кружки. Герой оказался немолодым человеком, немного похожим на их с Даной отца. Шрамы указывали на то, что Холджер действительно сталкивался с чем-то малоприятным. Должно быть, инквизитор —  непростая профессия…
«Чего ему от нас-то надо?»
Открыл он карты очень быстро.
Андреас уже отвечал на подобные вопросы, в конце концов, патент-то они получали.
- Мы… Причастные Коллектива Нижней Сферы, приоритет: наука,  —  он говорил на индарском, потому что в Общем не было некоторых терминов, ну или не хватало языковых познаний. Андреас даже оглянулся на сестру, может, она переведет? —  Дана механик. Я… у вас таких людей называют месмерами. Но я не создаю никакой,  эээ… магии? Никаких приворотных зелий, никакой «удачи в склянке», никаких «эликсиров красоты». 
Ему бы не хотелось рассказывать подробности. Пусть лучше считает, этот герой-Холджер, что они заурядны. В общем-то так и было. «Жидкий ток» по-прежнему оставался только теорией, не так ли?

Посетитель не понравился Дане с первого взгляда. Такие люди, как Клифф Холджер, везде выглядели удивительно уместно, как будто были если не хозяевами, то по крайней мере, имели полное право находиться там, где находились. Но это место принадлежало им, Танам - до тех пор, пока они аккуратно вносили арендную плату. 
И он заметил ее арбалет.
- Извините за меры предосторожности, - после брата подала голос Дана с видом “да, это оружие, ну и что?” - Небольшая страховка с тех пор, как нас пытались ограбить. Некоторые местные считают, что чужаки все поголовно богаты, - она улыбнулась одними губами. Говорила Дана с заметным акцентом, который делал звучание местного наречия более грубым, не пытаясь смягчить его. - …хорошо бы, если бы это было так. Чем еще можем быть полезны, господин Холджер?

Отредактировано Андреас Тан (2019-07-02 11:56:30)

+4

7

Невозможно знать все, так и Клифф столкнулся с тем, что и для него нашлась преграда — смешно, именно в той сфере, которую он считал одной из своих самых сильных. Редко сталкиваясь с языковым барьером, сейчас он не удержался, цокнув языком, едва услышал речь Андреаса. Индарская республика позиционировала себя закрытым обществом, они, если память не изменяла, так свой круг и называли, Инквизиции на ее территории не было, как и проблем с еретиками, и пусть с Дагортом отношения находились в шатком положении, это слабая причина, чтобы посвящать изучению чужого языка время. Кое-что Клифф все-таки знал — от разведчиков, с которыми встречался, посланных в республику. Но этого было мало.

Он понял все, что можно отнести к официальному: Коллектив, наука, механика — это то, чем в принципе жили индарцы. Андреас также сказал что-то о месмерах, достаточно много, хотя, сопоставив, можно было догадаться, что так он представлял себя, чтобы Клиффу было проще понять, кем Андреас являлся.

Семеро, если он хотел что-то сделать проще, лучше сказал бы даже на ломанном Общем.

В отличие от него, благо, Дана использовала именно его. Испытывая определенные трудности, с акцентом — и все равно это уже другое дело. По сравнению с попытками уловить что-то в чужой речи — вовсе как чистый образцовый Общий. Спасибо, Дана. Несмотря на арбалет и готовность оставить в непрошенном госте дыру, ты, определенно, прекрасная женщина.

Впрочем, при этом она и не сказала ничего из того, что Клифф рассчитывал услышать. Так он и сказал:

— И все-таки вы не ответили на мои вопросы, — Клифф слегка улыбнулся, снова переключившись на окружающие интерьеры. Его взгляд привлекли склянки и колбы, стоящие на полках. Некоторые были наполнены какой-то жидкостью, некоторые пустовали, ожидая своего звездного часа. — Что умеете, что практикуете, что хотите, — медленно повторил он, совершенно точно зная, чего они хотели именно сейчас: чтобы он оставил их в покое. Но нет, пока нет. — Вы ученые, а ученые вряд ли променяют свои идеи на то, чтобы просто делать мази от ушибов и ремонтировать рабочую утварь.

+3

8

*совместно с Андреасом

Понимать инквизитора было проще, чем рыбаков, торговцев на рынке или даже бывшего трактирщика-хозяина: Холджер говорил на правильном языке, почти на том, каким были написаны книги, никаких местных словечек, диалектных выражений и присловий, которые иногда ставили в тупик.
Но заставить себя отвечать Андреасу было нелегко: он знал, что его разговорный Общий оставляет желать многого, и боялся сказать что-то неверно, криво, неправильно: не из страха перед инквизитором, совсем нет.
Андреас боялся выставить себя на посмешище. Он должен быть хорош, если не идеален, во всем, даже в языке, на котором никогда не говорил прежде, до того, как они с Даной оказались в этом королевстве.
Сестра относилась к возможным несовершенствам куда проще. Акцент? Неверное сочетание падежей или глаголов? Это проблема того, кто слушает, не так ли? Однако Дана и училась быстрее, подхватывая без особого труда тот самый «обычный» язык, который сильно отличался от книжного.
И все же пришлось перейти на Общий: покрытое шрамами лицо Холджера, конечно, отличалось эдакой профессиональной «невыразительностью», контролем над эмоциями, но Андреас понял, что тот едва ли его понял.
- Мы работаем вместе, —  он кивнул в сторону Даны, которая даже не потрудилась соорудить милую улыбку, Андреасу пришлось это делать за нее, хотя что-то подсказывало, что улыбка симпатичной девушки немного больше понравилась бы инквизитору, чем этот же маневр в исполнении мужчины. —  Металлы. Растения. Это связано. Все.
Было проще показать, и Андреас открыл чертеж —  ничего нового, просто трубка-ингалятор для людей, которые страдают от хронического кашля.
- Горячая соль. Мята.
Он продемонстрировал колбу.
- Дана сделала маску. Здесь тепло. Пар, —  благодаря конструкции аппарат-ингалятор долго сохранял целебное тепло. Простая штука, хотя и эффективная.
Холджеру, очевидно, этого было недостаточно. Андреас снова переглянулся с сестрой: рассказывать инквизитору то, что еще не существует, не имело смысла.
- Мы многое… потеряли. Приходится снова.
Это почти правда, хотя основные исследования все же удалось спасти.

Дана наблюдала за этим спектаклем “соль-мята-пар” со скептическим выражением лица. Довольно странные вопросы задавал господин инквизитор, подразумевалось, что они так сходу должны выложить всю подноготную? Да, разумеется, господин инквизитор, у себя на родине мы занимались протезами, экспериментируя на бродягах, и нам очень не хватает этого на новом месте жительства. Мы добились определенных успехов, например, крыс со стальной лапой по кличке Геральт уже не пытается отгрызть себе “лишнюю” конечность, и отторжение тканей при других экспериментах происходит все реже. Хотите, изготовим вам парочку стальных клешней? Служба ваша опасная, должно быть, и непредсказуемая…
- Кхм, - Дана потерла переносицу, - в данный момент нас полностью устраивает наше положение. Надо с чего-то начинать, даже если это мази от ушибов.
Дана поставила бы десять монет против куриной косточки, что инквизитор явился к ним не просто так. С момента прибытия они вели скучную, до зубовного скрежета приличную и пресную жизнь обывателей, пытающихся заработать на кусок хлеба - по крайней мере, старались делать такой вид.
Она выжидающе уставилась на Холджера.

Отредактировано Дана Тан (2019-07-07 00:41:16)

+4

9

Попытки Андреаса объяснить напоминали то, как путешественники разговаривали с дикими племенами, не хватало лишь наглядных примеров — поочередно указывать на себя, Дану, какие-то растения, металлы. Сравнение немного позабавило Клиффа, впрочем, в этом не было насмешки над Андреасом, просто личные воспоминания давно минувших дней.

Когда тот поманил его, чтобы что-то показать, Клиффу наконец-то стало интересно: именно поэтому он был здесь, хотел оценить их потенциал. Но, как оказалось, ничего революционного его не ждало.

Прибор, который ему показали — это ведь что-то вроде того, как больные сидели над ведром с горячими смесями из трав с покрытой полотенцем головой? Вдыхали горячий пар. Не новое решение — упрощение.

Клифф, определенно, испытал бы разочарование, но только если бы не знал всего, что ему рассказали об этих двоих. Не хотелось так скоро прибегать к этой информации. То, о чем не распространялись, едва ли могло являться подспорьем для хороших отношений. Дурные воспоминания, подозрения. И тем не менее, они уже могли догадываться о том,  о чем он в курсе и к чему он клонит: они — беглые преступники на своей родине, а преступники обычно что-то делают, прежде чем им выносят обвинение. И как Клифф уже сказал — ученые не променяли бы своих идей на мази и починку рабочей утвари.

— Вы просто теряете время, — сказал Клифф, без обвинения — с сожалением. — Почему вы не работаете вместе с Коллегией? Ученые говорят на одном языке. Вы могли бы продолжать свои исследования там — для этого Коллегия и нужна. 

И все же он решил озвучить то, чего планировал избежать.

— Не поймите меня неправильно, мисс, — Клифф обращался к Дане, он уже успел понять по их короткому разговору: пусть Андреас с трудом изъяснялся на общем, но был более мягким и явно готов к какому-никакому диалогу, а вот Дана — нет. Дана закрывала готовую гостеприимно открыться дверь на плотный засов. — Но я бы не хотел становится свидетелем, как при дефиците людей, имеющих голову на плечах, эти люди сами становятся на одни и те же грабли.

+6

10

Cовместно

За спиной ощущался взгляд Даны. Насмешливый —  немного, совсем чуть-чуть. Настороженный —  безусловно. Она не хотела выдавать секретов, он ее полностью поддерживал, но и оба же согласились, что прятать лучше всего на видном месте, скучные алхимик и механик, умеющие лечить и чинить, полезны, но ничем не примечательны.
А крысы с протезами —  рабочими, почти живыми, но лишь почти, —  это ведь даже не запрещено, верно?
Холджер цепко осматривал каждую деталь, но здесь не было ничего, что могло вызвать подозрения. И даже если крысу отыщет в порядке обыска —  ну в самом деле, не предъявит же им королевство Дагорт обвинение за истязание серого паразита, пойманного, кстати, на месте преступления: за порчей мешка с пшеном?
- Коллегия… Мы там были.
Андреас кивнул.
- Мы готовы сотрудничать, —  он совершенно точно неправильно поставил ударение в этом слове на Общем языке, но было все равно. —  Но пока… все это, —  Андреас обвел рукой пространство, подразумевая   события, связанные со слухами о якобы поглощенном континенте.  —  Мешает. Слишком странно все. Вокруг.
Был его черед задать вопрос:
- Что вы видели там?
Холджер знал, конечно, о чем его спрашивают. И, наверняка, уже отвечал. Не одни Таны оставили за куполом своих близких и родственников. Страх перед наемными убийцами причудливо перемешивался со страхом за семью. 
“А каким извилистым путем от Коллегии исследований к нам пришел инквизитор?” - могла бы спросить Дана. Но пока предпочитала отмалчиваться, наблюдая. Клифф как будто ждал, что они сейчас раскроют перед ним всю подноготную, перечислят по списку все свои дела - прошлые и будущие. Андреас, по своему обыкновению, начал очень издалека, и боги, как же Дана не любила всех этих хождений вокруг да около!
- Мне кажется, всем нам будет проще, если вы прямо скажете, с чем пришли, господин Холджер, - заявила, наконец, Дана. - Осмотрите хоть все комнаты, у нас вы не найдете запрещенных техник или… кого ловят инквизиторы? Адептов злой магии? - она усмехнулась. - Мы с братом не верим в магию: все имеет рациональное объяснение, даже если ваши глаза говорят об обратном. Мы не проводим опытов, которые могли бы повредить гражданам или гостям Дагорта - хотя, возможно, кто-нибудь и думает так. Здесь мы чужаки, а люди недоверчивы. Но можем ли мы создать нечто особенное для вас? Да, можем. Ну так… о чем речь?
Андреас оглянулся на сестру: эй, у нас тут появился шанс узнать о Пустоте что-то понадежней россказней моряков, трактирщиков и нищих "пророков" со всяким "покайся, ибо грядет".  Феномен, так или иначе, был интересен.

+3

11

«Пытки надежнее разговоров» — так или примерно так считали многие инквизиторы, кто провел немало допросов. Не только по отношению к язычникам, но и к обычным людям, ведущим жизнь хотя бы похожую на праведную. Горький опыт приводит к выводам, затрагивающим все. Не сразу, но постепенно. Люди любят возводить свои переживания, опасения, знания в абсолют: обманули здесь — обманут везде, хотят зла здесь — нужно оборачиваться на всех. Таны не спешили раскрывать свои тайны, очевидно, по тем же причинам. Инквизиции на их родине не было, зато были те, кто стоял у власти и также много спрашивал, требовал отчетов, в любой момент готовясь подрезать крылья. Клифф, возможно, казался им таким же.

И все же, хоть разговор шел не по самому лучшему сценарию, он был доволен: они начали спрашивать. Хорошо. Ученые, которые не спрашивали, не стоили ничего.

— Адаптация. Понимаю, — Клифф кивнул, как будто бы действительно удовлетворившись ответом.

А вот сам с ним медлил. Он не ошибся по поводу Даны — та разразилась тирадой, насквозь прошитой недоверием, нетерпением, обвинением; будь это и правда лоскутами ткани, на ней были бы неровные грубые стежки. Выдержка не ее сильная сторона — по крайней мере в том, что касалось общения с другими людьми. Прямая, жесткая. Неплохо, неплохо.

Клифф ответил ей такой же усмешкой — такой же, пожалуй, неуместной. Они все тут были чересчур неуместными: ни чужаки, искавшие убежище там, где, казалось бы, найти его не могли, ни инквизитор, интересующийся наукой.

— Принимаете вы это или нет, но боги себя проявляют. Магия, как вы сказали. Осквернители, эпигоны — они творят вещи, которые иначе не объяснить. — Клифф готовился говорить много, поэтому, не ожидая приглашения, прислонился к столу, давая отдых ногам. — Пустота же… Пустота — так назвали то, что теперь нас окружает. Она кажется чем-то другим. Темные боги дают скромные дары своим последователям. Какими бы ни были их способности, ими распоряжается человек, а у человека, как известно, желания маленькие. Я бы сказал, что Пустота похожа на чудеса Семерых — они всеобъемлющи, касаются всех, такими и должны быть чудеса, но это было бы богохульством. Впрочем, вряд ли вы, — Клифф снова усмехнулся, —  будете меня в этом обвинять.

Как для них выглядел его рассказ, он понимал: как полная ерунда, сказки, заблуждение — он не раз встречал тех, кто не верил ни в какие высшие силы. И конечно, тоже считал это заблуждением.

Стороны, которые никогда не сойдутся.

— Там я видел животных, которые даже не встрепенулись, когда их накрыла Пустота. Темнеющая масса, но странно — похоже, они не считали ее угрозой. А еще я видел, как тысячи людей остались за пределами купола на подходах к Великому Мосту — он не был разрушен, шаг вперед — и они уже на нем, в безопасности, и все же никто из них не вернулся. — Клифф сделал паузу, переводя дух, он не любил говорить много. — Пока что нас защищает купол. Чудо, подаренное нам Семерыми. Но знаете, что общего у всех чудес? Они недолговечны. — И он, наконец, перешел к главному: — И я хочу, чтобы мы были готовы. Но для изучения Пустоты потребуются люди… и жертвы.

+3

12

«Тсс», —  Андреас сделал этот жест одними губами, незаметно, как он надеялся, для визитера. Они с Даной не всегда понимали друг друга с полуслова, чего бы там ни говорили о близнецах —  или, в их случае, двойняшках; но вовсе не потому, что не были способны.
Еще как могли, вот только оба обладали вполне сравнимым упрямством и могли специально игнорировать другого.
Сейчас Андреас просил сестру уступить, подразумевая: это выгодно и нам.
И он не спорил с инквизитором Холджером, даже попытался сделать подходящее выражение лица:  то самое, которое приличествовало носить на встречи Коллектива, хотя у них всегда было скверно с восторженной преданностью —  или религиозным экстазом.
- Там, откуда мы родом, в богов не верят.
Теологический диспут Андреасу давался проще бытовых разговоров: книги-то, по которым изучал Общий, писали о «суеверных варварах». Главное не назвать Холджером одним из тех выражений.
- Человеческий разум —  единственный бог. Один человек ничего не стоит. Коллектив —  это бог. Так говорят. Но мы… всегда сомневались.
Это была правда.
Не совсем; и Андреас умел играть со смыслами, даже на языке, который оставался ему чужим. Они сомневались в истинности своей «веры», но торопились ли принять чужую? Вовсе нет.
- Мы хотели бы объяснить.
Он слушал о Пустоте, понимая, что «честное» лицо вряд ли удалось удерживать —  в отражении в лопасти ветряка, начищенной до блеска, Андреас мельком увидел себя: только что не облизывался. Для чего бы ни пришел этот человек, сейчас это Холджер отдавал им знания.
- Мы слышали, что Пустота не убивает, а меняет. Что остается там, где она?

- Я… мы, —  Дана наверняка присоединится, она не может не уцепиться за подобный шанс, и ведь Холджер, похоже, действительно пришел просить о помощи. В инквизиторской манере, конечно. —  Хотели бы осмотреть такого.

Первое, что сделала Дана, услышав предложение Холджера - подошла к двери и закрыла ее на задвижку. Слишком серьезная тема для разговора, чтобы быть случайно подслушанной явившимся невовремя посетителем.
- Присаживайтесь, господин Холджер… - она вернулась на место и опустилась на стул, указала гостю на свободный, пока тот вежливо подпирал стол. Андреас за его спиной делал ей “глаза”, мол, в чем дело, Дана? Мы же ждали подходящего случая столько времени, вот же он, неужели тебе неинтересно? -  Иногда жертвы действительно неминуемы, даже при всех принятых предосторожностях, и я рада, что для вас это не тайна. Что ж... если это официальное предложение работы, - она снова взглянула на брата, - то нам нужны гарантии. И тогда наши знания - в вашем распоряжении.
Себя Дана не видела, но могла предположить, что сейчас ее глаза загорелись так же, как у брата. Изучать Пустоту, шутка ли?! Хотя бы ради того, чтобы доказать торжество рацио над суевериями. Холджер производил впечатление умного и осторожного человека, но и он дитя культуры, в которой вырос, а по части науки Индария была далеко впереди. Дана поймала себя на том, что думает о родине в прошедшем времени, и на секунду позволила себе отвлечься. Ничто не обращается в ничто, и если люди и животные за пределами купола могли выжить, то почему не быть другим куполам? Да, инквизитор сказал о воле семерых богов, но с богами у близнецов всегда были сложные отношения…
- И мы не станем набивать себе цену и говорить, что нам неинтересно.
Впервые с начала их встречи Дана улыбнулась почти по-настоящему.

Отредактировано Дана Тан (2019-07-18 22:18:42)

+4

13

Упертые, какие упертые. Можно не верить в богов, можно даже считать, что осквернители и эпигоны — просто хитрые фокусники, секрет которых никто не может разгадать, но упорствовать в том, что нет ничего сверхъестественного, когда оно прямо тут, рядом, окружает Дагорт непроницаемой стеной — это совсем уж странно. Не думают же они, что у короля вдруг совершенно случайно оказалась необходимая технология, карта, разыгранная в нужный момент, и он настолько кровожадный, что решил похоронить всех остальных, обрекая собственных людей на полную изоляцию? В любом случае разговор об этом Клифф заводить не хотел. Может быть, потом, когда будет время и желание почесать языками.

Главное — они заинтересовались, настолько, что это стало сложно скрывать. Маленькая победа, впрочем, и довольно легкая: покажи ученым тайну, которую еще никто не разгадал — и результат не заставит себя ждать.

— А слухи разлетаются быстро…

Он сам не так давно вернулся в Дагорт — все-таки путь от Великого Моста с таким количеством душ за спиной требует больше времени, а люди что уже только не придумали. Небылицы, ужасы, так всегда бывает. Некоторые даже могли оказаться пророческими.

Но пока это все выстрелы в темноте.

— Однако это всего лишь слухи. Мы еще ничего не знаем. Мне неизвестно, возвращался кто-то или нет — прошло всего десять дней.

И пройдет еще больше. Клифф догадывался, что даже если кто-то и вернулся, семьи не станут бежать об этом докладывать, прекрасно понимая, что этого человека сразу же заберут — и один Старец знает, что с ним сделают, чтобы все проверить. Нет, они будут молчать, скрывать, как бы человек ни изменился. Это люди науки могли с энтузиазмом ставить опыты друг на друге или на себе — обычные люди хотели просто жить как раньше.

— И торопиться отправлять экспедиции я не собираюсь, пока не узнаю, как Пустота влияет на живое. И что вообще там, в Пустоте. Что до предложений и гарантий… — Клифф сощурился. Он так и не принял вежливое приглашение присесть, оставшись на месте. Ни к чему это, они уже почти закончили. — Гарантии нужно спрашивать мне. Я не буду брать кота в мешке, если вы понимаете, о чем я. На данный момент все, что я о вас знаю, это то, что вы делаете мази и чините инструменты. И, — он кивнул на стол, где Андреас разложил чертежи, — упрощаете уже существующие методы. Так что подумайте о том, что вы сможете предложить. Ваши тайны мне не нужны. Мне нужен способ заглянуть в Пустоту. Механический. И заглянуть как можно глубже. На этом все.

Клифф оттолкнулся от стола и прошел до двери, отдернул щеколду, но помедлил, прежде чем открыть дверь. Не оборачиваясь на Танов, он вдруг сказал:

— Вместе со мной с материка бежало много людей, в том числе дети. Здесь у них ничего нет. Был бы признателен, если бы вы взяли несколько ребят на обучение. Научили бы считать, делать простые смеси. Иначе им придется очень тяжело.

+3

14

Cовместно

Осторожность и любопытство.
Задай ему кто-нибудь вопрос, Андреас ответил, мол, в нем всегда побеждает первое, и вообще он исключительно скучный человек, для которого лучшее времяпровождение — растирать цветы и ягоды, добывать из них вытяжки, чтобы составить правильную мазь или микстуру, а лучший отдых —  почитать книгу или вообще подремать после сытного ужина.
И он бы даже не солгал.
Ну, почти.
Сейчас Дана щелкнула задвижкой, а инквизитор Холджер перешел к тому, что смело можно было называть торгами. Сначала Андреас продолжал делать нейтральное выражение лица, и только кивнул:
- Конечно. Мы могли бы обучить.
Это логично. Чтобы получить что-то, приходится платить. Андреас переглянулся с сестрой: их работа не имела отношение к инквизиции, магии черной, белой, да хоть фиолетовой в белую полоску.
Без нее он не стал бы решать, и все же вкрадчиво проговорил —  Холджер как раз отправился к двери, это был типичный жест «торговли»:
- Постойте.
Дана может отказаться. Разработки принадлежат обоим, но… они ведь не могут просто взять и упустить шанс, не так ли?
- На нашей родине холодные зимы. Если выйти в море без особой одежды, умрешь. Поэтому одеваются, —  Андреас изобразил жестом, прикрывая руками нос, рот.  —  Возможно, от этой пустоты тоже можно создать… защиту. Доспех.
Слово было устаревшим, кажется. Не совсем то, что он подразумевал, но сойдет. Оставалось только показать —  что-то вроде того протеза  на пружинах, который мог заменить недостающую конечность, но это уже должна была сделать Дана. Если захочет.

Дана выразительно закатила глаза. Очень мило со стороны господина Холджера - дать расплывчатые обещания, ничего материального, и еще и потребовать дополнительных услуг с их стороны, ведь никого не обмануло бы это “я был бы вам очень признателен”... кроме, кажется, Андреаса. Тот уже заглотил наживку и готов, был, кажется, наизнанку вывернуться, лишь бы дали поисследовать. Дана, конечно, любопытствовала не меньше, но надо ведь и лицо сохранить, нет?
- Чрезвычайно сочувствуем этим детям, - холодно произнесла она вслух, не поднимаясь с места, - но у нас, господин Холджер, все-таки, не сиротский приют. Или же ваша “просьба” подразумевает полное содержание?
Возможно, им и пригодились бы помощники, сколько раз Дана и Андреас досадовали на то, что приходится тратить время на самоличную мойку пробирок или натирку графита для создания реагентов, но брать помощников не рисковали - не хотелось обнаружить одно из своих изобретений запатентованным под чужим именем. А сейчас им предлагалось... самолично пустить в дом возможного шпиона Инквизиции? Танам нечего было скрывать - но это не означало, что они готовы вывесить семейное исподнее на обозрение всему Дагорту.
- Какие у нас гарантии, господин Холджер? - напомнила Дана. - Вы пришли к одним из лучших в своем деле, - она наклонила голову к плечу, - вы же наводили справки, верно? Мы, может быть, и лечим рыбаков и ремесленников, но не продаемся задешево.

+3

15

Ну, что же, попробовать все равно стоило. Клифф не питал иллюзий относительно этого небольшого трюка, тем более что дети, о которых он говорил, действительно существовали и даже сидели тут же, внизу, ждали, пока он вернется. Таны наверняка увидят их, если вдруг будут провожать его взглядами в окно.

И все же Дана оказалась непреклонной, качество и слишком ценное, и одновременно такое, что делало из человека непроходимого барана. Граница между этими двумя разницами могла быть тоньше бумаги.

Плевать Дана хотела на детей, как это, впрочем, делали все, и она продолжала требовать с Клиффа гарантий. Но — каких гарантий? Что их не тронут? Что им предоставят условия и доступ к исследованиям? Или все проще — что им заплатят? Как будто кто-то всерьез тут рассчитывал, что в следующий раз Таны выкатят законченный проект, и останется только забрать его во имя святого дела Инквизиции. Нет же, у них не было ни средств, ни возможностей — едва ли забота об ушибах и поломанных инструментах приносила много денег. Единственное, что им предлагалось — подумать, как лучше сделать, нанести чертежи на бумагу, чтобы хотя бы оценить, на что они способны.

Работы предстояло много, она только начиналась. Клифф не мог себе позволить возиться с чужими аппетитами и условиями и готов был привлекать кого угодно, кто в состоянии был бы оказать содействие.

Кто понимал, что речь шла о выживании, а не лелеянии своей гордыни.

Клифф все же открыл дверь и вышел в коридор. Впрочем, без ответа он Танов не оставил.

— Я попросил вас всего лишь подумать, и вы, так или иначе, будете думать, — Клифф не удержался от слабой улыбки, — вы же ученые. Но пока вы не можете договориться между собой, не думаю, что нам есть что обсуждать. Отправьте мне письмо, если придете к соглашению, и мы продолжим.

Он толкнул дверь с другой стороны, закрывая ее. Прощаться он не стал — почему-то казалось, что им это не потребуется. Хотя предчувствие не всегда подсказывало верно.

+3

16

*совместно

- «Пока вы не можете договориться между собой», - Андреас очень тяжело вздохнул вслед инквизитору, а взгляд был устремлен на сестру и отражал просто-таки физическое страдание, вместе с обидой и укором.  Этот взгляд в сочетании со вздохом использовался в исключительных случаях. Например, когда из-под носа уплывало - ну, не совсем уплывало, но все же, - что-то поистине интересное.
- Послушай, ты могла бы...
Андреас сделал неопределенный жест рукой, словно указывая вслед ушедшему. А потом тяжело опустился в свое кресло, добавив еще один вздох, чтобы уж точно сестру проняло.
- Мы здесь чужие. Нам не помешали бы знаешь ли, связи. Хорошие, надежные связи. Этот человек мог бы быть очень полезен во всех смыслах, а если мне дадут исследовать эту Пустоту, чем бы она ни была, я готов хоть до ночи работать в сиротском приюте.
Андреас сложил руки на животе. Укоризненный взгляд никуда не делся.

Дана фыркнула. Андреас очень хорошо умел показывать свое недовольство, и там, где кто-нибудь другой взорвался бы или наговорил много всякого… интересного, ее брат действовал тяжкими вздохами. Взглядами. Выражал всей своей позой, боги знает как - даже спина его (будь Дана сейчас в состоянии увидеть его спину), говорила бы “ты перегнула палку”.
- Да брось, - чтобы не лицезреть укоризненного донельзя брата, она отвернулась к своему “крабу”, - не думаешь ли ты, что он действительно хотел дать нам экспериментировать с Пустотой. Это была попытка… познакомиться. Прощупать. Узнать, насколько мы готовы прогнуться под власть.
Она неприязненно повела плечами. После случившегося на родине Дана в меньшей степени доверяла властям, чем каким-нибудь бандитам с большой дороги. Бандиты, по крайней мере, просто хотят заполучить твои деньги. Властям, чаще всего, требуется гораздо больше.
- Не узнаю тебя, Энди, - она все-таки посмотрела на брата через плечо. - Ты действительно хотел бы продемонстрировать ему все наши разработки… просто так? Просто… просто потому, что он закинул удочку с приманкой “исследования”? - Дана покачала головой. - Пока я услышала только красивые слова, расплывчатые обещания и не увидела никаких тому подтверждений.

- Он был там, —  медленно проговорил Андреас.
Для Даны он был просто «Энди», большой и неуклюжий, привычный, как домашняя одежда. И действительно, обычно именно сестра вела обоих вперед во всех смыслах, но… они шли вместе, ему просто требовалось чуть больше времени.
- Он был в Пустоте, вернулся живым и невредимым. Я не знаю,  что это такое. У меня ни единой версии, - и это тоже причиняло почти физический дискомфорт, вроде занозы под ногтем, а потом у Андреаса вырвалось совсем уж нерациональное.
- Он может знать, что случилось с теми, кто остался по ту сторону купола. С нашими… родителями.
Дана не поймет.
Отец с матерью никогда не представляли собой воплощение идеальной семьи. Любовь иррациональна, как и надежда.

Дана обернулась к брату теперь уже всем корпусом, и некоторое время молча изучала его, как будто вместо чего-то привычного, вроде любимых домашних шлепанцев или кувшина для воды увидела ярмарочный столб с уличного гуляния - явление столь же неуместное, сколь и внезапное в их скромном обиталище.
- Ты так думаешь? - в тоне явно звучала насмешка. - А я считаю, что ничего он не знает, иначе не пришел бы к чужакам. И даже если допустить… - она оперлась ладонями о стол, глядя в упор на Андреаса, - что “знает”. Даже если допустить что те, кто остались вне купола - живы. Родители - последние, с кем бы я хотела говорить.
Впрочем, это не означало, что Дане вовсе было неинтересно, что есть Пустота, откуда воздвигся купол, и что сталось с их родиной. Просто выживание она ставила сейчас выше всего остального. А слепо следовать за Клиффом означало подставить себя под удар. Дана не собиралась этого делать. Нет-нет, только не снова.
Никогда больше.

- Давай договоримся, —  проговорил Андреас, —  если у нас будет, что предложить господину инквизитору —  мы вернемся и потребуем платы. Все честно, верно?
Он побарабанил пальцами о поручень кресла.
Потом снова сложил руки   на животе.
- Он будет ждать, не сомневайся. Он забросил удочку, и ждет, когда мы клюнем… и это рискованно, я понимаю, но…
Притягательно. Андреас сам себя ощущал рыбой —  чем-то вроде жирного зеркального карпа, —  который клюнул на червяка, крючок подцепил губу, не соскользнешь.
- У него есть то, что нам нужно. Если у нас будет то, что нужно ему, это может быть вполне достойная сделка. И полезные знакомства, не забывай о них.
Дана помедлила, затем пожала плечами.
- Звучит разумно, о мой рациональный братец, - она сделала два шага вперед и опустилась на ручку кресла Андреаса, приобняла его за плечи, - но если господин инквизитор нас обманет, нам придется искать способ сбежать из-под купола?
Тон ее был предельно серьезен.
- Договорились.

+3


Вы здесь » Дагорт » Игровой архив » 9, месяц дождей, 1808 — ученые умы как драгоценные металлы