ВСЁ ЗАКОНЧИТСЯ, НО ЭТО НЕ ЗНАЧИТ, ЧТО ОНО ТОГО НЕ СТОИТ
Когда он еще жил в Морионе, до Фасбрука доходили различные слухи о местных деревеньках, одна меньше другой. О жителях, работающих не покладая рук и сторонящихся приезжих. О порой слишком радикальных методах решения проблем. Но разве можно их в этом упрекнуть? Эдер не верил всяким домыслам и небылицам, а если бы в его дом заявилась банда ученых, сующих свой нос куда не следует, то не исключено, что он сам бы тоже взялся за факел. Он слегка усмехается, выпуская ароматный сгусток дыма изо рта и глядя на здание, которое с трудом можно назвать трактиром. Пока что лучше не лезть со своими собственными расспросами.
время в игре: месяц солнца — месяц охоты, 1810 год

Дагорт

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дагорт » Архивы канцелярии » Лисандр Пэйтон, 18 лет


Лисандр Пэйтон, 18 лет

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Лисандр Пэйтон


http://sd.uploads.ru/9Rtc0.jpg Чем меньше знаешь, тем проще жить. Знание делает человека свободным, но несчастным. Выпьем лучше за наивность, за глупость и за всё, что с нею связано, — за любовь, за веру в будущее, за мечты о счастье; выпьем за дивную глупость, за утраченный рай!

То, как вы известны: лорд Лисандр Пэйтон.
Возраст: 18 лет.
Род занятий | Путь: наследник Киллиана Пэйтона; студент дагортского университета | вивисектор.
Сложность: высокая.
Отличительные черты: Arhad [Reminiscence Adonis]
Лисандр непримечателен внешне: средний рост, среднее телосложение, грубоватые, но без заметных изъянов черты лица; и лишь глаза – ярко-голубые, унаследованные от отца.
Впрочем, аристократ в нём угадывается легко: по изнурительно вышколенной осанке; по гибкости движений, порождённых танцами; по неторопливой плавности движений; по хорошо поставленному голосу; по одному только взгляду.
Он мало похож на южан, переняв внешность от своей матери, но в его облике почти всегда чувствуется тепло: в доброжелательности взгляда и мягкой улыбке. В своей безукоризненной вежливости Лисандр мог бы показаться равнодушным, не проявляй столько участия к окружающим.
Под богатыми одеждами прячется отнюдь не изнеженное тело; у него есть и шрамы, но отнюдь не боевые – ожоги от яда кайнура. И больше всего их на руках вкупе к огрубевшим из-за оружия ладоням.

рост 175 см/ вес 68 кг


ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ Судьба никогда не может быть сильнее мужества, которое противостоит ей. А если станет совсем невмоготу — можно покончить с собой. Хорошо осознавать это, но ещё лучше сознавать, что, покуда ты жив, ничто не потеряно окончательно.
Лисандр был хорошим ребёнком.
Послушным, усердным и усидчивым; конечно, и ему были свойственны шалости, порождённые в большей мере неопытностью ребёнка, нежели вредностью, но каждый урок усваивался сразу. Больше всего он боялся огорчить своих родителей и делал всё возможное, чтобы этого не допустить.
На самом деле он был очень счастливым ребёнком.
Семья любила его – это ли не высшая благодать? И он отвечал не меньшей любовью со всей трепетностью, на которое способно сердце ребёнка.
Широко раскрытыми от восхищения глазами он наблюдал за отцом: когда открыто, если у того находилось свободное время, когда подглядывал тайком за его делами и разговорами, аккуратно прячась. Понимал он мало из этих бесед, да и не пытался – гордился молчаливо и мечтал однажды вырасти таким же.
Маму же любил со всей нежностью, тянулся к её ласковой улыбке и за тёплыми объятиями. Она пела ему колыбельные и рассказывала легенды о богах и героях, о чудищах и духах, но гораздо чаще – о привязанностях, о дружбе и любви. Мама тоже учила его, со всем терпением и ласковостью; наверно, она хотела, чтобы её сын вырос хорошим человеком.
Первый его шрам – шрам на сердце.
Послушные дети не шумят. Хорошие дети не выплёскивают прилюдно эмоций. Правильные дети умеют себя правильно вести. И, глядя на полыхающий огонь, пожирающий тело его матери, Лисандр не плакал, не хватался на отца; он молча провожал её к Неведомому. Сломало его дома, в одиночестве в его комнате – боль, словно копьё пронзившее сердце и разошедшееся острыми шипами, разрывала изнутри, раздирая на клочки. Он любил со всей незамысловатой искренностью сына и ребёнка, и он потерял.
Утешение нашлось не сразу: после недель беспросветной тоски успокоение настигло в стенах собора, под теряющимся в темноте сводом. Молитвы обнимали его, вместо матери, и пусть это не одно и тоже, на душе становилось немного светлее. Всё чаще его дорога пролегала к богам, и не всегда в молитвах; атмосфера соборов убаюкивала даже в самые ненастные времена.
В соборах он всё больше знакомился с людьми – самыми обычными, что жили в Редларте. Ему нравились эти люди, большая их часть; он жаждал помогать. Знал, что Пэйтоны зависят от людей, что им подчиняются, не меньше тех, кто подчинялся. Знал, что в их силах сделать жизнь этих людей невыносимой, тогда как в их изменится немного; вот только любовь сильнее и крепче страха.
Лисандр учился у отца. Силе и стойкости. Неистовству веры. Ненависти.
Остались и те уроки, что усвоить он не смог.
И однажды он покинул Редларт, решив продолжить своё обучение в столице. Он любил отца, безмерно им восхищался и глубоко уважал, но в тот момент проявил твёрдость. Ему хотелось увидеть тот мир за пределами Редларта, о котором слышал от матери, он жаждал познать больше, чем ему могут дать за крепкими и высокими стенами их города-крепости.
Тогда он узнал, что собственный выбор и желания могут приносить боль вместо счастья. Тогда он заработал свой второй шрам.
В Дагорте ему пришлось стать сильнее, чем прежде. В огромном городе, наводнённом Берриганами, Лисандр – чужой. Он не желал новых шрамов, а потому закрылся в броне из вежливости и спокойствия, избегая конфликтов. Он не мог позволить и единого повода посмотреть на себя косо и с подозрением, особенно после обвинений отца в сторону короны.
Лисандр поддерживал отца и отчаянно жалел, что не оказался дома в тот момент, когда Пустота разделила Редларт надвое, забрав множество жизней. С каждым годом желание вернуться домой разгоралось в нём с большей силой, но он не последовал ему. Этот путь ему нужно пройти до конца.
Вдали от дома Лисандр всё чаще стал задавать вопросы – самому себе. Он наблюдал за миром, самым обычным – столица словно замерла во времени, разве что некоторые продукты пропали; а дома в редкие за год выходные он видел купол и беспросветную тьму за ним слишком близко.
Лисандр был хорошим ребёнком. И он вырос.
Он – поколение тех, чьё детство расцвело среди огромного мира, а взросление пришлось на изоляцию.


ВОЗМОЖНОСТИ — Вы улыбаетесь, — сказал он, — И вы так спокойны? Почему вы не кричите?
— Я кричу, — возразил Гребер, — только вы не слышите.

Лисандр получил очень обширное образование: что дома, что в школе, что в университете. Впрочем, большая часть касалась жизни или светской, или же военной в разных проявлениях. Ему доступны поверхностные знания как точных, так и гуманитарных наук, затронутые лекциями университета, но скорее в рамках самообразования и поддержания более напыщенной светской беседы – иногда достаточно показаться умным.
Его семью не зря связывают с лошадьми: Лисандр прекрасный наездник, способный управляться с конём даже без узды и седла. К лошадям он относится со всей любовью, заботясь о них, как о добрых друзьях.
По части мира животного его знания, пожалуй, наиболее обширны, что связано с его интересом к вивисекции. Лисандр нельзя назвать опытным дрессировщиком, но в теории он определённо хорошо подкован.
Его часто сопровождает самка кайнура по имени Трикс. Существо любопытное и игривое, пожалуй, излишне дружелюбное, выпускающее кислоту не только для нападения или защиты, но и от большого удовольствия и воодушевления. Лисандр получил кайнура в юных летах, а потому они взаимно привязаны друг к другу. У Трикс прекрасная родословная и она легко поддавалась дрессировке, но несмотря на это оставила несколько шрамов.
В Редларте у него также есть кериганн по имени Рал, но «своим» его можно назвать лишь с некоторой натяжкой: несмотря на неплохие отношения между ними двумя, Лисандр на текущий момент дома бывает урывками, проводя много времени в столице из-за учёбы, а с собой птицу не берёт, считая, что летать свободно среди пастбищ ей куда как лучше, чем в городе.
Он прекрасный фехтовальщик, но не сравним с первыми мечами королевства, будучи ещё не слишком опытным. Использует одноручный меч с полуоткрытым эфесом, дужки которого немного напоминают змей. Кроме того, пользуется боевым ножом и капсюльным пистолетом, которые часто носит с собой, если имеется такая возможность. Обучался использовать и копьё, и лук, и арбалет, сражаться ими умеет, но не любит, а потому за отсутствием частой практики не слишком хорош в использовании.


ПОИСКОВЫЙ ОТРЯД Если хочешь что-то сделать, никогда не спрашивай о последствиях. Иначе так ничего и не сделаешь.
ashenone#5251

Отредактировано Лисандр Пэйтон (2019-10-26 23:20:19)

+4

2

http://ipic.su/img/img7/fs/Vliyanie.1560273269.png


Ты обещаешь остаться — ну что за прекрасная ложь? Что же, всякое может случиться и «завтра» может вполне подождать.

корона: здесь на вас оглядываются. Вы — не голова змеи, но всё же являетесь её частью. Вы представляете угрозу, потому что ваш отец — открытый противник короны. Ваш отец может стать причиной вашей гибели и причиной, по которой любой во дворце осудит вас в любой случившейся беде. Будьте бдительны, держите свои тайны при себе.

ганза: здесь к вам равнодушны. Илле Майсон не рассказала о вашем с ней путешествии в горы ничего подозрительного. Согласно её версии, в горах на вас напали и вам чудом удалось спастись. Она не хвалила, но и не порицала вас и постепенно недоверие к вам рассеялось, вновь уступив место крепкому нейтралитету.

берриган: здесь только враги. Иногда вы ловите на себе злые взгляды. Вы не называете своего имени почём зря, но те, кому это нужно прекрасно знают кто вы такой. Вокруг вас одни враги, в этом душном городе на берегу моря ведущего в никуда.

хогг: здесь к вам равнодушны. Семья короля не питает к вам столь же негативных эмоций, какие питает сам король. Может быть, здесь вы сможете найти поддержку, на которую никогда не стали бы рассчитывать.

пэйтон: здесь вас слушают. Вам пророчат славную судьбу. Все считают, что вы — наследник рода. Или, быть может... почти все? В любом случае, в стенах родного дома вам не нужно ничего бояться.

церковь семерых: здесь к вам равнодушны. Вы ведёте себя как послушный и праведный человек. За вами наблюдают, так как вы — пример подражания для многих. Забавно, что некоторые инквизиторы называют вас «маленьким принцем».

инквизиция: здесь вас слушают. Вам доходчиво объяснили, что из себя представляют отдельно взятые инквизиторы. Вам рассказали, с кем из них лучше быть откровенным, а кому лучше солгать о вещах, которые точно не понравятся Церкви. Этот опыт пойдёт вам на пользу как сейчас, так и в будущем. Многие инквизиторы смотрят на вас с уважением, почти тем же образом, как на вашего отца.

пустота: там вы очнётесь.

+1


Вы здесь » Дагорт » Архивы канцелярии » Лисандр Пэйтон, 18 лет


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC